The Washington Post (США): конец демократии? Многие американцы считают, что в случае победы кандидата-противника страну ожидает мрачное будущее 

The Washington Post (США): конец демократии? Многие американцы считают, что в случае победы кандидата-противника страну ожидает мрачное будущее
Фото: ИноСМИ
Для обложки своей книги, в которой он анализирует, что же произошло с душой Америки, психиатр выбирает хрестоматийный кадр из «Планеты обезьян» — обугленные, наполовину погребенные в землю руины Статуи Свободы.
Один священник, считающий богоизбранной страной, полагает, что победа (Joe Biden) на президентских выборах сулит государству фатальный крах, разрушение самой сути нации.
Режиссер, воспевший в своем творчестве бурный хаос американской политики, приходит к выводу, что переизбрание президента Трампа станет «концом демократии».
У американцев осталась неделя перед тем, как они определятся с выбором своего дальнейшего пути, и на этом перепутье отчетливо чувствуется душок отчаяния. Почти на каждое поколение выпадают выборы, которые политики представляют как ключевой этап своей эпохи. Но выборы 2020 года застали страну в беспрецедентно мрачном расположении духа: она погружается в безнадежность, подпитывается духовной пустотой, убеждена, что неверный исход приведет к катастрофе.
«Я никогда не наблюдал ничего подобного, — говорит Фрэнк Лунц (Frank Luntz), политический консультант , последние семь президентских сроков собиравший фокус-группы неопределившихся избирателей. — Даже самые уравновешенные, среднестатистические люди говорят об этих выборах с таким запалом и таким катастрофическим надрывом, каких я никогда прежде не видел. Если вы верите в изменение климата, то переизбрание Трампа — это буквально конец света. Если для вас актуален вопрос налогообложения — вы считаете, что победа Байдена грозит вам банкротством. Если вас больше всего волнует здравоохранение, вы полагаете, что проигрыш Байдена уничтожит вас»
У американской политики долгая история зловещих предчувствий. Среди отцов нации были памфлетисты, сделавшие себе имя на возмущении тяжким будущим, грозившим колонистам в случае провала их революции. Однако градус нынешних апокалиптических настроений столь высок, что тревоге поддаются даже люди, не понаслышке знакомые с радикальной риторикой, периодически применяемой в нашей стране.
«Поначалу я не воспринимал это всерьез, но последние шесть недель дали основания для серьезного беспокойства, — говорит Майкл Баркун (Michael Barkun), политолог в Сиракузском университете, занимающийся изучением политического экстремизма. — Представление, что победа соперника на выборах приведет к стремительному краху и распаду институтов, полностью противоречит американской истории».
По словам историков, в прошлом в периоды нестабильности и сомнений в собственных силах американцы часто переключались на внешние угрозы — идеологическую борьбу с Советским Союзом в период холодной войны, на беспокойство в связи с беспорядками на Ближнем Востоке после терактов 11 сентября 2001 года.
Но теперь беспокойство правых, что победа демократов ввергнет Америку в катастрофический социализм, и тревога левых, что победа Трампа приведет ее к тоталитаризму, создали «опасный момент — представление, что в случае победы соперника нам не приходится ждать ничего хорошего», — говорит Питер Стернз (Peter Stearns), историк эмоций в Университете (George Mason University).
«Стороны начали воспринимать друг друга не как оппонентов, а как страшное зло, — говорит он. — И происходит это как раз в тот момент, когда доверие к институтам пошатнулось и все группы стремятся к максимальной обособленности. Создается впечатление, будто никакого промежуточного варианта не существует».
Неприятие противника оказывается настолько повсеместным, что среди сторонников Байдена в Вирджинии 31% говорит, что не будет считать победу Трампа законной, а 26% сторонников Трампа аналогичным образом не готовы принять победу Байдена, согласно опросу, проведенному «Вашингтон Пост» и Schar School.
Встревоженность американцев в связи с выборами и их последствиями, простирающаяся от слухов о гражданской войне до угрозы запугивания избирателей, возникла в результате проникновения в мейнстрим идей, ранее считавшихся маргинальными. Каждый третий избиратель-республиканец заявил в ходе проведенного осенью этого года опроса «Дейли Кос»/"Сивикс" (Daily Kos/Civiqs), что, на его взгляд, в фантазиях QAnon о существовании тайно контролирующей правительство элиты глубинного государства есть доля правды. В мае  пришло к заключению, что QAnon и подобные «теории политического заговора, весьма вероятно, будут [способствовать] росту политического напряжения и… преступных и насильственных действий».
