Ещё
Трагедия в Перми: среди погибших оказался ребенок
Трагедия в Перми: среди погибших оказался ребенок
Происшествия
Москвичам пообещали апрель в январе
Москвичам пообещали апрель в январе
Погода
Зеленский сделал заявление о своей отставке
Зеленский сделал заявление о своей отставке
В мире
Почти вице-президент: Медведеву дадут новую должность
Почти вице-президент: Медведеву дадут новую должность
Политика

Мэтью Брайза: украинцы должны понять, что Россия не «особый друг» и не «братская страна», а на самом деле — враг… 

Мэтью Брайза: украинцы должны понять, что Россия не «особый друг» и не «братская страна», а на самом деле — враг…
Фото: ИноСМИ
Мэтью Брайза, экс-советник госсекретаря , директор по делам Европы и Евразии в Совете нацбезопасности США (2001-05 годы) в эфире программы телеканала Эспрессо «Студия Запад с Антоном Борковским» — о шантаже в отношении Зеленского, наибольшем политическом кризисе в США и особенностях заключения мира с Кремлем
Еспресо: находится под давлением с согласия наших так называемых союзников на Западе, речь идет о , Франции и, возможно, Соединенных Штатах. И я имею ощущение, что ситуация созвучна с описанной в романе «Потоп».
Мэтью Брайза: Хорошее сравнение. Мне тоже нравится «Потоп». Думаю, ваше утверждение верно. Давайте начнем со США. Как мы обсуждали ранее в вашей программе, изначально президент Трамп хотел достичь определенного соглашения по Украине с президентом Путиным, но без возможности Украины высказаться относительно этого решения. Если же перейти к европейцам. Я думаю, что с начала Минский формат был ужасным, и Украине он был навязан. Договоренности Минск-2 были едва ли не хуже, чем те, которые была вынуждена проглотить, не без участия тогдашнего президента Саркози, потому что они фактически узаконивали возможность использования силы для изменения политического статуса Донбасса и узаконивали незаконные военные действия России. В свое время я, работая с тогдашним министром Штайнмайером, видел, как он и французы, а также некоторые из британцев постоянно хотели, чтобы грузинская сторона уступила давлению России и, мол, на этом проблема была бы решена. Я боюсь, что именно так сейчас происходит и с Украиной.
— Согласен с Вами, поскольку я имею такое ощущение, что Россия уже скоро не будет выглядеть стороной агрессии, ведь по внедрению так называемой «формулы Штайнмайера», по проведению выборов, которые признает за действительные и легитимные, Россия сможет сформировать и внедрить свой тип власти в этих бандитских, пиратских, террористических так называемых республиках ДНР и ЛНР. А это значит, что Украина получит территории, но, де-факто, не сможет контролировать их и, тем более, что еще больше беспокоит, что эта территория получит отдельный, особый статус.
— Это возможно. Президент Зеленский, чтобы сказать что-то в его защиту, сказал, что законы, по которым будут жить эти регионы, должны быть украинскими. Сейчас я думаю, что все зашло еще не слишком далеко. Опять же, то, что Россия там делает, идет по тому же плану, как и прежде в Грузии. По тому же плану. Они использовали силу, захватили земли де-факто тогда, они почти аннексируют , контролируют , а потом предлагают мирное соглашение, которое делает так, что Россия бы уже и не агрессор, так как президенту Саакашвили предложили подписать мирное соглашение с сепаратистами. Главная идея была в том, чтобы отмыть репутацию России и обмануть европейцев и остальной мир и выставить грузин агрессорами, в то время как именно Россия их завоевывала. И это, я боюсь, именно тот сценарий, который сейчас разворачивается на востоке Украины.
— Это означает, что Кремль хочет попробовать сыграть в сценарий так называемой гражданской войны?! С протокольной точки зрения, после проведения выборов на тех территориях, они формально вернутся в состав украинского государства, хотя мы понимаем, что контроля над ними не будет.
— Я думаю, что именно так немцы и французы будут действовать в будущем. Но ситуация не безнадежна и даже близко не такая сложная, как в Грузии. Я посещал Грузию несколько недель назад, ездил на линию разграничения в Южной Осетии, я видел базу вблизи границы, и все это заставило меня подумать, что Грузия окончательно потеряла контроль над этими территориями, и Россия никогда оттуда не уйдет. Это контрастирует с Донбассом. Даже если Россия имеет там большое влияние на всех уровнях, она все равно должна иметь политическую поддержку , чтобы заявить, что там якобы гражданская война. Украина может управлять своим будущим. То, что Украина уже сделала — это остановила продвижение России на востоке фактически без всякой помощи Запада, даже не все «Джавелин» до сих пор в Украине. Украинские военные самостоятельно возродились и достигли успеха. Именно поэтому Украина имеет большие возможности по возврату этих территорий и одновременно может изменить ситуацию, чтобы там воцарилось украинское законодательство. Это, конечно, не лучшая ситуация, но более обнадеживающая, чем была в Грузии.
И крайне важно быть очень близкими на этом дипломатическом фронте с , вместо президента Трампа, о чем мы и поговорим сейчас.
— Ну, собственно. И здесь вопрос, а что у нас делается с американской администрацией? Ведь та часть стенограммы разговора Трампа и Зеленского свидетельствует о том, что игра не настолько чистая, как бы нам хотелось. Ну и то, что  покинул свой пост, также демонстрирует сложность ситуации для Украины.
