Войти в почту

От первой столицы России к «городу-университету»: губернатор Андрей Никитин о том, как меняется Новгородская область

За счет чего будет развиваться Новгородская область и зачем Великому Новгороду новый генплан Вы часто говорите о том, что Новгород при всей его исторической значимости не должен восприниматься исключительно через призму прошлого и древности – о том, что Новгородчина должна интересовать людей своей современностью. Это должен быть важный центр развития. Какие направления для этого необходимо развивать в первую очередь? Есть три взаимосвязанные задачи, которые невозможно решить отдельно друг от друга. Первая – это качество и масштаб новгородского образования. Я, конечно, не профессиональный историк, а дилетант-любитель, но, на мой взгляд, Новгород в свои лучшие годы достиг всех своих успехов благодаря повальной грамотности и тому, что новгородцы были свободными предприимчивыми людьми, они не боялись открывать новые горизонты. Это выгодно отличало жителей новгородской земли от любых других российских территорий. И именно потеря этих традиций по вине Ивана Грозного и привела к тому, что город оказался не на острие истории, а где-то на задворках. Поэтому вопрос технического, гуманитарного образования и взаимосвязи между ними – ключевой. На мой взгляд, мы живем в интересную эпоху. Потому что с XVI века, начиная от Леонардо да Винчи, образование все более фрагментировалось, специализации становились все более узкими. А сейчас мы наблюдаем обратный процесс. Например, невозможно сегодня тренировать нейросети, если ты не умеешь программировать и одновременно с этим не знаешь русский язык. Невозможно быть хорошим врачом, не понимая математику и принципы работы новых цифровых систем. Сейчас в образовании идут синтетические процессы. Поэтому важно, чтобы в нашем университете, в колледжах за техническими науками развивались и гуманитарные. Без этого нельзя. И образование должно быть не только для новгородцев. Двери наших учебных заведений открыты для всех, кто хочет приехать к нам учиться. Вторая задача вытекает из первой – это развитие экономической базы. У нас очень неплохая структура промышленности в регионе – довольно разнообразная. Начиная от атомной, это ПАО «Контур», заканчивая изделиями народных промыслов. Кроме «Акрона», нет суперкрупных компаний, от которых экономика региона зависела бы критически. Даже если смотреть на статистику за 2022 год, когда у нас сильно просел лес, но налоговая база выросла. Да, в одном секторе что-то пошло не так, но в другом начался серьезный рост. Желательно, чтобы разнообразной промышленности в области было больше. Для этого мы создаем условия, особые экономические зоны и другие точки привлекательности. Новгород должен стать модным местом для инвесторов и промышленников. Этот тренд уже развивается, мы видим это по спросу на выпускников наших университета и колледжей. И третье направление – регион должен соответствовать современным стандартам качества жизни. Спасибо академику Щусеву за план восстановления Новгорода после войны – благодаря нему у города есть хороший задел. Сама структура города крайне интересная и приятная для жизни. Этот потенциал нам необходимо развивать. Да, у нас перед глазами есть примеры не самых удачных градостроительных решений прошлого – это и абсолютно безликий советский Западный микрорайон. Или те же Ивушки, которые сделаны относительно неплохо в сравнении с районами-человейниками в мегаполисах. Но инфраструктурные ограничения там довольно серьезные. Новгород должен оставаться зеленым городом, где удобно и приятно ходить пешком, гулять и интересно проводить досуг. При этом, конечно, нельзя забывать про Боровичи, Старую Руссу и другие наши прекрасные города. А нет ли опасения, что из-за потенциального экономического роста в Новгород станет приезжать больше людей для работы и жизни, город разрастется и перестанет быть таким комфортным? Для решения этой задачи нам необходим новый генплан. Как только я узнал, что принято решение о строительстве ВСМ между Москвой и Петербургом, я собрал коллег, мэра города и главу Новгородского района, попросил их вплотную заняться генеральным планом. С точки зрения современной урбанистики создание