В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Дрессировщики с верблюдом поселились в курской деревне

Марат Каршиев и Алла Авраменко лишились работы из-за пандемии и теперь живут в трейлере в деревне 2-е Курасово Верблюд Алтын пасётся прямо у дороги. Водители останавливаются, фотографируются с ним и едут дальше. Хозяева животного – Марат и Алла – рассказали «Курским известиям», как корабль пустыни приняли соседи и зоозащитники и собираются ли дрессировщики продолжить карьеру. Цирковая семья Алла Авраменко родилась в городе Набережные Челны, с юного возраста работала с лошадьми. – Когда 20 лет исполнилось, уехала работать в цирк к дррезе Дуровой. Потом в 1991 году, когда СССР распался, появились Цирк РоЦирк Украины. Я вернулась домой, работала в конно-спортивной школе. Марат тогда в цирке работал, приехал на гастроли в Набережные Челны, пришёл на конюшню за сеном. Мы встретились, разговорились. А потом я с ним и уехала. Вот уже с ним мы 20 лет проездили, – рассказывает дрессировщица. Марат Каршиев начинал с акробатики, с возрастом освоил и дрессуру. – Работал в Ташкентском госцирке. Мы 4 года готовили номер «Акробаты на верблюдах». Выступал в Союзгосцирке. Союз распался, и я вернулся обратно в Ташкент в цирк. Ездил с ми на год в Малайзию. Потом вернулся в Россию, здесь и остался. Встретил Аллу. Работал акробатом на верблюдах, подкидные доски, потом номер расформировался. Алла и Марат вместе уже 20 лет. Дети уже взрослые и живут каждый своей жизнью, цирковыми артистами они стать не захотели. – Наверное, мы их с детства в цирке замучили. Дети любят ночью долго не спать, утром рано вставать неохота, а надо вставать, кормить, репетировать постоянно. Они выбрали другой путь. Цирк – это постоянные переезды. Собираться, разбираться. Где-то света нет, где-то воды нет. Только фанатики так могут. Старший сын работает в сфере грузоперевозок, средний сын – в магазине одежды, а младший сын – бригадиром на заводе. Им комфортно. Своя машина, своя квартира, дома ванная, душ, тепло, хорошо, светло. И не надо вставать и за животными утром ухаживать, кормить, поить и мучиться с ними. Внучка и внук есть, – рассказывает Алла Авраменко. Алла и Мартат работали в шапито. Примерно 11 лет назад они купили половину дома в деревне 2-е Курасово. – Летом же цирки работают, а зимой отд. Это чтобы было, куда зимой приехать. Курск удобный по месту расположения, и знакомых тут очень много. Здесь очень понравилось, – рассказывает Алла Авраменко. Дом сгорел, директор сбежал Как рассказывают дрессировщики, с 2002 года они постоянно были в дороге. – Мы работали в частном цирке по договору. У нас был коллектив. Подкидные доски, акробаты на верблюдах, Марат работал с двумя медведями. У меня пони. Это наш маленький коллектив. У каждого артиста свои животные. Кто-то с обезьянками, кто-то с собачками. А лично наши животные – верблюд, медведи и пони, – рассказывает Алла. Марат поясняет, что верблюд у них появился не так давно. Около 7 лет назад. А живут верблюды, между прочим, 35–40 лет. – Полтора годика ему было. Он подсосный ещё был. Мы его взяли из-за того, что проблемы с хищниками началась. Стали запрещать с ними работать. У нас медведи огромные были бурые. Взяли маленького верблюжонка, полгода его учили. Через полгода Алтын стал выступать, – рассказывает Марат Каршиев. Несколько лет назад дом, в котором собирались провести зиму дрессировщики, сгорел. Во второй половине дома жил пожилой мужчина. – Он уснул, а женщина ему печку топила. Говорят, не засунула до конца дрова в печку, и они обгорели и упали. А дедушка во сне и сгорел. Находились мы на гастролях в это время, должны были приехать через две недели. Так как дом сгорел, мы поехали опять на контракт. И много лет мы здесь больше не появлялись. Какие-то деньги надо было заработать на ремонт. Потом трейлер сгорел, а деньги ушли на покупку нового, – рассказывает Алла. Цирковые артисты продолжили гастролировать, пока вдруг не amp;ndash; 8 марта в 2020 году нас резко закрыли. Мы тогда были в Ростовской области. Начальство наше посмотрело, потом технично нас бросило иdash; делится Марат. Семья приняла решение накопить деньги и переехать в Курскую область в деревню 2-е Курасово. – Как начальство нас бросило, мы до лета посидели, потом уехали. Люди приходили и помогали артистам цирка. Выводили верблюда, пони. Катали, фотографировали. Так мы 45 тысяч набрали на дорогу, чтобы из Ростовской области приехать сюда, в Курск. Чтобы заправить Газель, КамАз, нанять водителя. Приехали, а тут всё заросло, джунгли, заросли. Мы