Войти в почту

"Никита Сергеевич, откройте нам двери храма!"

Неудобная социология

"Никита Сергеевич, откройте нам двери храма!"
© Российская Газета

В годы пребывания у власти Н.С. Хрущева в СССР была развернута финальная стадия антирелигиозной кампании, чтоб решить "религиозный вопрос" раз и навсегда. Рост образованности советских граждан, лидерство СССР в освоении космоса, научные открытия - все это приводилось в качестве доказательств окончательной победы атеизма и торжества научной картины мира в общественном сознании.

Между тем бытовая религиозность никуда не девалась. Так было и в Татарской АССР (ТАССР). Люди по-прежнему посещали храмы и мечети в дни религиозных праздников, совершали традиционные обряды, уважали религиозные символы независимо от конфессии (в ТАССР проживали православные, старообрядцы, евангельские христиане-баптисты, мусульмане и пр.).

"Трудно и невозможно определить, какой процент населения находится под влиянием религии, - писал в 1961 г. уполномоченный Совета по делам религиозных культов при Совете Министров ТАССР Ф. Мангуткин. - Известно, что крещение детей, наречение имени новорожденным, обрезание, отпевание покойников, соблюдение постов и другие религиозные обряды среди значительной части населения остаются пока массовым явлением"1. Это подтверждает и социологическое исследование середины 1960-х гг., которое проводилось в 380 населенных пунктах ТАССР, в том числе, в пяти многоквартирных домах .

По его результатам 22,6% населения отнесли себя к верующим, из них 76% - женщины. Большая часть назвавших себя верующими были людьми с начальным образованием и старше 50 лет. Характерно, что в домах верующих и неверующих было зафиксировано наличие 6400 икон и 6800 шамаилей (картин с изображением мусульманских святынь)2.

Мечеть Марджани - единственная в Казани, не закрывавшаяся в советское время. 1950-е гг.

В тот же период социологическая лаборатория кафедры философии Казанского государственного университета изучала Бугульминскую общину мусульман в формате бесед с верующими. Большая часть опрошенных также была представлена людьми 50-70 лет. Свою причастность к религии они объяснили тем, что им уже "следует позаботиться о подготовке к жизни иной"3. 90% опрошенных воспитывались с детства в религиозном духе4. При этом 9,6% сказали, что не посещают мечеть, а 63% посещают5. 60% читают пятикратный намаз6. 14,4% ведут религиозную пропаганду7.

Данное исследование, поступившее в республиканский комитет , заканчивается выводом о том, что религиозность взрослого населения колеблется от 15-20% до 30% в отдельных населенных пунктах8.

Закрытые храмы

Окончательную победу над "религиозными пережитками" должна была утвердить жесткая политика по закрытию храмов. Из имевшихся до революции 1917 г. на территории будущей Татарской автономии 619 храмов, которые находились в ведении (РПЦ)9, к 1938 г. осталось 219, к 1941 г. - 15, к 1945 г. - лишь одна церковь в Казани. Недействующих церквей в республике на 1944 г. насчитывалось 511, из них более сотни не использовалось даже в хозяйственных и культурных целях10.

Открытие церквей началось после окончания Великой Отечественной войны. К началу 1946 г. в республике было открыто 9 церквей. К 1957 г. в ТАССР насчитывалось 14 зарегистрированных церквей и один молитвенный дом11. Также известно, что в конце 1950-х гг. было официально зарегистрировано 15 религиозных обществ православных христиан12.

Первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев (1894-1971).

Неизменность религиозного сознания прослеживается в многократных обращениях граждан к руководству партии и советского государства. Так, в 1954 г. жительница села Теньки ТАССР А.Ф. Лопатина написала председателю Совета министров СССР Г.М. Маленкову с копией К.Е. Ворошилову:

"Дорогие, многоуважаемые наши отцы, Георгий Максимилианович и Климентий Ефремович! К Вам обращается рядовая советская гражданка - старушка, исповедывающая православную веру, мать погибших сыновей-воинов нашей славной Советской армии, отстоявшей свободу и независимость свободолюбивого советского народа от нашествия немецко-фашистских захватчиков. Мне, от имени нескольких тысяч верующих в православную веру, поручено ходатайствовать перед Советским правительством, в лице Вас, об открытии православной церкви в селе Теньках Теньковского района Татарской АССР.

