Войти в почту

Кем был Серафим Саровский

Без сомнения, преподобный Серафим Саровский – самый известный из всех курян. Ему молятся, у его иконы преклоняют колени православные по всему миру – в , , , . Возможно, не каждый из них знает, что старец Серафим родился и вырос в , но тот, кто открывал книгу жития святого, в первую очередь узнавал о его родине, о его родных и земляках. Саровского называют чудотворцем, сама его жизнь полна чудес, но всё ли является правдой? Где границы, отделяющие легенды от истины?

Кем был Серафим Саровский
© Курская правда

Ранее было трудно ответить на этот вопрос, так как всё опиралось на устные предания, теперь же в распоряжении учёных появились многие документы. Жизнь замечательного человека «Много ли мы знаем о человеке, причисленном к лику святых ? Биографии великих личностей обрастают легендами, былями и небылицами. Домыслы сопровождают их не только при жизни, но и после смерти. Не миновал этого и преподобный Серафим». Это строки из книги Валентина Александровича Степашкина «Серафим Саровский» (серия ЖЗЛ). Уже вышло два издания, но что любопытно, особого интереса, а тем более ажиотажа в Курске – на родине батюшки Серафима – книга не вызвала. До выхода книги Валентин Степашкин не раз бывал в Курске, работал у нас в архивах, встречался с общественностью. Но большой дружбы как-то не случилось. Курские краеведы, например, не сошлись с Валентином Александровичем в дискуссии по поводу места, на котором стоял родной дом преподобного. Автор книги полагает, что дом находился в районе сегодняшнего памятника композитору Свиридову, куряне же указывают другое место.А некоторые из наших священников недоумевали, почему Степашкин при очень большом интересе к предкам батюшки Серафима, не проявил такой же любознательности по отношению к ныне живущим родственникам преподобного. Да и для того, чтобы о книге заговорили, нужна реклама, какая-то презентация, но этого не было. Книги даже нет в продаже в курских книжных магазинах, заинтересовавшиеся вынуждены её выписывать. Правда, доктор педагогических наук, профессор кафедры теологии и религиоведения Курского государственного университета Владимир Михайлович Меньшиков прочитал книгу, что называется, с карандашом в руках (в прямом смысле слова) и вынес свой вердикт. Но прибережём его мнение к финалу нашего рассказа, а пока остановимся на самой книге. Издание крайне интересное: очень подробное исследование жизненного пути Серафима Саровского. Автор работает над темой несколько десятилетий. Первой публикацией была статья о юбилее преподобного. Приближалось 250-летие святого. Его должны были праздновать в 2009 году. И Степашкин думал, что о Серафиме Саровском ничего нового не напишешь, но в 1998 году в архиве он нашёл грамоту о награждении батюшки Серафима наперсным крестом в честь победы над французами в Отечественной войне 1812 года. Потом последовали новые находки. В одном из документов Валентин Александрович обнаружил, что делопроизводитель допустил ошибку. И ведь именно эта неточность и стала причиной, что год рождения Серафима Саровского указывался долгие годы неверно. Годом рождения святого считали 1759-й, но это было не так, будущий великий старец родился в 1754 году. Валентин Степашкин сделал доклад на исторической конференции в Нижнем Новгороде и написал книгу «Преподобный Серафим Саровский: предания и факты». То издание, в отличие от сегодняшнего, заинтересовало многих. Церковное священноначалие книгу тоже прочитало и доводы Степашкина признало убедительными. И именно 2004 год был объявлен годом празднования 250-летия преподобного Серафима Саровского в общероссийском масштабе. Тогда мощи святого побывали в Курске. После этого главный редактор издательства «Молодая гвардия» и предложил историку написать большую книгу о всенародно почитаемом старце. Книга написана и опубликована. Падение с колокольни Как известно, отец преподобного руководил работами по строительству в Курске Сергиево-Казанского собора. Но смерть не дала ему довести дело до конца. За стройкой пришлось присматривать супруге, которая иногда брала с собой и своего сына Прохора – будущего святого. (Напомним: мирское имя Серафима Саровского – Прохор Мошнин.) Жития рассказывают об этом так: «Что Прохор был избранником Божиим от рождения своего – это видели все духовно развитые люди и не могла не почувствовать благочестивая его мать. Так однажды, осматривая строение Сергиевской церкви, Агафия Мошнина ходила вместе со своим семилетним Прохором и незаметно дошла до самого верха строившейся тогда колокольни. Отойдя вдруг от матери, быстрый мальчик перевесился за перила, чтобы посмотреть вниз, и, по неосторожности, упал на землю. Испуганная мать в ужасном виде сбежала с колокольни, воображая найти своего сына разбитым до смерти, но, к несказанной радости и величайшему удивлению, увидела его целым и невредимым». Случилось это, когда Прохору было семь лет. В Курске у Сергиево-Казанского собора на камне, установленном на месте падения, было написано, что будущий святой упал с колокольни в 1766 году. Но когда первая книга Степашкина стала распространяться, прежнее число затёрли и поставили 1761 год.