В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Эвелина Бледанс ответила на упреки в заработках на сыне с синдромом Дауна

призналась, что ей нравится быть в образе «клоуна» и ответила на обвинения в том, что зарабатывает большие деньги на сыне с синдромом Дауна.

Эвелина Бледанс ответила на упреки в заработках на сыне с синдромом Дауна
Фото: Eva.ruEva.ru

Видео дня

На RTVI вышел новый выпуск программы «Легенда», гостьей которого стала актриса Эвелина Бледанс. Она рассказала о том, кто на самом деле дал ей имя, призналась, к какой национальности себя причисляет и по какой причине вернулась из в Россию. Бледанс также сообщила, что любит быть клоуном и спокойно воспринимает обвинения диванных критиков. Актриса объявила о создании инклюзивного театра и прокомментировала упреки в заработках на сыне с синдромом Дауна.

О том, как акушерка дала ей имя

— Я только родилась, и мне придумали имя Анастасия. Но акушерка, которая увидела меня, сказала: «Какая же это Анастасия? Это Эвелина». И, естественно, к фамилии и отчеству оно подошло. Поскольку папа мой Висвалдис Карлович Бледанс, то, Эвелина Бледанс, действительно, как-то получилось гармоничнее.

О своей национальности

— Ну, еврейка, наверное. Потому что я занимаюсь многими делами, у меня всё ладится, у меня быстро работают мозги, я быстро принимаю решения. Не знаю, мне кажется, что вот именно такая национальность, наверное, мне бы подошла. Потому что такие крови тоже у меня есть. Не так много их, как основных, латышских.

О том, почему не осталась в Америке

— У меня тут родители. Ну как-то, не знаю, у меня не было такой мысли. У меня не было никогда желания. То есть я понимала, наверное, что там совсем другая возможность. Но вот где родился, там и пригодился. Я все-таки хочу говорить на своем языке, который мне абсолютно понятен, а не пытаться понять человека или высказать что-то, что не можешь так, как на русском языке. С полутонами и совершенно другой энергетик.

Об образе «клоуна»

— Это же актерская роль. И вообще, быть клоуном — это вообще высшая поцелованность Богом. Назовите мне женщин-клоунов. Ну вот не назовете. Их очень мало. И это было на самом деле настолько попадание в десятку. (советский и украинский режиссер, художественный руководитель комик-труппы «Маски») как бы увидел, что это мое. Потому что меня всегда тянули на лирическую героиню.

О том, как играла в первом мюзикле в России

— Раз — мне Вселенная присылает мюзикл, да. То есть говорит: «Чего тебе оперетта? Оперетта — как бы это прошлый век, да. Вот мюзикл… И ты будешь первая, кто в России вообще привезет этот жанр, впервые!» Значит, это в 1989 или 1990-м году уже на сцене учебного театра Ленинградского государственного института театра, музыки и кино было шоу американское, мюзикловое. Да и в первом топовом мюзикле «Метро» на сцене Театра оперетты тоже кто был? Я была. Поэтому мне вот как бы Вселенная посылает такие вещи.

О том, как сделала предложение мужу

— Да, я сама сделала предложение. Ну, почему нет? Мы много тоже путешествовали тогда с Сашей. Да, я сама сделала, сама получила, сама развелась. Ха-ха. Все по плану.

О взаимоотношениях с сыном после развода

— Мы не общались, когда я ушла от его папы. Для него это было больно. Хотя я не могу сказать, что мы прямо не общались. Мы поехали вместе тогда в , где он учился. Но, конечно, это было неким ну таким барьером. Потому что он не понимал, почему я так сделала. И, конечно, для мальчика всегда какие-то обидки в сторону отца — это неприятно, больно и не хочется этого.

О сыне с синдромом Дауна

— А вот Семен Александрович — это вот такой мотиватор. Я думаю, что он будет президентом своей какой-то истории. А он уже президент, в принципе. Он президент всех солнечных детей. На него все равняются, его все знают, его все любят. Мы делали такую акцию с разноцветными носками в День человека с синдромом Дауна. И вот Семен, конечно, президент этой страны цветных носков.

О том, что Семен зарабатывает с младенчества

Семен начал зарабатывать в 3 месяца еще. У нас тогда был хороший контракт с подгузниками. И, конечно, всем почему-то было так интересно. Вообще везде написали, что Семен зарабатывает сам деньги. Ну на самом деле, в принципе, Семен себя одевает, обувает, стрижет, кормит. Потому что он-то со мной работает. Он мне всегда помогает, во всех моих рекламах. Он знает, что тут надо встать, тут надо взять, тут надо улыбнуться, что тут надо сделать. Он уже в этом плане человек тренированный. Поэтому, конечно, всё, что мы с ним зарабатываем своими лицами, мы делим на двоих.

Об обвинениях о том, что она зарабатывает на сыне

— Я просто зарабатываю. Что значит, на сыне я зарабатываю? Я зарабатываю с сыном, для сына и для всех солнечных детей.

О хейте и трудностях публичной матери ребенка с особенностями

— Конечно же, у меня есть огромное количество тех самых диванных критиков, которые там «бу-бу-бу-бу-бу». Но если я понимаю, что человек может исправиться, я вступаю с ним в диалог. И после всех своих грубых слов, в конце концов, он извиняется. Говорит, что я самая лучшая, у меня самый лучший ребенок. То есть, как правило, я убеждаю людей.

О планах открыть инклюзивный театр

— Я готовлюсь открыть в инклюзивный театр, где будут участвовать люди с синдромом Дауна наряду с обычными артистами. Где также будет параллельно проходить реабилитация не только в творческом плане, но и какая-то логопедия, и физические упражнения. Пока в медицину не лезу, но могу сказать, что на арте, на выходе на сцену, эти дети очень сильно поднимаются. Они раскрываются, для них это большой толчок в развитии. Фото: социальные сети Эвелины Бледанс