В данный момент американцы особенно восприимчивы к мрачному, пессимистичному взгляду на будущее страны, потому что ряд существенных факторов угрожает институтам, которым народ доверял веками, как говорят исследователи, изучавшие перемены, произошедшие в народных настроениях:
Президент-популист с шоуменским пристрастием к апокалиптическому языку. Расцвет необоснованных теорий, таких как QAnon, «фейк-ньюз» и страх перед неистовыми иммигрантами. Революция в области технологий и СМИ, которая существенно изменила способ восприятия новостей и получения информации о политике в Америке.
Добавьте сюда пугающую пандемию, всплеск протеста и гнев по поводу расового неравенства, а также внезапный крах экономики, и в результате возникает это пронизывающее все недоверие, ощущение, что самая могущественная страна в мире больше не способна прийти к консенсусу во имя общего блага.
«Нас ждет трудное время, — говорит Баркун. — Угроза — вирус — невидима, что делает ее еще более пугающей. Все больше распространяется убеждение, что авторитетам — научным, политическим, информационным — нельзя доверять. Верить в неблагоприятный исход, возможно, бывает проще, чем принять факт нестабильности».
В отличие от остальных президентов, Трамп позиционировал себя не в роли посла надежды, объединяющего народ, а как одну из жертв. Он публикует в Твиттере теории заговора, жалуется на направленные против него «мистификации», в своей инаугурационной речи рисует антиутопические образы «американской резни», а в кампании по переизбранию представляет себя борцом с уличной анархией и мерзким заговором против пригородов.
Многие годы правило большого пальца в американской политике состояло в том, что победу, вероятнее всего, одерживал кандидат с более позитивным мировоззрением. Президенты, избиравшиеся за последние три десятилетия, взывали к оптимизму и устремлениям народа. (Bill Clinton) баллотировался как «человек Надежды». (George W. Bush) представал в роли «сочувствующего консерватора». (Barack Obama) строил свою кампанию на «надежде и переменах».
Байден предостерегал в этом месяце, что наступил «опасный момент для страны. Ослабевает наше доверие друг к другу. Надежда словно ускользает из рук. Слишком многие американцы считают нашу общественную жизнь… поводом для тотального, непрекращающегося партийного противостояния».
После неоднократных заявлений Трампа, что он может не признать результаты выборов, Байден в прошлом месяце выразил обеспокоенность, «не провоцирует ли Трамп реакцию в обществе, способную вывести его из равновесия или привести к какому-либо насилию».
Трамп утверждает, что в случае победы Байдена страна скатится к «бесчинству толпы». «Никто не будет в безопасности».
Избранный Богом
Америка Фрэнка Амедии (Frank Amedia) оказалась на грани пропасти, в той точке, где верующие люди ожидают наступление Армагеддона, а их противники замышляют заговор с целью упразднения свобод.
Телевизионный евангелист Пэт Робертсон (Pat Robertson) заявил в своем шоу на прошлой неделе, что после выборов «начнется война». Он напророчил, что стране грозят «масштабные гражданские протесты… потом [наступит] мирное время, а потом, быть может, конец».
Чтобы не отставать, Амедиа, пастор церкви «Тач Хэвен Министриз» (Touch Heaven Ministries — букв. «прикоснись к Небесам») в Кэнфилде, штат Огайо, и бывший советник штаба Трампа по христианской политике, поделился своим видением того, что ожидает страну в случае победы Байдена: «Прогрессивный марксистский социализм», «беззаконие», даже принятие «анимализма» — «кто-то сможет жениться на корове и заниматься с ней извращенным сексом».
Амедиа, ведущий воспевающий канал «Щит президента США» (Potus Shield) на Ютьюбе, на камеру предсказывает апокалиптическое будущее в случае проигрыша своего кандидата, период мирских восстаний и библейских потрясений. Однако в жизни проповедник производит, скорее, впечатление человека встревоженного, нежели разозленного, скорее ищущего, нежели негодующего.
«Обе стороны признают, что на кону оказался дух нации, — заявил он в интервью. — Я знаю, что другие страны оступились, допустив раскол и отказавшись от морали, руководствуясь всецело личными амбициями и повестками. Похоже, мы достигли этого момента».
По мнению Амедиа, Бог избрал Трампа, чтобы он руководил Соединенными Штатами, при этом проповедник не питает иллюзий, будто президент — человек, достойный восхищения. Он сетует на «прискорбный политический дискурс в стране, превратившийся в менталитет, [подразумевающий] стремление к победе любой ценой».