— Так, тема стенограммы телефонного звонка президента Трампа к Зеленскому и слова самого Трампа, который явно угрожает президенту Украины Зеленскому, прозрачно показывают его отношение словно босса мафии в Украине и к Зеленскому — это стало самым большим, самым важным и серьезным политическим кризисом среди всех президентов со времен Уотергейта. Я думаю, что президент Трамп на самом деле напуган. Я знаю, что люди в Белом доме говорят, что он потерял возможность трезво думать, из-за своей паники. То, что произошло, это беспрецедентно, но я думаю, что вероятность его импичмента в связи с этим вопросом сейчас является наиболее высокой, чем когда-либо. Импичмент означает, что Палата представителей проголосует за обвинение его в преступлении, а его увольнение в Сенате будет зависеть от того, насколько вредной станет информация, что обнародуется, включая доклад посла Курта Волкера, выступая в Конгрессе.
Я думаю, действительно не хочет доклада, но пути остановить его уже нет.
— Сейчас продолжаются попытки встроить Украину в ту электоральную аферу с вмешательством в выборы, но уже сейчас выглядит, что не Россия, с формальной точки зрения, является виновной, а якобы Украина. И мы видим, как начинается такой розыгрыш, говорится о разговоре господина Джулиани с Манафортом и так далее.
— На самом деле я не переживаю за это. Я думаю, что каждый, кто следит за этой темой, знает, что от президента Зеленского не было каких-либо попыток сделать что-то, хотя бы пока такой информации нет. Я также думаю, что то, что делал Хантер Байден, очень подозрительно. Заключить контракт советника на 50 тысяч долларов ежемесячно — это бессмыслица, это огромная куча денег. Я тоже имел такие контракты, но даже не представлял такого, чтобы просить 50 тысяч долларов в месяц. Единственная возможность, почему он попросил такие деньги — это то, что его отец вице-президент. Частная украинская компания давала ему деньги, поэтому это не является проблемой для Украины быть вовлеченной в политику США. И не является проблемой для правительства США просить о расследовании. Это все, скорее всего, допустимо. Вся проблема в президенте Трампе, а не в Украине. В том, как Трамп пытался использовать свой электоральный авторитет на свою личную — личное! — пользу для своего переизбрания. Украина не должна волноваться из-за этого. Это внутренняя проблема США сфокусирована на Трампе, и у всех, кто будет пытаться сместить фокус на Украину, не будет шансов.
— Я имею опасения, что с Украиной могут сыграть в так называемую «грязную игру», речь идет о заключении так называемой «большой сделки». Есть ощущение, что украинским суверенитетом хотят, например, заплатить Путину за какие-то большие комбинации.
— Я не знаю. Я думаю, что президент Трамп хотел бы иметь такую «крупную сделку», и это мы знаем с самого его прихода к власти. То есть заключить такую «крупную сделку», которая помогла президенту Путину политически выглядеть миротворцем, как Путин сделал после захвата части Грузии, между прочим, и план такой — стать миротворцем, забрать российские войска с востока Украины, потому что это большие расходы для России, но оставить там российское политическое влияние. Я очень обеспокоен тем, что президент Трамп хотел бы это сделать. Но также я уверен, что больше никто в правительстве США не поддержит этого. И как написали в «Вашингтон пост» — президентство Трампа стало президентством одного человека. Никто больше на самом деле не знает, о чем он думает. Среднее звено администрации Трампа вообще не знает о его инициативе, и никто в высшем эшелоне власти не поддержит его в такого рода «большой сделке», но Трамп все еще преследует эту цель.
— Если бы, например, Киев отказался от этих «формул Штайнмайера», «формул скрытой капитуляции» и так далее, то Россия могла бы снова зажечь ситуацию на востоке, то есть поднять уровень агрессии к созданию, скажем, Иловайск-2 или Дебальцево-2 и снова принуждать Украину к так называемому «взаимопониманию с русскими». Но в ситуации серьезной политической борьбы в США и большого напряжения между США и Германией этот момент может стать очень удобным для Кремля.
— Такой возможности нельзя никогда исключать. Возвращаясь в 2009 год. Европейские союзники не хотели верить, что Россия может быть таким агрессором по отношению к своим соседям и находили ей оправдание, были готовы простить ситуацию с Грузией. Российская оккупация и аннексия Крыма и последующая война в Донбассе заставили европейцев проснуться и заставить Россию платить за это. Возможно, мало, но санкции до сих пор вредят России, российской экономике, и президент Путин ищет возможности избавиться от этого, и поэтому для него сейчас невыгодно использовать силу в Украине таким образом, за который вы волнуетесь. Я думаю, что украинцы должны пробудиться и понять, что Россия это не «особый друг» и не «братская страна», а на самом деле — враг.
— Что было бы самой большой ошибкой президента Зеленского в данной ситуации?
— Мне трудно сказать, что он допустил ошибку, я думаю, опять же, его принудила к этому ужасная ситуация в нормандском формате, в частности, европейцы. Он бы хотел прекратить войну на Донбассе и получил два пути сделать это. Первый — тотальная военная операция, чтобы победить сепаратистов и российские войска, очень дорого обойдется. Другой — действовать под влиянием европейцев, но делать это разумно. Поэтому это он, видимо, и выбрал. Для меня это не ошибка. Он фактически попал под шантаж. Вопрос теперь, какие ошибки он может допустить в будущем? Поэтому из-за этого мы должны помочь ему, показать ему, что Запад будет стоять на том, что Россия нарушает международное законодательство и никогда не будет толерировать использование Россией силы в Донбассе.
Видео дня. Бобер помочился на зрителей в цирке из-за жестокого обращения
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео