В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

"Европа понимает только силу, говорить с ней бесполезно"

В начале октября пополнил санкционный список четырьмя российскими компаниям и двумя гражданами, непосредственно участвовавшими в строительстве железнодорожной части Крымского моста. Сейчас вслед за ЕС свои списки обновила , не являющаяся членом союза.

"Европа понимает только силу, говорить с ней бесполезно"
Фото: EPA / Hayoung Jeon / ТАССEPA / Hayoung Jeon / ТАСС

Теперь в санкционный список включены компания «Ленпромтранспроект», АО «Дирекция по строительству железной дороги Беркакит », ФГУП «Крымская железная дорога» и Крымская первая страховая компания. А также замдиректора и генеральный директор АО ТК «Гранд сервис экспресс» . Эти люди не смогут въезжать в страны ЕС, компании не смогут там работать, а их активы в Европе будут заморожены.

Видео дня

«Ленпромтранспроект» уже заявил, что никак не пострадает от санкций. Новые санкции не окажут влияния и на деятельность «Крымской железной дороги».

Что касается нынешнего присоединения Швейцарии к этим санкциям, но швейцарское правительство объясняет их введение действующей политикой предотвращения использования территории страны для обхода санкционных мер, введенных в ЕС.

По факту такая политика влияет на товарооборот схожим с санкциями ЕС способом.

– Данный шаг (введение ограничений – прим. автора) привел к существенному сокращению взаимной торговли в 2015-2016 гг, – рассказала торговый представитель в Швейцарии информационному порталу «Экспортеры России». – Кроме того, с 2014 года заморожен диалог между нашими странами о возможности подписании договора о свободной торговле. В настоящее время отсутствие такого соглашения между Россией и Швейцарией приводит к тому, что российские товары и услуги, импортируемые в Швейцарию, облагаются максимальными таможенными пошлинами, в то время как для товаров из почти 140 стран, в том числе из большинства государств бывшего СССР, они практически нулевые.

Тем не менее, как обращает внимание Татьяна Воложинская, несырьевой экспорт, в основном малых и средних предприятий, неуклонно растет.

Напомним, 10 сентября сообщил о продлении действующих в отношении 175 персон и 44 организаций санкций до 15 марта 2021 года.

А в середине октября Евросоюз ввел санкции против шести персон и Научно-исследовательского института органической химии и технологии, объясняя их введение нарушением Россией Конвенции о запрещении химического оружия, то есть обвиняя Россию в отравлении . Тогда же в санкционном списке оказались первый заместитель и директор .

Эксперты не видят ничего удивительного в продлении действующих санкций. Заведующий кафедры европейской интеграции (У) , эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) высказал предположение, что санкции будут сохраняться до тех пор, пока не изменится политическая ситуация вокруг ДНР и ЛНР.

– ЕС регулярно рассматривают вопрос о продлении этих санкций и продляют их регулярно уже последние пять лет в связи с тем, что, по их мнению, не произошло никаких позитивных изменений и устойчивых на юго-востоке Украины - в отдельных регионах Донецкой и Луганской областей, – объяснил он.

А вот насчет необходимости новых санкций по поводу завершенного год назад моста у экспертов есть сомнения. К примеру, сенатор от Крыма высказал предположение, что подобные решения свидетельствуют по большей части о «вырождении» Евросоюза как политического объединения:

– Видимо, еврочиновники сами чувствуют, что не работают, а надо бы поработать. Поэтому у них и возникают идеи вводить санкции, будь то строительство Крымского моста, проведение выборов или приезд в Крым гостей из-за рубежа. Поэтому они и штампуют эти санкции, – сказал он в беседе с журналистами.

Впервые санкции из-за Крыма были введены Евросоюзом и США в 2014 году. Автомобильная часть моста была открыта в мае 2018 года, поезда пошли по мосту в декабре 2019 года.

На чем сейчас строятся отношения России и Евросоюза, «Свободная Пресса» спросила заместителя директора Института международных исследований .

«СП»: – Почему начался новый виток ужесточения санкций ЕС против России: за Навального, за Крымский мост, продление старых санкций? У этой волны только политические причины, или и экономические тоже?

