В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Восемь хореографов прима-балерины Дианы Вишневой. Открытие фестиваля Context

Context. Начало

Восемь хореографов прима-балерины Дианы Вишневой. Открытие фестиваля Context
Фото: ТАССТАСС

Видео дня

Накануне в Центре современного искусства "Винзавод" () открылся Context. Diana Vishneva. Прима Мариинского театра проводит свой фестиваль современной хореографии уже в десятый раз — и с каждым годом расширяется его география. Изначально он проходил только в Москве, затем добавился родной для балерины , теперь же спектакли будут показаны и в , а образовательная программа и программа кинопоказов пройдут в десяти городах страны. Фестивальные события не идут единым блоком, они привольно расположились во времени: дата окончания "Контекста" — 11 декабря. Впереди премьера спектакля "Явь" в постановке Анны Щеклеиной (15 и 16 октября в Москве), вечер современной хореографии, где будут показаны одноактные спектакли и (18 октября в Москве, 23 октября в Петрозаводске), мастер-классы для профессионалов и впервые запланированная на фестивале программа для детей, содержание которой еще уточняется, но уже известно, что она пройдет в декабре

Начался же "Контекст" со спектакля "Материя", созданного в редком формате сотворчества — одну постановку сочинили восемь российских хореографов, использовав музыку четырех современных российских композиторов. Этот спектакль можно посмотреть в Москве до 25 сентября, затем с 30 сентября по 1 октября его будут показывать в Санкт-Петербурге. Для показа этого спектакля специально набрали "первую проектную танцевальную труппу Context": пять танцовщиц и четыре танцовщика, имеющих опыт работы и в классическом, и в современном танце. Именно такой диапазон знаний и умений артистов был необходим, потому что среди восьми авторов, создавших "Материю", есть как приверженцы классического балетного языка (например, бывший солист Большого театра , который сейчас руководит балетом в , и солист московского Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко ), так и хореографы, работающие только в стилистике контемпорари (в частности, , уже не раз номинированная на "Золотую маску" в разделе "современный танец"). Артисты должны уметь свободно менять лексику во время спектакля, который идет без перерывов — после фрагмента, поставленного одним хореографом, начинается фрагмент, поставленный другим. В результате танцевальный текст становится экзаменом на прочность, что проходит вновь созданная труппа, — и артисты выдерживают его с честью.

Демократичный зал, история красотки, которая сводит всех мужчин с ума, и классическая школа балета

Зал в ЦСИ "Винзавод" — свободно трансформирующееся пространство, и пришедшие на спектакль зрители сначала проходят по незадействованной в танцах половине площадки (такое чувство будто пересекаешь пустынный спортивный зал в школе), затем поднимаются на временно собранный амфитеатр — и вот перед ними небольшая сцена. Никаких бархатных кресел, все — и vip-гости, и студенты — рассаживаются на обычных стульях, гаснет свет и в фонограмме начинает звучать довольно монотонная электронная музыка. Появляющиеся на сцене артисты с ног до головы затянуты в черные трико (лиц не видно), и вся группка выстраивается в колонну. Кто-то делает шаг влево, кто-то уклоняется вправо — но все неизменно возвращаются, снова встраиваются в ряд. В полутьме эти фигуры с колеблющимися движениями больше всего напоминают разложенную по кадрам кинопленку — вот здесь одна фаза движения, следующий "кадр" транслирует уже другую — и все вместе производит одновременно завораживающее и пугающее впечатление. На секунду мужчина и женщина нарушают ровный строй, обнимаются в центре, но "непорядок" быстро ликвидируется, все снова едины в ритмичном движении — и в конце концов исчезают в кулисе. Фрагмент оставляет ощущение недоговоренности, какого-то неосуществленного бунта против бесчеловечного порядка — и не зря: в финале эта группа вернется, снимет с голов обезличивающие черные тряпки и обнимется в дружеском хороводе.

Внутри спектакля, чьи границы определены этим мрачным шествием и его спокойным, уверенным финалом (никаких пластических истерик), — масса разных историй. Вот история о четырех парнях, беззаботно дурачащихся в своей компании, — и тут появляется Дива, девица в черном купальнике, чья надменная походка буквально сшибает парней с ног, — и они начинают семенить на корточках, заглядываясь на красотку. Все же находится один, что встает и встает с ней в равный дуэт, — но с этой женщиной ничего не будет просто. В этой работе хореограф интересуется не тем, как движется Дива (хотя танцовщица Алина Костарева безупречно величественна), а тем, как восхищаются, обмирают, с готовностью подставляют руки, когда красотке взбредает сделать из парней пьедестал для себя-монумента, мужчины. В следующей части спектакля историю рассказывает Ольга Тимошенко — и никаких танцовщиков здесь вовсе нет. Сугубо женская история дружбы и противостояния, ярости, которая скрывается под видом доброжелательной улыбки на устах, и избавления от давления коллектива. Давления буквального — в финале четыре коллеги укладываются на солистку сверху, как тяжелый пресс, и она с трудом выбирается из-под дружеской "опеки". Но выбирается и уходит — перед нами хэппи-энд.

Из всех авторов самым академичным, использующим практически балетную лексику, ожидаемо оказался Андрей Меркурьев. Служба сначала в Мариинском, а затем — немало лет — в Большом театре не может пройти незаметно, и его герои взлетают в классических прыжках, как персонажи балетов Мариуса Петипа. Хореограф не взялся рассказывать никакой повести, решив превратить музыку в чистый, бессюжетный танец, и ему это удалось — трагическим аккордам Кирилла Рихтера вполне соответствовала полетность движений артистов (с музыкой , которую использовали Тимошенко и начинавший программу , это сделать было бы сложнее — монотонность может быть неплохим аккомпанементом, но не равным партнером в диалоге хореографа и музыки). Впрочем, независимо от выбранного стиля движения, сочинения всех хореографов (также в проекте принимали участие Константин Семенов, , , Эрнест Нургали) соединялись в единое целое практически без швов, представляя общий портрет нового поколения современных российских хореографов. Всех их еще на раннем этапе развития карьеры заметила и поддержала на одном из предыдущих "Контекстов" , чем по праву гордится фестиваль.

Анна Гордеева