...Ведь Вы сами посудите, дорогие Георгий Максимилианович и Климентий Ефремович, что еще нашими дедами и прадедами исстари исповедывалась православная вера, наши - герои русского оружия: Суворов, Кутузов, Нахимов, Минин, Пожарский и др., идя сами и ведя за собой русских солдат в бой, всегда молились богу, и бог им помогал и содействовал их победам, одержанным над кровавыми врагами, и способствовала молитва русскому солдату на фронте, а людям русским в тылу поддерживать присутствие духа, отваги, смелости и геройства.

В гражданской мирной жизни народа то же самое, у человека, верующего в бога, всегда чувствуется присутствие духа, бодрости, смелости и веру в свои силы, с помощью бога, ибо он (человек) надеется, что, веруя в бога и молясь ему, бог не оставит его своими милостями. В-третьих, если взять экономическую точку зрения, что церковь никогда не приносила ни государству, ни верующим убытка. Наоборот, церковь всегда являлась для государства положительным источником доходов. Сами же верующие не терпели материального ущерба, так как церковь не занималась вымогательством, ибо верующий человек отдавал церкви лишь то, что он мог, и это не отражалось на его материальное положение"13.

А вот что писала группа верующих женщин во главе с М. Кузьминой главе государства Н.С. Хрущеву в 1958 г.:

"Никита Сергеевич, обращаемся к Вам с просьбой, верующие затона им. Куйбышева, р-на К[амско-]Устьинского, Татарии... Здание - церковь взял у нас Куйбышевский райисполком под клуб, без нашего разрешения, а место под постройку молитвенного дома дали в лесу, при наличии нескольких домов совхоза, куда нам при всем желании попасть туда стоит больших трудов... Для старых нас это невозможно... Сделайте нам уважение, старикам, разрешите нам поставить молитвенный дом при поселке им. Куйбышева... Думаем, заслужили мы своей работой, дети, мужья наши погибли, охраняя свою родину, а мы не имеем возможности найти себе место забвения в своем горе... С надеждой ждем от Вас разрешения"14.

Начало письма Н.С. Хрущеву от верующих затона им. Куйбышева Камско-Устьинского района Татарии. 1958 г.

Церковные колокола вместо телефона

В 1961 г. из Казани написала Н.С. Хрущеву от имени верующих-старообрядцев: "Просим Никиту Сергеевича Хрущева, откройте нам двери храма, для верующих христиан нет места молиться нам... Что сказал Христос? "Дом мой для молитвы никогда не закрывайте"15.

В ТАССР в период с 1955 по 1961 гг. были официально зарегистрированы две религиозные общины старообрядцев16. В 1962 г. Кузнецова продолжила борьбу за свои права: "Писала Вам три письма, и ни на одно нет ответа. Почему? Неужели оно не дошло до Вас? Я никак не представляла, что у Вас нет справедливых людей. Все беспорядки, пьянство, воровство, происходят от мужчин невоспитанных и в отсутствии страха Божия. Откройте двери во храмы. Если не считаете это нужным, то, уважаемые, у нас будут бедствия"17.

В 1963 г. Кузнецова, которую к тому времени вызывали на беседу к уполномоченному Совета по делам религиозных культов при Совете Министров ТАССР, пишет очередное послание: "Пора вам войти в сознание, одуматься, ее (церковь) строили отцы наши и деды. Церковь апостольская должна до скончания мира быть. Как вы думаете, я не от себя хлопочу, но дала в этом клятву перед Богом. Она плачет, нас зовет, эта красавица, наша церковь"18.