– Я думаю, здесь действует комплекс причин.

Во-первых, до конца так и не понятно, что случилось с Навальным. Вокруг этой ситуации множество абсурдных моментов, начиная от нежелания немцев сотрудничать с нами. Хотя всем, на мой взгляд, понятно, что обвинение наших властей в отравление Навального – это уже маразм. Эти обвинения просто не выдерживают какой-то серьезной критики. Поэтому создается впечатление, что это была спланированная акция, хоть и неизвестно, чья именно.

Если говорить о санкциях, то все аналитики сходятся на том, что не хватало напряженного момента, который бы напрямую срикошетил по проекту Северного потока. Этот проект в принципе устраивает Германию, но немцы и политически, и экономически, и в военном плане зависят от США. Поэтому здесь прослеживаются не только экономические, но и геополитические интересы.

Я могу только догадываться, но такие отравления похожи на почерк англо-саксонских спецслужб. И на мой взгляд, бенефициар, получатель выгоды от этой ситуации – это США.

«СП»: – Насколько ухудшились наши отношения с Евросоюзом после ситуации с Навальным?

– Наши отношения с ЕС были очень плохими и до Навального, а эта история стала решающей каплей, которая переполнила чашу взаимного недоверия. Это опять-таки выгодно США, которые не хотят допустить сближения ЕС с Россией: тогда бы они потеряли влияние в Европе, которое сохраняется все послевоенное время. Демонизация России на руку, прежде всего, западным партнерам ЕС.

Но и сам ЕС – достаточно аморфная организация, и в последнее время там задают тон русофобские силы. И как мне кажется, Старой Европе может быть не особенно и хочется портить отношения с Россией, но сейчас погоду делает русофобское активное меньшинство. И в ближайшем будущем просветов не видится. Скорее всего, пауза в отношениях России и Евросоюза сохранится.

«СП»: – В чем смысл вводить осенью 2020 года санкции за строительство Крымского моста?

– Эти санкции – просто абсурд.

Строительство моста считается вмешательством в дела Украины. Оценивать такой постулат с логической точки зрения тяжело.

Как мне видится, ЕС уже не знает, какие санкции вводить. Как сказал и. о. главы американского министерства внутренней безопасности , очень тяжело против России вводить санкции, потому что уже ввели все, что можно. Сначала мы реагировали на них с негодованием, но теперь уже ничего, кроме сарказма, это не вызывает. Как это ни печально, но история с санкциями принимает картину фарса.

Мне кажется, негодовать, призывать к какому-то разуму, здесь уже бесполезно. Надо идти своей дорогой, защищать свои интересы – конечно, в рамках международного права.

Хотя что остается от международного права – тоже вопрос. Когда Трамп, глава государства, говорит о том, что он мог бы убить Асада – как это сочетается с международным правом? И никто из западных партнеров ничего на это не говорит. Убить иранского генерала Сулеймани с помощью беспилотника – это тоже нормально? Как вообще понять, почему европейцы находятся в Сирии, разве их просили? Здесь масса вопросов, которые Запад не замечает. Соринку в наших глаза видят, а бревно в своем проходят мимо.

«СП»: – Насколько Европа сейчас остается единой в политическом плане?

– Там присутствует чувство солидарности, групповой ответственности. И поэтому даже те, кто не хотел бы каких-то решений, не согласен с ними – не будут в одиночку выступать. Даже попытки Макрона после встречи с Путиным в 2019 году наладить отношения с Россией вызвали такую волну негодования и недовольства со стороны Прибалтов, Польши, что во время своего визита в Польшу в 2020 году Макрон уже старался убедить всех, что он не за Россию, что он за Европу, и верный сторож восточных границ . Лишь бы его не заподозрили в симпатии к Путину. Одно это уже о многом говорит.

Поэтому вывод такой: призывать Европу к взаимопониманию, к взаимовыгодному и уважительному партнерству – бесполезно. Несмотря на политическую риторику и разговоры о толерантности, они понимают только силу, в том числе – экономическую. И пока мы в этом плане не обретем большей уверенности, большей самостоятельности – говорить с Европой о чем-то не имеет смысла.