такого документа – это сложная наукоемкая работа. С другой стороны, должен быть общественный консенсус. Генплан обсуждается людьми, и они могут договориться о том, каким мы хотим видеть город. Например, нужны ли во дворах парковки для машин или их стоит проектировать снаружи? Или разработка местных норм проектирования, которые позволят на первых этажах размещать поликлиники, детские сады и иные учреждения. Сейчас это невозможно сделать ни в одном новом доме. Да, там можно открыть ФАП. Но детскую поликлинику не откроешь, потому что для нее прописаны другие нормы: выше потолки, другая схема вентиляции и так далее. Понятно, что для бюджета выгоднее и правильнее, чтобы детский сад был рядом с домом. Он не должен быть гигантский, нужен небольшой. Элементарно дешевле содержать детсад, который является частью дома, а не отдельным зданием. При этом в тех же больших школах определенный смысл есть. Да, по этому вопросу есть разные мнения, но аргументы за имеются. А вот чтобы попасть в детский сад, мама должна максимум пройти через двор. К этому нужно стремиться. И для этого нужны новые нормы. Какие еще принципы должны быть заложены в новый генплан? Самый главный принцип – это должен быть документ для людей. В нем нужно отобразить те идеи, с которыми согласились жители. Ведь любое решение имеет свою цену. И, очевидно, квартира в доме из железобетонных коробок без парковок во дворе будет дешевле, чем в доме, где парковка вовне. Но вот готовы мы платить чуть больше, но жить качественнее? Именно это решение и должны принимать люди. А новгородцы активно вовлекаются в подобные вопросы? Да. Это показывает голосование за объекты по благоустройству. Мы стабильно входим в топ-10 регионов по доле проголосовавших. Людям это интересно – причем по всей области. ТОСы, сельские старосты помогают вовлекать людей в обсуждения. Эта тенденция нарастает, и мне это очень нравится. Потому что не чиновник, как барин, указывает людям, что им нужно, якобы благодетельствуя и требуя поклонов в ответ. Жители сами собрались и обсудили – кому-то освещение нужно больше, кому-то детскую площадку отремонтировать и так далее. Поговорили, приняли решение, сделали. И в следующем году такое же обсуждение. Из-за этого мы будем повышать долю бюджетных расходов на низовое местное самоуправление. О строительстве ВСМ и «профессиональных безработных» Давайте детальнее поговорим про ВСМ. Какие основные задачи стоят перед правительством Новгородской области в контексте строительства магистрали? Во-первых, надо понимать, что регионы, через которые пройдет ВСМ, будут акционерами этой дороги. Поэтому нам нужно будет вкладывать деньги в эту историю. Новгородская область будет иметь свою долю, пусть небольшую по сравнению с Москвой. И у нас будет свой голос в управлении этим масштабным проектом. Тогда надо ответить на несколько вопросов. Главный из них – организация логистики доставки от станции ВСМ в Подберезье до центра Новгорода. Есть разные варианты – и все из них надо просчитывать. Либо расширять Большую Санкт-Петербургскую, либо использование железнодорожной ветки от вокзала до точки пересечения с магистралью. Может, придется использовать высокоскоростной транспорт – например, трамвай. Очевидно, что затаскивать ВСМ в город не нужно, потому что это сложное инфраструктурное сооружение, которое в будущем станет создавать проблемы на дорогах Новгорода. Магистраль должна быть как можно ближе, но в пригороде. Путь от станции до кремля должен занимать не больше 10–15 минут. Второе – необходимо договориться с подрядчиками об использовании инертных материалов. Чтобы не повторилась история во время строительства М-11, когда на территории рядом с дорогой появилось куча карьеров. В итоге по большинству из них не провели рекультивацию, мелкие подрядчики все побросали, при этом разбили огромное количество дорог. Очевидно, что в вопросе ВСМ нужно выстроить логистику так, чтобы все было в створе дороги. И нужно сразу договориться с подрядчиком о компенсационных материалах. Стройка ВСМ – огромная. Ее стоимость почти два триллиона рублей. Нужны будут различные материалы. И, конечно, важно, чтобы их производство заказывалось на новгородских предприятиях. А если это новые компании – чтобы они размещались на нашей территории. Уже предварительно посчитана стоимость билета от Новгорода до Петербурга на ВСМ – она составит порядка 1800 рублей. Как вам кажется, не много ли это для небольшого города? Будут ли такие поездки пользоваться спросом? Я думаю, однозначно будут. Тут все просто считается – все зависит от цены вашего времени. Ваша зарплата легко переводится в часы и минуты. И что вам проще – поехать три часа по М-10, полтора по М-11 или полчаса по ВСМ. Но ведь и «Ласточки» никуда не денутся. Останутся и автобусы, которые ходят по М-10 и М-11. То есть вариантов добраться до Петербурга будет много. А в Новгороде так много людей, что рабочее время стоит так дорого? У нас достаточно много туристов. А для них это часто небольшие деньги. Стоимость бензина для авто примерно такая же выйдет. Это первое. А второе – посмотрите на дома в пригородах Великого Новгорода. Получается, обеспеченных людей у нас хватает. И тут хочу кое-что добавить. Лет пять назад, согласно официальной статистике, число бедных у нас было 16–17 %, тогда как по стране – около 10 %. И теперь благодаря нацпроектам и соцконтрактам в России этот показатель 7 %, а в Новгородской области – 10 с небольшим. Да, богатых регионов с бедными людьми не бывает. И одна из главных задач – дойти до среднего по стране показателя или улучшить его. Именно борьбой с бедностью должна заниматься власть. Да, всегда есть люди, которым ничего не надо, так называемые «профессиональные безработные». Какой-то процент их в обществе присутствует, но он должен быть небольшим. Поэтому то, что в этом году у нас существенно подросли зарплаты, конечно, хорошо – но недостаточно. О борьбе с бедностью и жадных директорах Еще до пандемии вы заявляли, что борьба с бедностью – это приоритетное направление вашей работы. Каких результатов удалось добиться за эти годы и за счет каких инструментов? Самый эффективный инструмент, конечно, соцконтракт. Первый год с ним было сложно, но сейчас эту работу выстроили в удобную и понятную для людей систему. Мы и дальше будем продолжать эту работу. Также хочется отметить единые пособия, которых раньше вообще не было. Они появились в том числе благодаря работе нашей комиссии Госсовета по социальной политике. Наши инициативы тогда поддержал президент. И сейчас семьи с детьми получают весьма достойные деньги. Дальше у нас уже принят очередной пакет норм по поддержке многодетных, дума поддержала его. В нем есть часть идей, которые заложены в указе президента о помощи многодетным семьям. Мы и дальше будем над этим думать. Ну и, конечно, продолжим стимулировать предприятия платить нормальную зарплату. Я всегда, когда встречаюсь с директором какой-то компании, первое, на что смотрю, – это средняя зарплата. Если там платят сущие копейки, то, извините, такой инвестор мне неинтересен. Иногда директора говорят, что платить больше не получается из-за небольшой прибыли. А зачем нужно предприятие, которое платит людям копейки? Конечно, есть разные отрасли, и ориентироваться надо на средний доход в каждой сфере. В этом плане хочу выразить благодарность работникам нашего сельского хозяйства. Там за последние два года смогли существенно поднять зарплату. У нас был один из худших показателей на Северо-Западе, удалось эту историю подтянуть. Про жалобы медиков, квартиры для врачей и кадровый дефицит Не первый год новгородцев беспокоит дефицит медиков. Как правительство области решает эту проблему? Нужно понимать, что не может быть такой ситуации, при которой человек приходит в любую больницу, а там есть все врачи, которых хочется. Бывают же узкие специалисты, и их всегда будет мало. Есть врачи-исследователи, которым интересны только сложные ситуации. Поэтому они работают в крупных федеральных центрах. Условно, есть врач-терапевт в сельской больнице, который каждый день принимает одних и тех же пациентов. Он любит их, они – его. А есть крутой хирург с внушительным опытом и компетенциями. Таких специалистов, как он, не может быть много. И он в сельскую больницу точно не пойдет работать. И не только потому, что зарплата маленькая, а потому, что неинтересно. Теперь о мерах поддержки. Базовые вопросы мы решим за счет нашего проекта, по которому даем