Даже люди, чья деятельность была связана с пропагандой атеизма, невольно свидетельствовали о силе религиозного духа верующих и низкой результативности собственных усилий. Так, в 1963 г. П. Останин из Зеленодольска писал:

"Я внештатный лектор общества "Знание". Частенько выступаю с лекциями, беседами на предприятиях, учреждениях, школах Зеленодольска. Иногда бываю в колхозах. Последняя поездка в колхоз им. Горького Зеленодольского района особо опечалила меня. В селе абсолютное большинство людей верующие, свято соблюдающие все религиозные праздники, обряды и посты. ...В с. Ходяшево сотни полторы лет действовала церковь. Эта деревянная разваливающаяся церквушка окончательно одряхлела, сгнила и вот-вот рухнет. Церковь давно закрыта, но кресты на ней не сняты, висят на колокольне 5 или 6 колоколов. Церквушкой, колоколами некоторые верующие и сейчас пользуются. Больше того, даже правление колхоза использует колокола как средство связи - телефона - для вызова в правление. А ведь церквушка от правления находится почти в километре. Года 2-3 назад местные власти якобы хотели церквушку убрать, снять колокола, но местные верующие подняли "бунт", не дали ломать, якобы богу будет противно"19.

Компромат на поступающих в семинарию

Не иссякало число желающих посвятить свою дальнейшую судьбу служению церкви. Так, уполномоченному Совета по делам РПЦ при Совете Министров ТАССР А. Диульскому из в 1963 г. пришло распоряжение "принять меры по предотвращению поступления в семинарию" некоторых желающих из республики, которые обращались в Московскую и Ленинградскую духовные семинарии, при этом рекомендовалось сообщить о наличии компрометирующих материалов, которые могли бы помешать поступлению20.

Трудящиеся играют в волейбол на фоне разоренной и ныне утраченной церкви Смоленской иконы Божьей матери. Казань. 1935-1940 гг.

Перехватывались и письма кандидатов, в одном из которых учащийся советской школы В. Пацей бесхитростно признается, что он давно мечтал стать священником: "Я не знаю, в каком городе находится семинария и до сих пор не знаю, можно ли мне поступить туда. И вот по совету моей бабушки я решил написать вам это письмо. Конечно, вы можете сказать, чтобы я приехал туда и все узнал, но, к сожалению, мы живем очень плохо, я даже не могу иногда рубашку купить и хожу в старой несколько лет подряд. Поэтому я никак не смогу оплатить проезд. Я жду от вас с нетерпением ответа. Этот ответ вдохнет в меня надежду, что когда-нибудь я буду служить в величественном божием храме и я бы служил до конца лет своих верой и правдой. Я учусь в 9 классе"21.

"Прошу... удовлетворить мою просьбу в публикации Корана"

По сведениям уполномоченного Совета по делам религиозных культов при Совете Министров ТАССР на 1 января 1955 г. существовало 14 зарегистрированных в республике мусульманских религиозных обществ22. К 1961 г. эта цифра уменьшается до 1123, зато число незарегистрированных общин возросло. Многие мечети были разрушены, отданы под хозяйственные нужды, либо имелся прямой запрет на их использование в качестве культовых сооружений. Верующие собирались на татарских кладбищах и в частных домах. В справке о деятельности культовых объединений на территории ТАССР указано, что до революции на территории республики в ее современных границах действовало 1873 мечети, в том числе, в Казани их было 18. На 1 января 1939 г. число действующих мечетей в республике сократилось до 673. В 1963 г. их осталось 1124.

Мусульмане также активно участвовали в борьбе за право безо всяких препятствий исповедовать свою религию. Так, в 1967 г. М.Б. Сунгатуллин, проживавший в городе Нурлат-Октябрьский, обратился с заявлением к председателю Совета министров СССР А.Н. Косыгину: "Обращаюсь к Вам вторично с заявлением, прошу Вас убедительно удовлетворить мою просьбу в публикации Корана. Довожу до Вашего сведения, что счел своим долгом вложить свой труд по линии религии, т.е., в опровержении и переводе Корана с арабского на татарский язык, над которым работал в течение 40 лет (1920-1967)"25.