«Каким образом вышло так, что мы оказались перед выбором между Джо Байденом и Дональдом Трампом?— говорит он. — У нас должны быть какие-то идеалы, а вряд ли у кого-либо из них они есть».
68-летний пастор хочет верить, что благодаря энергичным молодым идеалистам страна не скатится в вызывающее тревогу отрицание истины, науки и веры.
В тревожные периоды американской истории скептицизм к науке и антагонизм к интеллектуалам возрастали, выливаясь в столкновения о преподавании эволюции, фторировании водопроводной воды и толерантности к однополым отношениям.
«Этот скептицизм может быть здравым и демократичным, — говорит Стернз, историк Университета Джорджа Мейсона. — Но то, что мы наблюдаем сейчас, с серьезным подрывом доверия к авторитетам — это новый, совершенно иной феномен. Он отражает раскол, способный подтолкнуть нас к жестокой гражданской войне».
Амедиа делится опасением, что стране грозят жестокие конфронтации и все более масштабное распространение опасных конспирологических теорий. Единственный способ помешать этому процессу, по его словам, состоит в более мудром руководстве, пользующемся более широкой поддержкой населения.
«Почему некоторые люди вступают в политические организации и движения? Почему они верят в такие проекты, как QAnon?— задается вопросом Амедиа. — Они пытаются заполнить пустоту. В это тревожное время людям требуется нечто большее, чем ощущение утраты контроля. Наш дом вышел из-под контроля — президентская власть, Конгресс и вирус. Людям требуется справедливое и открытое руководство. Почему мы должны выбирать между правыми и левыми? Почему мы не можем одновременно выступать за Коалицию за права чернокожих и за Право на жизнь? Почему мы не можем признавать и науку, и веру?»
Пастор планирует продолжать свои молитвы на канале «Щит президента» вне зависимости от того, кто из двух кандидатов одержит победу на выборах.
«Это наш долг как американцев, — говорит он. — В моей церкви мы признаем результаты, какими бы они ни были, и мы намерены стать голосом, призывающим к единству. Иногда, когда жизнь в чем-то излишне упрощается, людям требуется определенное бремя, чтобы распознать свои истинные ценности. Возможно, мы находимся как раз на этом этапе. Как можно залечить рану, сохраняя уважение друг к другу?»
«Удачи нам»
Четыре года назад Р. Дж. Катлер (R. J. Cutler), режиссер-документалист, исследовавший американскую политическую культуру в фильмах «Военная комната» (War Room) и «Идеальный кандидат» (A Perfect Candidate), сказал, что страна вступает в период, «когда возможным представляется любое зло, когда мы уже утратили понимание основополагающих принципов, касающихся климата, демократии и самых базовых вещей».
Реальность президентства Трампа оказалась хуже, чем он рассчитывал, признается теперь Катлер, и он убежден, что второй срок будет катастрофой.
«Я один из тех, кто считает, что это конец демократии и нас ждет тоталитарное государство, — говорит он. Трамп «хочет, чтобы его культурным противникам заткнули рты. Он хочет контролировать коммуникацию. Культура будет сопротивляться, но этот парень намерен сажать людей в тюрьмы. Как говорила моя мама, „удачи нам“».
Позиция Катлера представляет собой не только точку зрения художника, живущего в либеральном , но отражает и мнение более широкой прослойки американцев-левоцентристов, считающих, что переизбрание Трампа будет угрожать стабильности правительства, будущему электоральной системы и даже судьбе Земли.
Многие сторонники левых взглядов переживают то, что социологи называют «тревогой исчезновения», убеждения, что, по словам Баркуна, «общество в том виде, в котором мы его знаем, будет уничтожено, а Трамп ускорит этот процесс, потому что система исчерпала устойчивость. Особенно удивительно слышать от левых, что система утратила способность амортизировать действия Трампа».
Продиктована ли эта тревога опасениями, связанными с климатическими изменениями, расовой рознью или тем, как платформы социальных сетей ограничивают пользователей диетой, состоящей из все более радикальных политических взглядов, ее следствием становится атмосфера отчаяния, лишь усугубляемая изоляцией и нестабильностью в условиях пандемии коронавируса.
Катлер, посвятивший последние годы созданию биографических фильмов о пионере шоу «Субботним вечером» (Saturday Night Live) (John Belushi) и поп-певице (Billie Eilish), сохраняет надежду, что в случае победы Байдена «вы увидите культурное возрождение», наступит время творчества и поиска решений давно назревших проблем.