жили у дороги, здесь вырубали деревья, чтобы фуру сюда загнать, и также всю территорию, – рассказывает Алла Авраменко. Вместе с собой дрессировщики из Ростовской области привезли верблюда по имени Алтын и пса Арзика. Медведей пришлось сдать в Североосетинский заповедник. Пёс Арзик – верный друг,я на перебитые задние лапы. – 12 лет Арзик с нами, проехал пол-России. Щенком взяли в Арзамасе. Он как охранник. Если пёс рядом, можно спокойно уходить. Он животных охраняет, технику. Одну ногу в детстве ему машина переехала. Он спал, водитель не заметил и проехал. Второй раз на парковке у торгового центра машины разгружались, был сильный снегопад. Ему тоже ногу повредила машина. Муж сам вправлял ему кости, выпрямлял ногу, делал шины, – рассказывает дрессировщица. Верблюд в деревне вызвал большой ажиотаж. – В первое время тут был ужас. Толпами ходили смотреть на верблюда. Покоя не было. А сейчас уже привыкли. И были даже жалобы. В энергосеть бабуля какая-то из соседей позвонила. Говорит, что верблюда к столбу привязали, он столб расшатал, у неё, говорит, холодильник сгорел. Они говорят, бабуль, откуда в Курске верблюд, – рассказывает дрессировщица Авраменко. Дрессировщики говорят, что условия содержания у верблюда чуть ли не самые лучшие в семье. – У него свой загон. Его вкусно и рят. Верблюд на учёте стоит. Паспорт есть, все документы. Ветврач постоянно навещает. Прививки по плану. Россельхознадзор приезжал, проверял после жалоб зоозащитников, мол, мучаем верблюда. Мы показали, где его держим. Всё нормально, – отмечает Алла. На участке, кроме артистов цирка, обитают теперь и домашние животные – куры, кролики, бараны. Сами дрессировщики скромно живут в трейлере. Марат работает охранником в магазине, Алла следит за хозяйством. – В больших домах всё растянуто на много комнат, а у нас всё рядышком. Всё есть, что нужно. Воду греем и купаемся. Туалет на улице, – отмечает Алла. В хозяйстве у Аллы и Марата год назад появилась ещё и лошадка по имени Малека. Её родителями были орловский рысак и шотландский пони. Низкорослую лошадь семья приобрела для того, чтобы катать детей. Дрессировщики рассказывают, что живут они нормально, но не откажутся и от помощи курян. – На зиму на лошадь и верблюда нужно 4–5 тонн сена. В прошлом году 3,5 тонны хватило впритык. Мешок уходит на неделю, если поскромнее кормить. Нам можно помочь заработать на эти же корма для животных. Катание, фотографирование, хотим, чтобы люди просто сюда приезжали. А нам будет какая-то копеечка, чтобы купить корма на зиму. Я только опасаюсь, не знаю, какие цены будут в этом году. Верблюд – животное крупное, ест постоянно сено и зерно. Мы добивали то, что не хватает – картон собирали, всякую ерунду сдавали вторсырьё. А сейчас на это резко упали цены. Был картон 12 рублей, а сейчас 2 рубля, – рассказывает Алла Авраменко. Дрессировщики делятся, что после снятия коронавирусных ограничений к работе в цирке так и не вернулись. – Смысла нет, возраст у нас уже пенсионный. И сами не хотим. Обосноваться надо где-то уже. Да, скучаем по цирку, конечно. Бывает, вдвоём меж собой как артисты прикалываемся. Тоскуем особенно по дороге. Два года сидеть на месте – это первый раз за всю жизнь. Уже инстинкт, что надо собираться и куда-то ехать. Города постоянно меняются. Очень много друзей. Жизнь живая. А тут скучно даже, – делится Алла Авраменко. Курский бактриан Верблюд по имени Алорый живёт в хозяйстве у дрессировщиков, двугорбый. Средняя продолжительность жизни 35–40 лет. Бактриан, то есть двугорбый верблюд, происходит из региона Монголии и Средней Азии, поэтому хорошо адаптировался к жизни в условиях очень жаркого засушливого лета и очень холодных ветреных зим (в том числе к снегу). Особенности анатомии и физиологии позволяют двугорбым верблюдам чрезвычайно долго обходиться без воды в жаркую погоду, довольствуясь при этом грубой малопитательной пищей. Ну а густая шерсть позволяет без проблем переносить суровые зимы. Приручение двугорбых верблюдов состоялось около 4 тыс. лет назад, и с тех пор они считаются важным домашним животным в тех регионах Средней Азии, где преобладает степной и полупустынный ландшафт. Современное мировое поголовье этих животных составляет не менее 2 млн. В хозяйстве их использовали в первую очередь как вьючное и тягловое животное, по выносливости значительно превосходящее лошадь. Сегодня бактрианов достаточно активно используют в развлекательных целях – в цирках и зоопарках.

Дрессировщики с верблюдом поселились в курской деревне
Фото: Курские известияКурские известия