Войти в почту

Михаил Швыдкой: Артисты стран БРИКС открывают российской публике неведомый мир

Гала-концерт в честь высоких гостей, приехавших на `аммит в , завершился триумфальным выступлением Притти Йенде. Она настолько поразила легкостью и артистизмом исполнения виртуозных оперных арий, что, не соблюдая приличий, попросил моего соседа, Чрезвычайного и Полномочного Посла России в запечатлеть ее волшебное искусство на видео и сразу отправил эти фрагменты в и - в Большой театр и в Санкт-Петербургскую филармонию.

Михаил Швыдкой: Артисты стран БРИКС открывают российской публике неведомый мир
© Российская Газета

Понимаю, что это был поступок восторженного дилетанта: сопрано Притти Йенде давно известно всему миру. В свои 38 лет она успела выступить на сценах многих оперных домов, в том числе в Ла Скала и Метрополитен-опера. И, что особенно подчеркивали наши южноафриканские собеседники, пела на коронации Чарльза III.

Программа Чеховского фестиваля этого года составлена во многом из спектаклей коллективов из стран БРИКС

Впрочем, все участники гала-концерта вызывали восхищение. Похоже, создатели программы этого вечера Нзинга Куинта и решили удивить гостей из более чем 60 стран мира всем лучшим, что есть в современном южноафриканском искусстве, от виртуозного скрипача Пендо Масоте до потерявшего одну ногу танцовщика Мусы Мота, который покорял невероятными балетными кульбитами. Особую радость доставил публике хореографический театр Вуяни, который должен 19 сентября открыть вторую часть мировой серии Международного театрального фестиваля имени А.П. Чехова в Москве, а затем принять участие в Тихоокеанском театральном фестивале во . Фрагмент спектакля "Сион: Реквием по "Болеро" Равеля" вызвал энергичный отклик высокопоставленной публики, немало повидавшей на своем веку.

Замечу, что программа Чеховского фестиваля этого года составлена в силу известных причин во многом из спектаклей коллективов, представляющих искусство стран БРИКС. Бразильские, индийские, китайские, южноафриканские артисты высокого класса открывают российской публике неведомый прежде мир, удивляя их многообразием художественных средств, человеческих страстей, непривычностью творческого высказывания. Происходит разрушение стереотипов, именно поэтому убедить зрителей, что надо обязательно прийти на изобретательную бразильскую версию "Трех сестер", изысканный китайский балет "Чайное заклинание" выдающегося танцовщика Чжао Ляна или на мощные хореографические постановки южноафриканцев или кубинцев, пользующиеся успехом во всем мире, совсем непросто. Куда привычнее карнавал аргентинского танго, неизменно вызывающий зрительский ажиотаж. Публика впервые в таком объеме встречается с неизвестными для себя коллективами. Об этом неведомом прежде искусстве надо уметь рассказать так, чтобы люди поверили в необходимость увидеть нечто новое. А это совсем непросто, так как большая часть публики все-таки любит удивляться знакомому. Тем более что Чеховский фестиваль традиционно знакомил нашу публику прежде всего со сценическими шедеврами европейского театра.

Понятно, "поворот на Восток" в искусстве достаточно условен. Все сколько-нибудь стоящие коллективы стран БРИКС, , СНГ, других дружественных и нейтральных стран Азии, Африки и Латинской Америки имеют прочные связи с американским и европейским художественными рынками. Они работают в странах Запада и не хотят терять эту возможность. Они эстетически ориентированы на вкусы западной публики, творчески сотрудничают с европейскими и американскими продюсерами, режиссерами, хореографами. Важно понимать, что в современном искусстве обмен художественными идеями ни в коей мере не умаляет культурной идентичности, не разрушает ее, а, напротив, открывает ее новые грани.

В современном искусстве обмен художественными идеями ни в коей мере не умаляет культурной идентичности, а, напротив, открывает ее новые грани

И в китайском, и в индийском, и в бразильском современном театральном искусстве мы обнаружим влияние европейских художественных школ, среди которых особое место занимает методология К.С. Станиславского, актерские традиции Московского Художественного театра, равно как и наследие Евг. Вахтангова и Вс. Мейерхольда.

Не случайно с одним из самых известных южноафриканских актеров и драматургов Полом Слаболепси и режиссером Бобом Хини мы говорили о драматургии Чехова и его интерпретациях в ЮАР, а потом уже о пьесе самого Пола "Субботняя ночь в "Паласе". Она была написана в 1982 году, шла на разных сценах страны, мне довелось увидеть ее в Йоханнесбургском драматическом театре неделю назад. Я стал свидетелем ее обсуждения с молодыми зрителями, по преимуществу старшеклассниками, которые рассуждали о сложных, трагически закончившихся отношениях двух белых героев, один из которых африканер, между собой, и их обоих с черным работником этого кафе "Палас", куда они забрели субботней ночью. Пьеса, написанная в пору апартеида, заставляла размышлять о природе расизма и спонтанно рождающейся ненависти друг к другу. И если расовые конфликты остались в прошлом, то агрессия, вызванная неудовлетворенностью жизненными обстоятельствами, никуда не исчезла. Театр по-прежнему остается местом, где вечные вопросы бытия обретают современные очертания и местный колорит. Южноафриканская драматургия и в пору апартеида говорила о болезненных проблемах своей страны. Именно поэтому Пол Слаболепси, добившийся национального успеха как актер и литератор, вместе с , одним из самых известных писателей ЮАР, организовал в Йоханнесбурге "Маркет тиэтр", который в 1980-е был местом острейших художественных и политических дискуссий.

...Мы любим повторять, что мир велик, часто не отдавая себе отчет в том, насколько он велик и многообразен. И в том, что мы его мало знаем.