Войти в почту

"Бесприданница" из "города невест"

Ивановский музтеатр – традиционный гость фестиваля "Видеть музыку": он участвовал почти во всех смотрах, регулярно привозя на суд столичной публики и критики свои мюзиклы. На этот раз коллектив показал в спектакль "по случаю" - одна из самых известных пьес А. Н. Островского, юбиляра этого года (200-летие!), предстала в омузыкаленном виде на сцене Культурного центра "Меридиан". Несмотря на то, что наследие Островского огромно, на музыку из него положено не так уж и много. Возьмём, к примеру, оперу. Абсолютный шедевр, пожалуй, вообще только один – "Снегурочка" Н. А. Римского-Корсакова. Другой великий русский композитор, П. И. Чайковский, с творчества Островского начинал свой путь оперного мастера – его первая опера "Воевода" интересна, но сильно уступает последующим его сочинениям. Есть оперы русских классиков второго ряда – "Вражья сила" А. Н. Серова, "Сон на Волге" А. С. Аренского, "Гроза" В. Н. Кашперова. Нельзя, конечно, не вспомнить о дальнем зарубежье – о "Кате Кабановой" Л. Яначека: быть может, только она и равновелика корсаковской "Снегурочке", и при этом – представляет собой явное исключение, поскольку на Западе Островский никогда не привлекал к себе такого внимания как Достоевский или . "Бесприданнице", можно сказать, в музыкальном театре повезло. Хотя опера по ней написана всего одна, да и то не самая известная – в 1950-х годах ленинградским композитором Даниилом Френкелем (после мировой премьеры в МАЛЕГОТе через 60 лет ее возобновил Красноярский театр оперы и балета им. Д. А. Хворостовского в конце прошлого года), зато есть балет Александра Фридлендера и целая череда мюзиклов наших современников – , Юрия Лазаря, . Ивановцы остановили свой выбор на сочинении по этому сюжету известного московского композитора Ефрема Подгайца. Он написал свою "Бесприданницу" в 2014 году на либретто – тогда же ее мировая премьера прошла в , два года назад свою версию сделали в (этот спектакль гости на фестивале "Видеть музыку" прошлого года), а теперь за нее взялись в "городе невест". Подгайц широко известен своими хоровыми сочинениями и опусами для музыкального театра, адресованными, прежде всего, детской аудитории – на нынешнем фестивале московская публика могла посмотреть его "Алису в Зазеркалье" (ее привозил петербургский театр "Зазеркалье" ). В репертуаре столичного Театра Сац есть его оперы "Дюймовочка" и "Повелитель мух", другие сочинения. Премьера "Дюймовочки" в новой редакции (более оперной, нежели исходный вариант в Москве) только что прошла в театре "Урал Опера Балет". Те, кто знаком с творчеством Подгайца и хорошо знает его неповторимый музыкальный язык, по мнению многих музыковедов, продолжающий прокофьевскую традицию русской музыки, были немало удивлены тем, насколько иным предстал композитор в жанре мюзикла. От привычных изысканности и ритмической и гармонической изобретательности не осталось и следа – все просто, демократично, "попсово": словом, настоящий мюзикл для народа. Наиболее интересными показались лирические фрагменты партитуры, а наиболее демократическими – танцевальные, прежде всего связанные с образом цыганского табора. Дирижер Дмитрий Щудров и возглавляемый им оркестр сумели насытить яркими красками эту кажущуюся простоту партитуры, маэстро выстроил качественный звуковой баланс между певцами и инструментальным коллективом. Из артистов-вокалистов первое место стоит отдать – его Карандышев оказался бесспорным центром всего повествования, актеру удалось создать выпуклый и противоречивый образ мелкого и обиженного героя. Неплохо исполнили свои партии Владимир Кочержинский (Кнуров) и Наталия Леляева (Лариса), а запомнилась тонкой актерской игрой в образе расчетливой старухи Огудаловой. Слабоватым вышел образ Паратова у – совсем не роковым мужчиной, а (Вожеватов) огорчал полусамодеятельным вокалом. Постановка и его команды (сценограф Валентина Новожилова, балетмейстер Елена Рыжова и др.) иллюстративна и понятна любому зрителю – все действие разворачивается на набережной Волги, у белоколонной беседки-ротонды, во все зеркало сцены на заднике спроецирован поэтический вид великой реки. Буйные цыганские пляски заметно оживляют спектакль, но есть в нем и своего рода изюминка – пьеса начинается сразу с финальной сцены, когда Карандышев грозит револьверам всем присутствующим и еще не совсем понятно, кто станет его жертвой: эта сцена будет повторена в конце, но уже с известным разрешением драматической коллизии. Таким образом, режиссер выстраивает арку, перекинутую через весь спектакль, что придает несколько дидактическому действу черты классической постановки.

"Бесприданница" из "города невест"
© Ревизор.ru