Войти в почту

Михаил Швыдкой: Ни в одной стране мира нет таких двух равновеликих коллективов, как в Большом и Мариинском театрах

От реальности увернуться невозможно. Быть колумнистом "Российской газеты" по вопросам культуры и делать вид, что тебе безразличны перемены в Большом театре или в Союзе театральных деятелей вряд ли имеет смысл. Хотя с годами приходит осторожность. Поэтому спешить с оценками, особенно по части прогнозов, не разумно. Мы живем в турбулентном мире, в котором в высшей степени трудно предсказывать погоду со стопроцентной точностью. Именно поэтому отказывался от комментариев по поводу двух наиважнейших событий в социокультурной жизни страны. Но профессиональный долг превалирует над желанием промолчать. При этом понимая, что делать прогнозы в зависимости от личных симпатий или антипатий дело соблазнительное, но пустое. Хотя известной долей субъективности обладают даже приборы для научных исследований. Задачу облегчает то, что есть вполне очевидные факты и давно сложившиеся люди.

Михаил Швыдкой: Ни в одной стране мира нет таких двух равновеликих коллективов, как в Большом и Мариинском театрах
© Российская Газета

За десять с половиной лет директорства в Большом театре добился впечатляющих результатов. Он подтвердил свою репутацию высокого профессионала, для которого театр и есть жизнь. Так было всегда. Еще со времен его работы в Кировском ТЮЗе, где мы познакомились полвека назад. В Большом театре его талант раскрылся сполна. Творческая прочность всех трупп коллектива, равно, как и оркестра, вызывает большое уважение, особенно, если учесть, что на это время выпали годы пандемии COVID-19 и начало СВО на , когда "отмена российской культуры" прервала почти все международные договоры и договоренности.

В аналогичных обстоятельствах работает последние два года и , неукротимая энергия которого к тому же не находила должного выхода в период "ковидных" ограничений. За минувшие тридцать лет единоличного руководства Мариинским театром (с 1988 года по 1993-й он был главным дирижером оркестра, музыкальным руководителем) В. Гергиев стал своего рода счастливым символом этого коллектива, который прирастал новыми зданиями в и филиалами в регионах России. При этом он успевал возглавлять симфонические оркестры Европы, бывать частым гостем в других оперных домах мира. В какую зарубежную столицу не приезжал, слышал примерно одно и тоже, - отсюда только что уехал В. Гергиев, или собирается вскоре приезжать. Его марафоны по России во время Пасхального фестиваля удивляли географией и стремительностью. Ему не нужны двойники, он сам способен дирижировать двумя спектаклями сразу, перемещаясь с одной сцены своего театра на другую. И публика готова его ждать.

Театр невозможен без товарищества. Даже, когда есть старшие и младшие

В 2006 году, если не ошибаюсь, Большой и Мариинский оказались в одно и то же время на гастролях в Лондоне. В. Гергиев выстроил программу в честь столетия Дм. Дм. Шостаковича, - достаточно рискованный шаг, на который мог пойти только маэстро, рассчитывающий на свою мировую репутацию. Большой театр начинал свои гастроли возобновленным "", - после открытия занавеса зрители были ошеломлены богатством художественного образа спектакля. Газеты писали о соревновании двух прославленных коллективов из России. Доходили до того, что предлагали делать ставки. , в ту пору директор Большого, подчеркивал, что только такая великая страна как Россия может позволить себе роскошь одновременно содержать два музыкальных театра, которые задают тон в мировой художественной культуре. Ни в одной стране мира нет таких двух равновеликих коллективов, в каждом из которых балетная и оперные труппы, оркестр представляют - при всей самостоятельности - единое организационно-творческое целое. При том, что у каждого из театров своя история, своя судьба, свои правила и обычаи. Глубинные различия между московской и петербургской художественной традицией, о которых немало написано, во многом определили творческие характеры Большого и Мариинского театров, - принципы управления, стиль хореографии, выбор оперного репертуара, даже оркестровые штрихи. При понимании всего этого можно говорить о координации гастрольных обменов и приглашении тех или иных дирижеров или солистов. И даже о создании общего агентства для молодых артистов, которые необходимы обоим театрам для смены поколений. Все это мы обсуждали без малого двадцать лет в Лондоне, где от гастролей Большого и Мариинского в выигрыше были престиж нашей страны и британская публика. Два таких великих театра уж точно лучше, чем один, разделенный по разным городам. И тут важно, как подчеркнула , общей дирекции Большого и Мариинского театров не будет, "это будут разные юридические лица". Театр - искусство подробностей. Им нельзя управлять как корпорацией. Здесь важна любовь, которая оплодотворяет творчество. Взаимозависимость, которая невозможна без знания каждого участника процесса. Вспоминая раздел МХАТ в 1987 году, понимаю, что пошел на это во многом потому, что не узнавал всех артистов, с которыми сталкивался в театре, - их было слишком много.

Театр - искусство подробностей. Им нельзя управлять как корпорацией

Понятно, все люди разные. Но театр невозможен без товарищества. Даже, когда есть старшие и младшие. Не случайно в пору своего создания на рубеже 1876-77 годов Союз театральных деятелей назывался Обществом взаимного вспоможения русских артистов. Вспоможения их искусству и жизни. Профессиональной защиты. На моем веку об этом всегда помнили - и М. И. Царев, и М. А. Ульянов, и А. А. Калягин, двадцать семь лет возглавлявший Союз и сохранивший его для будущих поколений. Замечу, наипервейшие актеры России. У каждого из них было немало заслуг, - и все они радели за сохранение товарищества между столичными и провинциальными артистами, помощь которым почиталась священной обязанностью. Надеюсь, что так будет и впредь. Хотя бы потому, что - человек искренний. Он, как и избранный сопредседателем СТД Валерий Гергиев, безусловно, сильны для диалога с властью. Теперь многое зависит от содержания этого диалога.