Таким образом, были признаны выводы историка о дате рождения преподобного. Но камень остался на месте. Впрочем, и правильно, так как падение было. Из книги Валентина Степашкина: «Первые «Сказания» описывают следующее чудесное событие: «Во время строения сего храма однажды Агафия пошла на церковное здание, взявши с собою и сына своего, которому было тогда около семи лет, – и как взошла на здание, то он, отлучась от нея, по детской неосторожности упал с высоты здания на землю». Даже искатель новых преданий и мифов о старце Серафиме, такой как Иоасаф (Толстошеев) не посмел упоминать слово «колокольня» ни в одном издании биографии старца, потому что в 1761 году она не существовала. В литературе об истории Сергиево-Казанского собора время его строительства обозначено большим сроком. В 1752 году был заложен нижний храм во имя преподобного , и только в 1778 году освящён верхний, в честь иконы Казанской иконы Пресвятой Богородицы. Взглянув на массивное здание собора, невозможно представить, что строители в 1761 году возвели колокольню. Впервые упоминание о колокольне появилось в «Житии старца Серафима, Саровской обители иеромонаха, пустынножителя и затворника» издания 1863 года и не может служить первоисточником. Тем не менее падение «с высоты здания» обозначено, и какая бы высота падения ни была, и Божий промысел, и покров Пресвятой Богородицы в спасении отрока Прохора усматриваются». Далее автор добавляет, как в своём детстве слышал рассказы в Сарове о падении отца Серафима с колокольни… Саровского монастыря. Кормление медведя В религиозной литературе дружба святых с самыми различными дикими животными – обычное дело. Считается, что такие рассказы являются как бы воспоминанием о прошлой райской совместной жизни людей и зверей. И в будущем, мол, когда появятся новое небо и новая земля, всё станет так же. Батюшка Серафим, если верить сказаниям о нём, дружил с медведем. Сюжет для русского православия не нов: достаточно вспомнить рассказы о Сергии Радонежском, который тоже за несколько сотен лет до Серафима Саровского прикармливал хозяина русского леса. Известно несколько воспоминаний о кормлении отцом Серафимом медведя. Валентин Степашкин считает, что самое интересное находится в «Сказании», составленном иеромонахом Иосафом. Там есть специальный рассказ об этом чуде, который называется «Рассказ старицы Дивеевской обители Матроны Плещеевой». Валентин Александрович задаёт вопрос – насколько описание дружбы батюшки Серафима с медведем соответствует действительности? И даёт ответ: «Во-первых, Матрона была слишком юной, когда отец Серафим жил на Дальней пустыньке. Во-вторых, в отделе рукописей Российской государственной библиотеки, в фонде митрополита Филарета, обнаружено дело под названием «Выписка из книги о жизни и подвигах Серафима Саровского 1849 г. (рассказ монахини, как она выдумала чудо Серафима Саровского)»: «В книге «Сказание о жизни и подвигах старца Серафима» (по изданию 1849 года на странице 142 и по изданию 1856-го на странице 118) помещён рассказ старицы Дивеевской обители Матроны Плещеевой о том, якобы она, бывши у отца Серафима, видела, как он кормил медведя и как по благословению старца и она кормила того медведя, но сей рассказ вымышлен иеромонахом Иоасафом, как объявила сама Плещеева перед смертью. Долго страдая от водяной болезни, она привела себе на память забытый ею грех и в сознании, что Господь не посылает ей смерть, ожидая её раскаяния во лжи, призывает к себе начальницу Екатерину Васильевну Ладыженскую и монастырского духовника, священника Василия Садовского и при них объявляет, что она научена Иоасафом и согласилась принять на себя и, в случае посещения обители членами царской фамилии, рассказать, якобы видела она, как батюшка отец Серафим кормил медведя, и как сама она кормила, чего вовсе не видела… Сделав это признание, Матрона вскоре скончалась». Так как же всё было на самом деле? Об этом остались рассказы самих насельников Саровской обители. У батюшки Серафима, когда он жил отдельно от монастырской братии, был около кельи-избушки небольшой пчельник. Да, медведь как-то приходил, начал было ломать забор, чтобы до меда добраться, но отец Серафим его не пустил – громко постучал по забору, кинул зверю ломоть хлеба, тот и удалился. Так что настоящим чудом здесь скорее надо считать предсмертное раскаяние Матроны. Беседы с Мотовиловым В рассказах о жизни батюшки Серафима к чудесам из жития очень многое добавлено из книг Николая Александровича Мотовилова: «Записки Николая Александровича Мотовилова, служки Божией Матери и преподобного Серафима» и «Беседа преподобного Серафима Саровского с Николаем Александровичем Мотовиловым». Мотовилов – симбирский помещик, он знал отца Серафима и даже считается его первым биографом, много лет Николай Александрович заботился об организованном Серафимом Саровским Дивеевском монастыре. «Часто в течение сего времени и подолгу бывал я в Сарове и неоднократно беседовал с сим великим старцем Серафимом и в одну из бесед его в конце ноября 1831 года имел счастие видеть его светлее солнца в благодатном состоянии наития Святого Духа Божия». Это фрагмент из «Беседы преподобного Серафима с Н.