Но даже в случае победы Байдена, по словам Катлера, трудно представить, что страна просто перевернет страницу и начнет все заново. «Мы существуем в состоянии расслоения культуры. Единой истины уже не существует. Я хочу сказать, есть люди, считающие, что пожаров в Калифорнии не случилось бы, если бы мы подметали листья».
Посттрамповская эпоха может стать «политической и культурной кучей малой», говорит Катлер, в которой для одних американцев, наконец освободившихся от ограничений, связанных с коронавирусом, может настать «период гедонизма», в то время как другие все еще будут сосредоточены на социальных разногласиях, которые в скором времени никуда не пропадут.
«Лишь потому что Трамп уходит — если он действительно уйдет — выпущенные им силы, как и силы, возникшие в ответ на его действия, никуда не денутся».
Смерть и перерождение
Когда Томас Сингер (Thomas Singer), психиатр из , подбирал изображение для обложки своей книги о том, что произошло с душой нации, состояние страны приводило его в ужас.
«Все разваливалось, — говорит он. — Наш внутренний опыт — индивидуальный и групповой — как среди левых, так и среди правых, подсказывает нам, что глубокая уязвленность проявилась во всем, что делает нас американцами. Мы разбиты».
Он наткнулся на знаменитый финальный кадр оригинальной версии «Планеты обезьян» — душераздирающее обнаружение погребенной на пляже разрушенной Статуи Свободы, цепляющий символ страны, утратившей свои идеалы и потерпевшей крах.
«Искусство порой предвосхищает реальность, — говорит Сингер. — Это было апокалиптическое ощущение, что демократия в том виде, в котором мы ее знаем, рухнет».
Но за то время, которое прошло между выбором изображения для обложки и публикацией книги, Зингер пришел к иному выводу относительно Соединенных Штатов эпохи Трампа.
78-летний психиатр вспоминает, какие страдания расколотая страна пережила в 1968 году, [было] «ощущение, будто все рушится». Тем не менее, в молодости, по его словам, он и его ровесники никогда не думали, что их будущее обречено.
Теперь же повсюду раздаются голоса молодых людей, сетующих, что у них нет пути развития, что Земля переживает роковой кризис, что новые технологии угрожают трудоустройству в будущем.
Хотя многие факторы, способствующие этому отчаянию, существовали еще до прихода Трампа, по мнению Сингера, именно президент стал движущей силой этого недоверия.
«Он сыграл существенную роль в формировании ощущения, что мы не можем прийти к единому мнению, что реально, а что нет, — говорит он. — Хаос — залог его процветания. Он мятежник по самой своей сути, что созвучно самой основе американской идентичности».
Это представление, что Трамп является квинтэссенцией американского бунтаря — представителем череды бунтарей без причины — подтолкнуло Сингера к мнению, что президент — не просто разрушающая, или, как считает сам Трамп, подрывная, сила.
Скорее, по словам психиатра, Трамп, быть может, неумышленно, дает стране очередной шанс сделать то, что у нее всегда получалось лучше всего — бороться, кричать и бушевать, извергая, как писал Уолт Уитман, характерный американский «варварский клич» противостояния, на котором зиждутся инновации и обновление.
«Душа нации закаляется в этом идейном столкновении в вопросах о расе, деньгах и капитализме, о противостоянии индивидуального и коллективного», — говорит Сингер.
Всплески популизма, один из которых способствовал победе Трампа в 2016 году — подогретые отчаянием американцев, считавших, что ни одна из партий не занимается решением проблем сокращения рабочих мест, общин, опустевших торговых центров и городов — за несколько лет исчерпали себя, рассеявшись по мере того, как расширение экономики, война или политические реформы помогали справиться с неуверенностью.
Сингер опасается, что второй срок Трампа еще больше подорвет доверие людей и сплоченность общества. Однако теперь он задается вопросом, не подтолкнул ли президент страну к конфронтации и решению ряда глубочайших ее проблем.
«Руководитель страны, как родитель, задает модель поведения, — говорит Сингер. — Байден — это возвращение к заветным американским идеалам порядочности и доброй воли. Трамп вскрыл все наши глубинные расхождения. Я надеюсь, что народ обретет свою непокорную, суматошную американскую душу и заявит о себе. Это может привести к глубинным изменениям в вопросах расы, климата, а, возможно, и здравоохранения».
«В конце концов, Трамп может послужить благой цели, — говорит он. — В человеческом опыте смерть идет рука об руку с возрождением».
Видео дня. В США скончался тележурналист Ларри Кинг
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео