Войти в почту

Не стоит село без праведника: истории трех жительниц Курской области, переживших гонения из-за веры

Не стоит село без праведника – гласит русская пословица. Кто они, эти праведники, если стоит ещё Россия, пройдя через страшный XX век? На солнцевской земле, в неистощимой глубинке, совсем недавно среди селян жили такие праведники. Они пережили гонения на православную веру, непростое военное и послевоенное время и продолжали оставаться верными однажды избранному пути – следовать за Христом. На протяжении многих лет мне приходилось с ними тесно общаться. Они никогда не поучали, а лишь своим жизненным примером свидетельствовали о христианской вере. Пока были живы, они не разрешали публиковать истории их жизни, объясняя это так: «Мы работали в храме ради своей души, а не для людской похвалы». «Если Богу угодно…» Марфа Илларионовна Лифинцева до самой смерти оставалась истинно верующей. В 1929 году от тифа умер глава семьи – её супруг Яков Матвеевич, и все тяготы легли на плечи Марфы. В их доме всегда были рады старцам Митрофану и Симеону. Жители села приходили толпами в скромную хатку Лифинцевых, расспрашивая старцев о грядущих событиях. Прозорливый старец Симеон гостил у Лифинцевых неделю, спал на полу у печки на соломе. Ноги у него были как бы перекрещены, поэтому ходил он на костылях. Он и предупредили Марфу о грядущих страданиях. В 1930-е годы началась коллективизация. Марфу неоднократно арестовывали и по несколько недель держали под арестом за исповедание веры. Ей угрожали: «Твои дети умрут от голода». На это Марфа Илларионовна отвечала: «Если Богу угодно, выживут». Семья не пошла в колхоз, остались единоличниками. У Лифинцевых, как у чуждых советской власти элементов, выгребли все продукты из погреба, все запасы из закромов и отобрали землю «под самый порог», но Марфа поступала, как наставлял её старец Симеон, не отчаялась, не заплакала, а только благодарила Бога за все испытания! Ходила она в церковь, когда ещё было темно. Тогда представители власти встречали верующих по дороге и не пускали в церковь. Много скорбей и страданий пришлось пережить этой хрупкой, преданной Богу женщине. Духовным наставником их семьи был местный священник – отец Георгий, который являлся настоятелем трёх церквей: в Дежевке, Зуевке и Субботино. В годы репрессий батюшка был арестован и расстрелян за верулом лесу под Курском. В 1937 году в селе была разграблена и закрыта церковь, все иконы сожгли, а церковь переоборудовали под школу. Но и это трагическое событие не заставило Марфу отойти от Церкви, просто её путь в храм стал гораздо длиннее, ходить надо было в соседнее село. Ночевали в храме, а Яковлевна Смирнова родилась в крестьянской семье 30 марта 1922 года, в день памяти преподобного Алексия, человека Божия. В годы войны Анна Яковлевна копала окопы, участвовала в строительстве легендарной железной дороги Ржава – Старый Оскол, трудилась на разработке торфа. В праздники Анне приходилось отпрашиваться с работы, чтобы пойти на службу в церковь, а потом отрабатывать эти часы. Много тогда трудились и на своих огородах, чтобы прокормить семью. – В войну моя мама Марфа вместе с Пелагеей Павловной Поляковой ночевала в церкви, чтобы сохранить её от поругания, – рассказывала Анна Яковлевна. – На лошади ездили по лугу, собирали навоз, сушили его и топили печь в храме. Неоднократно она вспоминала, как в 50-е годы на праздник Крещения после службы священник вместе с прихожанами ходил на реку Сеймс хоругвями. Вырубали там прорубь крестом – «Иордань». Батюшка Иеремия Трофименко, настоятель Зуевской церкви, освящал воду, а затем все черпали её прямо из речки. Когда в селе не стало храма, Анна вместе с мамой и сёстрами пешком залько десятков километров ходила в Зуевкуймье. Сначала Анна с сестрой Александрой пела на клиросе, затем выполняла другие послушания – разжигала кадило, подготавливала для отца Флегонта ризы к богослужению, десять лет читала помянники. Батюшка усердно относился к своей пастырской деятельности, был внимателен к прихожанам, богослужения совершал строго по уставу. Он очень любил храм Божий, много внимания уделял его благолепию. Как хороший знаток церковного пения, постоянно следил за клиросной службой. И Анна была ему надёжной помощницей. Она была ветераном труда и труженицей тыла, поощрялась многими почётными грамотами за долголетний добросовестный труд, награждена медалями. «Делай добро твоё тайно» Александра Яковлевна Меньшикова родилась в 1927 году на Дмитриев день. Все дети в семье с раннего детства вместе с мамой и братьями и сёстрами молились, стоя на коленях. Ежедневно читали Евангелие, которое подарил семье сельский священник-прозорливец отец Георгий. Несколько десятков лет Александра жила в посёлке Солнцево и трудилась в церковном хоре Зуевского храма, куда с детства ходила с мамой. Пела она высоким голосом и очеуховно наставлял её семью отец Павел Тарасов. Он пострадал за веру в годы репрессий. 20 ноября 1937 года отец Павел был осуждён по 58-й статье сроком на 10 лет. По отбытии наказания 26 июля 1946 г. назначен временно исполняющим обязанности псаломщика в Димитри. Зуевки Солнцевского района Курской области. Много своих трудов положила Марфа Илларионовна со своими дочерьми Анной и Александрой в Николаевском храме. Они никогда ничего не делали для человеческой славы, а совершали добрые дела тайно. «Делай добро твоё тайно и Господь воздаст тебе» ( Мф. 6:4). Вера этих женщин была непоколебима. Свою земную жизнь они прожили для того, чтобы жить по заповедям Господним, и потому их скромная жизнь стала для многих из нас примером христианского подвижничества и верности Божьим заветам. Это о таких женщинах в «белых платочках» сегодня говорят, что они в тяжелейшеерковь сохранили веру. А Александр Солженицын о них говорил: «Они те самые праведники, без которых, по пословице, не стоит село. Ни город. Ни вся земля наша».

Не стоит село без праведника: истории трех жительниц Курской области, переживших гонения из-за веры
© Курские известия