Войти в почту

Гаспринский о казанских татарах: "Первым долгом озабочиваются устройством мечети и школы"

Крымский научный центр Института истории им. Ш. Марджани работает над изданием Полного собрания сочинений Исмаила Гаспринского (1851—1914) и предлагает ознакомиться с некоторыми отрывками из этого труда. Известного просветителя и издателя волновали проблемы мусульман в Российской империи, он был председателем 1-го мусульманского съезда, встречался с татарским ученым-богословом Шигабутдином Марджани. Гаспринский посвятил казанским татарам несколько публикаций.

Гаспринский о казанских татарах: "Первым долгом озабочиваются устройством мечети и школы"
© Реальное время

Казанские мусульмане

(Очерк И. Гаспринского, опубликованный в газете "Переводчик-Терджиман" за 1886, 1 апр. — № 24.)

Мусульманское население Поволжья обыкновенно называют "казанцами". Говоря о них, будем употреблять это слово в том же смысле. Нам уже приходилось говорить о коммерческой способности казанских мусульман и значении их в торговом мире. На этот раз [хотим] сказать о религиозном их положении.

Распространение ислама в отдаленных уголках страны.

История сохранила очень мало данных о религиозном быте мусульман Поволжья до покорения Казани Россией. Несомненно одно, что ислам распространился между ними [задолго] до покорения. Русская история, говоря о казанцах, [упоминает] только мусульман. Местное мусульманское предание относит распространение ислама в Казани к первым временам магометанства, [повествуя] о двух сподвижниках пророка, явившихся в Казань для проповеди Корана. Как бы там ни было до присоединения Казани к России, но в промежуток времени от Иоанна Грозного до Екатерины Великой религиозное положение казанцев было плохое. Официально мечетей и медресе не существовало. Духовенство было малочисленно, а народ погружен был в самые жалкие суеверия. Не существовало также духовного управления. Однако при всем том, несмотря на отсутствие сколько-нибудь сносно устроенных училищ и общую бедность населения глухого края, находились смелые, энергичные ревнители знаний и веры, которые оставляли за собой безводные, безлюдные степи и пустыни, пробирались в Бухару, Хиву и Стамбул, где и получали [надлежащее] религиозное обучение. Возвращаясь затем на родину, эти муддерисы и ишаны приковывали к себе сердца и группировали вокруг себя учеников и дервишей из всех частей Поволжья и Камы. Таким образом, мусульманская наука и верования распространились и поддерживались в самых отдаленных уголках страны.

Екатерина II в Казани. Фото: iske-kazan.ru

Права, дарованные славной государыней...

При воцарении великой монархини Екатерины II, мусульмане Поволжья уже были достаточно крепки в вере и имели значительное духовенство,

так что государственная мудрость царицы и ее милостивое отношение к мусульманам вызвали дарование новых прав в совершенно свободном отправлении потребностей религии. Указом этой же царицы основано в Уфе духовное собрание магометан. Всестороннее прогрессирование России в царствование великой царицы оживило так же Поволжье и Камские страны. Мусульмане, способные к торговле, быстро приобрели почти первенствующее положение в местной торговле и по обмену между Россией, Средней Азией и Сибирью. Рост материального благосостояние мусульман в связи с правами, дарованными славной государыней, способствовал быстрому развитию религиозных учреждений, так что в короткое время сооружены были почти повсеместно мечети и медресе. Призывы муэдзинов и ревностное обучение сильно укрепили свет и дух ислама между казанцами.

Надо заметить, что, вообще, северное мусульманство весьма религиозно и, несмотря [на то], что проживает так сказать на окраине исламистского мира, не уступит в религиозном рвении никому из своих единоверцев.

Роль татар в распространении ислама

Развитие и упрочнение мусульманства в степях Азии многим обязано деятельности и пожертвованиям мусульман Поволжья. Два, три семейства казанских мусульман, поселившихся где-либо в степи или русском городе, первым долгом озабочиваются устройством мечети и школы. Казанским же мусульманам принадлежит честь печатания первых мусульманских книг.

Бодрость этого населения видна в том, что нам не приходилось видеть у них полуразрушенных мечетей и сколько-нибудь значительных поселений без мектебов
Севастопольская соборная мечеть (Акъяр Джами). Фото: sevastopol.krimchel.ru

Севастопольская мечеть была одновременно и гражданской, и военной. В ней служили гражданский мулла Ю.И. Рахимов и анух (военный священник) М.-З. Замалетдинов. Мулла Рахимов создал при мечети мусульманскую школу.

Отметим здесь, что, например, крымцы, несмотря на свои вакуфные богатства, много отстали от казанцев в деле родной грамоты и вероучения. Недавно мы сообщали [о] корреспонденции из одной деревни Пермской губ[ернии], где говорилось, что мальчики и девочки поголовно обучаются в мектебах. Интересен факт, что муллы и ходжи не только в Одессе и Ростове (на Дону), но и в Севастополе — суть казанцы. Казалось бы, крымцам было бы гораздо ближе проявлять свою религиозную деятельность.

Указав на отличное положение религиозного дела между казанскими мусульманами, мы выражаем им искреннее желание успехов и энергии в приобретении светских познаний и развития в сфере умственной жизни.

Исмаил Гаспринский. Полное собрание сочинений. Т. 2. Ранняя публицистика: 1879—1886 гг. / Гл. ред. Р.С. Хакимов; сост. С.А. Сеитмеметова. — Казань — Симферополь : Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2017. — 384 с., 23 ил.