А. Мотовиловым о цели христианской жизни», впервые опубликованной в газете «Московские новости» в 1903 году. Именно религиозный писатель Сергей Александрович Нилус (всемирно прославившийся изданием скандальной фальшивки «Протоколы Сионских мудрецов») из многочисленных и разрозненных записок Мотовилова создал книги, которые сегодня есть в каждой православной книжной лавке. Сам же Николай Мотовилов являлся психически больным человеком. Часто он находился в очень экзальтированном состоянии со всеми вытекающими отсюда последствиями. Поэтому в его записях о Серафиме Саровском в уста старца вложены всевозможные пророчества о будущем России, о воскресении самого старца и т. д. и т. п. И отделить мотовиловский текст от подлинных слов Серафима совершенно невозможно. Не будучи специалистом в психиатрии, Степашкин приводит текст «Историко-психиатрической экспертизы», подготовленной по его просьбе врачом-психотерапевтом высшей категории, заведующим психиатрическим отделением города Сарова , которому Валентин Александрович предоставил все имеющиеся у него документы и данные по Мотовилову. Можно соглашаться с таким подходом, можно не соглашаться, но факт остаётся фактом – всестороннему разбору личности Мотовилова автор биографии Серафима Саровского уделяет самое пристальное внимание, вплоть до обнародования заключения психиатра. «В соответствии с нынешней классификацией болезней диагноз Николая Александровича Мотовилова будет звучать так: шизофрения вялотекущая, малопрогредиентная, со стойкими истероформными расстройствами, нарастающими изменениями в эмоционально-волевой сфере и мышлении. Для историков обозначена новая почва для деятельности. Психиатр вздохнёт: «Жил бы Николай Александрович в наше время, при правильной психиатрической помощи удалось бы защитить его от изъянов в психической сфере, сохранить адаптивные возможности, избавить от ярлыков помешательства». Впрочем, хорошо, что жил Николай Александрович в своё время: не будь болезни, получили бы мы из уст совершенно другого Мотовилова сведения о жизни великого старца, пусть и требующие приведения к исторической точности? Необходимо защищать страдающего душевным недугом человека, пытаться разглядеть в страдающей под болезненным гнётом душе красоту. Подводя итог, можно сделать следующие выводы. Являлся ли Мотовилов благотворителем Дивеевской общины? Да, являлся. Можно ли его назвать блаженным? Нет. Достоверны сведения о преподобном Серафиме Саровском, дошедшие до нас в записках и письмах Мотовилова? Нет. Это следует признать и смириться с этим». «Радость моя!..» Ну а у нас свои вопросы. Можно ли считать книгу Валентина Степашкина дискредитацией святого? Конечно, нет, она основана на документально подтверждённых фактах. Но не было ни тысячи ночей молитвенного стояния на камне (хотя камень был), ни нападения разбойников, которых потом якобы батюшка Серафим простил, ни фаворского света, увиденного Мотовиловым, ни встречи с Пушкиным и императорами России. Много вопросов и по канонизации, проведённой под давлением царской семьи, и по поводу мощей тоже остаётся ряд нестыковок. В результате профессор КГУ Владимир Меньшиков, о котором шла речь в начале этого материала, по прочтении книги сказал: «На мой взгляд, это крайне неудачная книга Степашкина. От святости преподобного Серафима Саровского ничего не осталось…». Но что такое святость? Это отдельная большая тема. Впрочем, кратко можно сказать так: святой – это человек избранный, отобранный, отделённый от всего остального и предназначенный только для Бога. Таким Серафим Саровский и был. Он просто жил, не вмешивался в политику, не выдвигал судьбоносных идей, ничего не придумывал, молился или работал, молчал или беседовал с теми, кто приходил к нему. Мало? Наверное, да, маловато. Но добавим небольшое замечание от себя, а не из книги Степашкина. А именно – будем помнить, что старец каждого приходящего к нему встречал приветствием «Радость моя!». И это не Мотовилов подтверждает, а многие очевидцы, запомнившие столь необычное приветствие. Это слова из 31 псалма (Псалтырь, как известно, одна из «настольных» книг монахов). Там царь и пророк Давид так обращается к Богу (по крайней мере, в переводе профессора Павла Юнгерова). Значит, для батюшки Серафима каждый человек представлял высшую ценность. А вот это уже немало. Справка «КП» Валентин Степашкин – историк, писатель, краевед. Родился в 1956 году в Нижегородской области (Присаровье). Член Союза писателей России с 2003 года. Лауреат первой премии в номинации «Документально-публицистическая проза» Всероссийской православной литературной премии имени святого и благоверного князя (2009). По образованию – экономист, но своим призванием считает изучение истории Русской православной церкви, древней и современной истории города Сарова. Работает начальником отдела исторических исследований городского музея в Сарове. Юрий МОРГУНОВФото из открытых источников