Войти в почту

В Ростове станцевали новую версию классической "Коппелии"

Музыкальный театр Ростова-на-Дону выпустил собственную версию классического балета "Коппелия". В постановке он оказался настоящим портретом труппы - молодой и воодушевленной, - в компании которой трехактный спектакль пробегает как миг.

В Ростове станцевали новую версию классической "Коппелии"
© Российская Газета

В основе старого балета лежит жутковатая новелла Гофмана "Песочный человек" о любви юноши к кукле-автомату. Но, как было принято в позапрошлом веке, под пером балетных либреттистов она превратилась в комедию о незадачливом парне, который одновременно зовет замуж первую красавицу своего городка и залезает в дом старого мастера кукол, чтобы познакомиться с его таинственной воспитанницей. Это маленькое приключение композитор Лео Делиб превратил в ожерелье вальсов, украшенное мазуркой, чардашем, джигой, испанским танцем. Их танцевальность и мелодичность, вызывавшие восхищение Чайковского, который вдохновлялся этой партитурой при создании собственных балетов, и сегодня привлекают хореографов.

"Коппелия" оказалась тем балетом, который позволил артистам снять латы академизма и почувствовать себя в танцевальной стихии

Худрук ростовского балета Иван Кузнецов вырос как минимум на трех версиях "Коппелии" - московской, корни которой уходят к постановке (до недавнего времени ее исполняли студенты Московской академии хореографии), предшествовавшей ей петербургской, авторства Мариуса Петипа и Энрико Чекетти, воскрешенной в , - Кузнецов танцевал ее, будучи премьером местной труппы, а также французской, авторства Ролана Пети, шедшей в Театре Станиславского и Немировича-Данченко в .

Но для него доскональное знание классических редакций оказалось не догмой, а ключом к пониманию спектакля, его внутренних пружин. Он не стал даже признаваться в том, что переосмыслил сюжет - Шарль Нюитер и сохранили на афише свои позиции как авторы либретто. И все же вместо красот галицийского городка - монохромный лабиринт улочек, будто выстроенных Хундертвассером (сценограф - Дарья Саморокова), вместо живописного многоцветья толпы - мобильный ансамбль горожан, четко разделенный цветовыми пятнами костюмов на премьеров, корифеев, кордебалет (костюмы местного художника Натальи Земалиндиновой, особенно синий пачечный ансамбль кукол - особая удача спектакля).

Вместо национальных танцев и мифологического дивертисмента - стремительно разворачивающийся сюжет, возвращающий балету гофманскую макабричность. Стартовая и финальная точки сюжета неизменны. Своенравная красавица Сванильда ждет предложения руки от своего жениха Франца, но что-то все время тормозит решительное признание. Но чтобы прийти к традиционному хеппи-энду со свадьбой, в этой версии любвеобильному жениху приходится пережить жутковатые минуты, обнаружив вместо одной пленительной незнакомки семь клонов-автоматов, которых не может различить даже их создатель Коппелиус.

В распоряжении хореографа были далеко не самые мощные ресурсы для создания трехактного балета. Ростовской труппе чуть больше двадцати лет - она одна из самых молодых в России, у нее нет ни глубоких корней, ни органических связей с ведущими отечественными театрами и школами. Балет в южном городе приживается непросто, но в репертуаре уже есть не только "Жизель" с "Лебединым озером", но и "Баядерка", и "Спящая красавица", предъявляющие к танцовщикам высокие профессиональные требования.

Под руководством Кузнецова, который работает в Ростове шесть лет, коллектив обрел целостность манеры, без которой невозможно исполнять классические спектакли. Но "Коппелия" оказалась тем балетом, который позволил артистам снять латы академизма и почувствовать себя в танцевальной стихии. Хореография так задорно обыгрывает небольшое число пар, так изящно жонглирует симметричными балетными рисунками, иногда так игриво сбивает эту чинность, что каждый танцовщик кордебалета чувствует себя солистом.

Кузнецов не пытается лишить чардаш и мазурку их ключевых движений, но в исполнении ростовских артистов они обретают южнорусскую удаль, напор и простодушие. Одним из лучших номеров балета становится бывшая "Баллада о колосе", в которой Сванильда с помощью пшеничного колоска пыталась спровоцировать Франца на признание в чувствах. В нынешнем спектакле этот номер стал массовым, а вместо колоска девушкам достались гигантские ромашки, придающие комичность их безуспешным усилиям. Эта "Коппелия" вообще запоминается редким балансом между иронией и лирикой, классикой и современностью. Спектакль оказался точно по мерке труппы, в нем убедителен и каждый из солистов: уверенная в себе Анастасия Сапрон и задорная Елена Садыхова в роли Сванильды, как принц строгий Игорь Кочуров и простодушный Ильшат Умурузаков в партии Франца, инфернальный Анатолий Устимов и многомерный - Коппелиус, Елена Чурсина и Анна Сидоренко в заглавной роли.