Начало письма А.Н. Косыгину от М.Б. Сунгатуллина с просьбой о публикации корана. 1967 г.

Пенсионер отмечал, что прочитал Коран 138 раз и убедился в справедливости слов В.И. Ленина об использовании религии в целях одурманивания масс, так как текст Корана переводился искаженно. К письму прилагался выполненный автором письма перевод Корана с арабского на татарский язык.

Особый план борьбы с церковниками

Верующие обращались не только в партийные и государственные органы, но и в средства массовой информации. Зачастую их письма носили обличающий характер. В середине 1960-х гг. фельдшер фабрики "Спартак" написал в редакцию журнала "Наука и религия":

"Я хочу остановиться на уполномоченных по церквам по Татарской республике. Эта должность является как арбитр между верующими и местными органами власти ...Однако указанный уполномоченный для быстрейшего закрытия церквей избрал особый план борьбы с церковниками, в первую очередь, через исполкомы заставил снизить зарплату всем служащим и служителям церкви. Требует из касс церковных как можно больше вносить под лозунгом добровольно в Фонд мира. Работников церкви по своему усмотрению снимает и ставит, кого хочет. ...Отчетность церкви требует, чтобы ему сдавалась, а не управляющему епархии. Обряд крещения требует проводить в присутствии родителей и с паспортами, и если какой-то находится смельчак, окрестит свое дитя, его обязывает по месту его работы на профсоюзном собрании, заставляет склонять по всем падежам как изменника родине"26.

Письма, заявления, просьбы... Сколько их было написано в те годы! Конституция СССР, предоставлявшая гражданам свободу совести и свободу отправления религиозных культов, рождала надежды на доверительный диалог с властью, однако курс на окончательное решение "религиозного вопроса" подвел черту под так и не состоявшейся "оттепелью" в сфере взаимоотношений государства и церкви. Просьбы верующих, проходя долгий путь по государственным и партийным инстанциям, оставались неудовлетворенными.

Советский плакат "Бога нет". 1961 г.

Тем не менее, опыт подобного общения не прошел бесследно: в письмах к руководителям государства рядовые жители все активнее стали защищать свои религиозные права. Наряду с изменившимся сознанием общества это, пожалуй, стало главным итогом хрущевских преобразований.

1. Государственный архив Республики Татарстан (ГА РТ). Ф. Р-873. Оп. 1. Д. 11. Л. 7.2. ГА РТ. Ф. П-15. Оп. 7. Д. 945а. Л. 22.3. Там же. Л. 36.4. Там же.5. Там же.6. Там же.7. Там же. Л. 37.8. Там же. Л. 47.9. ГА РТ. Ф. Р-873. Оп. 1. Д. 2. Л. 13.10. ГА РТ. Ф. Р-873. Оп. 1. Д. 1. Л. 45.11. Там же.12. ГА РТ. Ф. П-15. Оп. 6. Д. 4978. Л. 27.13. ГА РТ. Ф. Р-873. Оп. 2. Д. 20. Л. 37-39.14. Там же. Л. 42-42об.15. ГА РТ. Ф. Р-873. Оп. 1. Д. 10. Л. 46об.16. ГА РТ. Ф. П-15. Оп. 6. Д. 4235. Л. 8.17. ГА РТ. Ф. Р-873. Оп. 1. Д. 10. Л. 54.18. Там же. Л. 63, 74.19. ГА РТ. Ф. Р-873. Оп. 1. Д. 12. Л. 4.20. ГА РТ. Ф. Р-873. Оп. 1. Д. 13. Л. 1.21. Там же. Л. 110.22. ГА РТ. Ф. П-15. Оп. 6. Д. 4235. Л. 8.23. ГА РТ. Ф. Р-873. Оп. 1. Д. 11. Л. 166.24. Там же. Л. 166.25. ГА РТ. Ф. Р-873. Оп. 1. Д. 25. Л. 25.26. ГА РТ. Ф. Р-873. Оп. 1. Д. 15. Л. 37.