квартиры молодым врачам. На семь лет, бесплатно. Они платят только коммуналку. Если доктор отработал семь лет в бюджетной сфере, то жилье передается ему в собственность. Это относится как к молодым врачам-новгородцам, так и к приезжим молодым докторам, которые остались у нас работать. Проект позволяет привлекать специалистов, сейчас дефицит медиков достаточно сильно снизился. Дальше, года через два, на рынок выйдут выпускники нашего мединститута, которых мы набирали уже по нормальным правилам. К сожалению, мы, люди, так устроены, что не соблюдаем режим, курим, пьем, едим вредную пищу. А потом считаем, что есть какой-то волшебный специалист, который нас сделает снова молодыми, здоровыми и красивыми. Но, увы, это не так. Периодически в здравоохранении области происходят скандалы из-за выплат медикам – в пандемию жаловались на недостаточные ковидные начисления, недавно в одной из клиник области сотрудники заявили о нежелании руководства платить премии. Как ваша команда реагирует на такие инциденты? По закону разбираемся со всем. Если выясняется, что главный врач не прав, то мы корректируем его работу. Главное – не впадать в эмоции, а работать: медики должны получать все, что им положено. А что обычно показывают проверки? Что врачи привирают или руководство клиник оказывается неправым? Сейчас крайне редко руководство больниц допускает такие ошибки. Бывает, конечно, но в таких клиниках обычно руководство быстро меняется. Да, у главврачей же есть право рассчитывать нагрузку и выплаты за работу. И иногда своим близким они начинают платить слишком много, а кому-то недоплачивать. Когда-то такие инциденты уходят в грань уголовно-криминальную. Мы здесь активно работаем с силовым блоком. И если проверка минздрава показывает, что кому-то неоправданно много начислили премии, а специалист с переработками остался без дополнительных денег, то это сразу уходит в МВД, прокуратуру. Таких историй не много, но они есть. Был у нас такой инцидент. В одном медицинском учреждении, где используется много транспорта, на машины поставили датчики ГЛОНАСС. И воровать бензин после этого стало невозможно. После этого кому-то из сотрудников показалось, что у них упала зарплата. Я не вижу ничего плохого, когда люди говорят о том, что считают свои права нарушенными. Не надо воспринимать как трагедию сам факт заявления. Надо разобраться, и если есть возможность помочь, то нужно помогать. Еще немного про здравоохранение в области. В 2019 году было принято одно из самых сложных решений в этой сфере – закрытие нескольких круглосуточных стационаров в районах: Шимске, Мошенском. Это вызвало протесты, были митинги. Спустя несколько лет вы до сих пор считаете этот шаг верным? Конечно, это было правильное решение. Самая высокая смертность у нас была в отделении в Шимске. Часто человека с признаками нарушения кровообращения в мозге там оставляли на ночь, вместо того чтобы везти в областную больницу и оказывать экстренную помощь. В итоге к утру у человека значительно ухудшалось состояние, а это может привести к параличу, потере речи и так далее. В местах, где закрылись круглосуточные стационары, по-прежнему работают дневные. Если человеку нужно проходить терапию, то он ее получит. Мы отремонтировали больницы в районах, закупили для них современное оборудование, чтобы жители могли оперативно следить за здоровьем. И за счет региона закупили аппараты МРТ – один в детскую больницу, два в областную. Только из областной казны мы тратим два миллиарда на тяжелую технику, позволяющую проводить обследования у нас в регионе. Например, мы поставили детский аппарат МРТ в областную больницу. И он там работает чуть ли не круглосуточно. А раньше многие люди за этим с детьми катались в Петербург. Хочу сказать, что в прошлом году у нас были рекордные темпы снижения смертности от сердечно-сосудистых заболеваний. Это как с бедностью – мы пока не дошли до каких-то хороших показателей, но идем в неплохой динамике. Это результат того, что мы делаем в здравоохранении – например, ставим ангиографы в Боровичах и Старой Руссе. Чтобы человек с инфарктом из Холма не ехал в Новгород. Зачем нужен «Город-университет» и как поддерживают новгородских ученых В Великом Новгороде не первый год реализуется стратегия «Город-университет». При этом далеко не все жители понимают, что это значит. Каким, согласно этому замыслу, должен стать город? Это новая концепция, она пока оформляется и в полном виде оформится чуть позже. Понимаете, такие вещи в России последний раз делали в середине XIX века в городе Томске. Весь XX век создавались академгородки – иногда закрытые. А мы с вами сейчас находимся на линии поиска. Что тут важно? Я считаю, что университет должен быть внутри города, а не превращаться в закрытую площадку. Его объекты должны быть рассредоточены по городу. Также горожане должны воспринимать университет как ценность, гордиться им. Не только те, кто там работает или учится, а все. А дальше уже детали: должна быть продумана логистика, созданы комфортные условия для студентов, отремонтированы общежития. Для этого мы и строим новый кампус. Когда мы будем гордиться своим университетом, понимать его важность, как одного из градообразующих предприятий, тогда можно будет сказать, что мы добились нужного эффекта. Для поддержки преподавателей вузов будут какие-то новые программы? Университет – это федеральное учреждение. Мы не то чтобы можем сильно им помогать в денежных вопросах – все-таки их финансы федеральные. Но те структуры вуза, у которых сильная внебюджетная часть доходов, существенно помогают своим молодым талантливым ученым – например, радиоэлектронщики. У них получилось за счет работы по гособоронзаказу. Но беспокоит вопрос преемственности поколений среди преподавателей. Старшие уходят на пенсию, а молодой смены часто почти нет. Согласен. Возможно, кадровые решения по обновлению руководителей факультетов и институтов стоило принимать раньше. От них же все зависит. У них есть возможность вовлекать свои подразделения в научные программы, гранты, которых сейчас очень много. Это может позволить платить и хорошие зарплаты, и хорошие стипендии. Сейчас ситуация среди преподавателей и ученых неоднородная. В каких-то секторах зарплаты хорошие, а где-то нужно подтягиваться. Я могу сказать про то, что от меня зависит в этом плане. У нас в стране есть грантовая программа по поддержке перспективных научных исследований. И чем больше денег в нее вкладывает регион, тем больше средств можно получить уже от самих грантодателей. И в этом году мы запланировали для НовГУ беспрецедентно много денег по этому направлению. О любимых местах и особенностях характера новгородцев Какие ваши любимые места в Великом Новгороде или в области? Где любите проводить время? Кремлевский парк очень нравится – иногда с ребенком выбираемся туда. Новгородский район, где я живу, тоже прекрасное место с дубовыми лесами вдоль рек. К Валдаю я как-то пока не привык, хотя и не отрицаю, что это хорошее место. А вот Поддорье обожаю – всегда с удовольствием приезжаю в эти места. Любытино очень красивое, очень люблю там бывать. Вы работаете в Новгородской области уже семь лет. Увидели ли вы за этот срок какие-то особенности в характере новгородцев? Что их отличает от жителей столиц или других регионов? Надо понимать, что когда регион веками страдал от депопуляции, от того, что самые яркие люди отсюда уезжали, то это сказывается на характере. Есть очень четкая разница между территориями, где было крепостное право, а где его не было. А на Новгородчине оно было одно из самых жестких. Поэтому, мне кажется, очень важно, что новгородцы, несмотря на все сложности, смогли сохранить желание отстаивать свои интересы. Местным людям не все равно – и это очень важно. Когда людям нет дела, то все усилия оказываются бесполезными. Даже отрицательная реакция – это хорошо. Ведь это значит, что люди подумали и себя соотнесли с происходящим. А вторая особенность – это уважение к образованию, знанию. Новгород вроде небольшой город, но очень интеллигентный и культурный. Я жил в городах такого размера, но рабочих. И там ни одного театра не было, потому что местным особо и не надо. У жителей Новгорода же есть запрос на культуру, на хорошее образование. Фото: ФедералПресс / Иван Кабанов, Евгений Поторочин, Полина Зиновьева

От первой столицы России к «городу-университету»: губернатор Андрей Никитин о том, как меняется Новгородская область
© РИА "ФедералПресс"