Войти в почту

Выставка Ильи Кабакова в Новой Третьяковке

Новая Третьяковка готовит расширенную экспозицию произведений , скончавшегося 27 мая 2023 в в возрасте 89 лет. Выставка продлится с 6 июня по 30 сентября 2023. «Вечный труженик, он никогда не переставал создавать новое и на девяностом году продолжал работать в своей мастерской, причем над огромными, многометровыми полотнами», – написал об Илье Кабакове на своей соцсетевой странице философ, культуролог, литературовед Михаил Эптштейн (cм. также его текст «Пустота как прием. Слово и изображение у Ильи Кабакова»). «Само присутствие Ильи [Кабакова] в нашей профессиональной жизни было очень важным. Мне, во всяком случае, странным образом казалось, что вместе с ним сохранялось чувство осмысленности занятия искусством. Ведь он рефлексировал всё, в том числе и не поддающееся рефлексии. Не в плане абстрагирования, отвлеченных категорий, даже оценок, а как он умел – пугающе наглядно. Кабаков, мне представляется, никогда не позволял внешним раздражителям (будь это “политика”, рынок, история личных отношений, старость, пр.) вмешиваться в свое искусство. Он просто делал их материалом этого искусства. Он их как бы перевербовывал. Умел заагентировать (недаром его поколение так любило слова вербальность и агент). Прием не ради какой-то там выгоды или пользы для чьей-то стороны. Он дал им право оставаться агентами собственного фактического бытия, своей экзистенции. Со всеми вытекающими обстоятельствами, в том числе – собственным языком. Не опровергая это право комментариями, оценками и критикой. “Совок” говорит у него своим коммунальным речитативом. Муха жужжит. Протечка стучит каплями. Интерпретатор-философ перетягивает одеяло на себя. Тиран («Памятник тирану») спускается с пьедестала в толпу: то ли обнять, то ли удушить в объятьях. И так далее. Сама фактичность существования – без выводов и, как сегодня говорят, подкастов, – была объектом и субъектом искусства Кабакова. Добавлю – нашего существования, экзистенции, окрашенной спецификой национального опыта», – прокомментировал в соцсети уход Ильи Кабакова искусствовед, куратор, заведующий отделом новейших течений Государственного Русского музея . ИЛЬЯ КАБАКОВ. ПРЯМАЯ РЕЧЬ «Нельзя было жить в Советском Союзе и не дистанцироваться от общего одичания. Ирония – это была дистанция. Читая книги, ты смотрел на окружающее с точки зрения прочитанного. К этому могло быть разное отношение – либо этнографическое, когда ты чувствовал себя посланцем английского географического клуба в Африке, который смотрит на жизнь людоедов, либо гневное отношение: “За что мне такая собачья жизнь?” Это отчаяние. И еще было третье – ощущение себя “маленьким человечком” Гоголя. Несмотря на то что тебя давят, у тебя есть твои идеалы, шинель, твое пищащее самосознание. С одной стороны, ты наблюдатель, с другой стороны, ты пациент». *** «Контраст между этими оазисами – Пушкинским музеем, Третьяковкой, консерваторией, несколькими библиотеками – и той повседневной одичалостью, которую представляла собой советская жизнь, давал благотворную почву для художественной работы». *** «Мир концептуальности – это не только мир продукта, а это мир мыслеформ, которые могут перейти во что-то материальное, а могут оставаться в пределах мыслеформ. Мало того, умышленно консервируясь в этих формах, элитарность выступает в виде своей крайней и принципиальной формы. Как у Кейджа: или ты слышишь эти три с половиной минуты тишины, у тебя есть слух, или ты думаешь, что это какой-то прохиндей сидит молча за роялем. В этой сказке про голого короля всегда можно сказать, на чьей ты стороне: на стороне умного мальчика, который пальчиком тычет, или ты на стороне Кейджа – великого портного, ведь эта притча не только про умного мальчика, но и про великого портного. Концептуализм – это область видовой динамики, где не разделяется искусство от текста, текст от разговора, разговор от поэтического времяпрепровождения. Это тоже хорошо проработанная сфера, но при сегодняшнем утилитаризме (“дайте мне потрогать, чтобы купить”) это, конечно, не принимается в расчет». *** «Я интроверт. Но художественный мир всегда был миром интровертов. Возьмем самых публично экзальтированных людей типа Рубенса – все равно внутри лежит интровертный промысел. Но сильно интровертный тип потерпел сегодня поражение. Быть интровертом некрасиво. Считается, что это род сумасшествия. Такой человек представляет собой опасное и публично безобразное зрелище. До сих пор вся история культуры делалась интровертами, но на смену им пришли другие существа, которые говорят, что ко всему надо относиться с точки зрения внешнего существования. Интроверт держится на трех важных вещах – память, фантазия и рефлексия. Последняя дает ему способность оценивать явление в ряду других. Экстраверт не обладает ни одним из этих свойств. У него есть сегодняшняя акция, которая не подвержена никакой рефлексии, поскольку речь идет о т.н. коммуникации. Он не думает ни о завтрашнем дне, ни о прошлом. Это совершенно другая антропологическая фигура. В культуре сегодня доминирует экстравертная модель, но как долго это будет, никто не знает. Будет, пока существует понятие успеха. Экстраверт не может ждать, у него нет на это ни концепции, ни сил. Пока будет успех – неважно, коммерческий, звездный или медиальный – экстраверт будет командовать парадом. Как только наступит безуспешная эпоха – это будет время интровертов». «МО» «Музыкальное обозрение» в социальных сетях ВКонтакте Телеграм