Войти в почту

Хореограф Навиславская: в «Одиночестве» Туктамышевой разве есть история? Нет там истории

Педагог группы по актёрскому мастерству, хореограф, заведующая отделением пластической выразительности Академии танца Елизавета Навиславская высказалась о бессюжетности программ фигуристов.

Хореограф Навиславская: в «Одиночестве» Туктамышевой разве есть история? Нет там истории
© Чемпионат.com

«Даже в балете существует понятие «бессюжетный балет». Хореография сама по себе не требует никакой истории. Почему? Когда вы смотрите на картину абстракционистов, там есть история? Нет, но там есть впечатление. Вопрос истории или либретто начинается в тот момент, когда впечатление не создаётся. Вот, например, Бенуа Ришо катает как картина абстракционистов. Ему не нужна история, ему нужно ощущение, атмосфера, впечатление. И это тоже вариант.

Большая часть хореографии в мире, а также то, что происходит на льду – это как раз впечатление. Другое дело, если мы хотим, чтобы зритель сразу заинтересовался, хотим его увлечь, то мы должны давать какие-то подсказки на пути решения этого кроссворда. Бессюжетные балеты – это классно, но это немножко другой уровень выразительности. А если мы говорим, что фигурист должен выполнять кучу технических задач, мне как педагогу и ему как спортсмену значительно понятнее, когда ему говорят: «Тут ты злой, тут ты старый, тут ты весёлый». Так проще. А дальше в момент накатывания, в момент выступления создаётся та самая атмосфера.

В «Одиночестве» Туктамышевой разве есть история? Нет там истории. Это оно и есть, есть штрихи: она прозрела, кто-то появился, потом всё растаяло. Это всё не история. Либретто – это последовательность событий, а там нет событий. У Матвея (Ветлугина) есть начальное событие – увидел женщину, и потом, минуя всё остальное, есть главное событие – замахнулся. И это уже конец программы. А внутри – все оттенки, их развитие в контексте музыки.

У Жени (Семененко) в программе «Ромео и Джульетта» вроде бы много событий, но их же нет ни одного на самом деле. Там есть одно внятное событие, когда Ромео видит Джульетту первый раз – это конкретный взгляд. Так же, как и у Глеба (Лутфуллина) в произвольной, есть конкретный момент, где герой нашёл её. А дальше поехало. Говорить о том, что это всё история – нет, это пластический образ, иногда даже зерно образа, это когда образ не меняется и не развивается в течение программы. Женя в «Клоуне» не меняется. Там есть попытки вырваться, но он кардинально не меняется.

Сейчас в большей степени не придумывают либретто, придумывают образ, обстоятельства, историю – так значительно проще воспринимать зрителю», — сказала Навиславская в беседе с корреспондентом «Чемпионата» для спецпроекта «Анатомия фигурки».

Чемпионат.com: главные новости