Войти в почту

Дни Александринского театра в Казани: новое звучание "Маузера" и великий Вертинский

Два спектакля, творческий вечер и мастер-класс прошли в Камаловском театре

Дни Александринского театра в Казани: новое звучание "Маузера" и великий Вертинский
© Реальное время

В рамках "Больших гастролей" посетили артисты Александринского театра из . В последний раз они гостили в Татарстане пять лет назад, теперь сотрудничество станет более плотным, ведь впереди — театральный образовательный форум "Науруз", на котором совместно с Камаловским будет организована "Летняя школа драматурга". Пока же в начале апреля казанских зрителей побаловали двумя премьерами последних лет — музыкальным моноспектаклем "Вертинский. Русский Пьеро" и театрализованной ораторией "Маузер".

Казанский отклик на Вертинского

Дни Александринского театра включали не только показы спектаклей, но и творческий вечер , легенды петербургской сцены. Также питерские артисты провели мастер-классы для коллег из Камаловского.

— Спектакль ". Русский Пьеро" стал очень близок казанскому зрителю. Нас очень тепло приняли. После нескольких песен в исполнении Николая Мартона зрители принимались неистово аплодировать, но актер не выходит, как это принято, на поклон, а продолжает вести роль, не прерывая действия, — отметил режиссер .

Моноспектакль по "песенкам" и музыкальным новеллам Александра Вертинского прошел в малом зале театра Камала, и зал был заполнен до предела. Творчество русского Пьеро востребовано и сегодня, а выбранный создателями формат спектакля — "неформальный домашний концерт" — особенно настраивал на лирический лад. Ведя доверительную беседу со зрителями, Николай Мартон даже не пытался копировать манеру исполнения знаменитости — грассировать, например. Да это и не требовалось, в глаза сразу бросалось внешнее сходство двух людей. Перед началом действа Мартон даже произнес специально написанную речь о том, что сегодня зрители увидят не копию и не пародию, а собственное, личностное прочтение жизни, творчества и размышлений Вертинского. Спектакль создавался на основе книги воспоминаний великого русского артиста, был дополнен его композициями, звучала и декламация заранее записанного голоса еще одного актера театра — . Через личную трагедию одного человека авторы осмысливали трагедию ушедшего века.

Когда работа истощает — система убивает

Финалом дней Александринки стала театрализованная оратория "Маузер", созданная греческим режиссером по пьесе Хайнера Мюллера. Это первая в России постановка по произведениям немецкого драматурга, режиссера и поэта. Именно ему, своему наставнику в театре "Берлинер ансамбль", Терзопулос и посвятил постановку. Премьера спектакля состоялась в 2020 году, можно сказать, что гастрольная жизнь "Маузера" только началась.

По сути, действия никакого нет. Это судебный процесс, где осужденному предлагают смириться с вынесенным ему смертным приговором и сделать последнюю работу — принять казнь через расстрел. "Это твоя последняя стена. Ты больше не нужен революции. Тебя уже нет", — говорит ему обвинительница с трибуны (заслуженная артистка России ). "Я — человек, я хочу жить", — пытается отбиться он.

Стоит сказать, что "Маузер" навеял драматургу "Тихий Дон", вернее, одна из глав второй книги о службе большевика Ильи Бунчука в Революционном трибунале Донского ревкома. Идет прямой отсыл к событиям в в 1917 году. Привыкнув убивать по приказу, герой-осужденный так вошел во вкус, что начал уничтожать людей по собственной воле — все в топку огня революции, так он оправдывает свое поведение. Однако системе, как правило, самодеятельность в кровавом деле не нравится, и теперь она очищает саму себя. Привычка к крови и насилию переросла в раковую опухоль, ее нужно отрезать, пока она не уничтожила весь организм — ту самую систему, революцию. "Работа истощила тебя, тебя больше нет", — вот что на протяжении спектакля внушается герою, который не может смириться с приговором.

Контрольный выстрел из "Маузера"

Этот "контрольный выстрел" в зрительское пространство отсылает к древнегреческой драме — действие ведут не только герои, но и хор. Причем если женская его часть под руководством Инструктора (народный артист России ) располагается в импровизированной оркестровой яме у сцены, то мужская поет прямо из зала, заняв пять мест на седьмом ряду. Здесь центром хора выступает одна из жертв — Осужденный революционер (Николай Мартон). На сцене — другие осужденные во главе с первой жертвой (). Именно он, босой и обнаженный по пояс, одиноко стоит на сцене еще до начала спектакля. Зритель, войдя в зал в поиске своих мест, видит что-то бубнящего себе под нос или молящегося молодого человека.

Роль требует огромного напряжения сил. Как рассказал Николай Белин, трудно не только выйти из нее после спектакля, но и погрузиться до начала. Интересно, что для этого артисты используют особую дыхательную практику — "дыхание Терзополуса".

— Это произведение трудно назвать пьесой. Скорее "Маузер" — эмоциональный оттиск автора после прочтения сцены расстрела крестьян у Шолохова. Мой персонаж — сгусток боли и мучений обвиняемого, которого отправляют на казнь без обжалования. Сейчас тема войны и насилия тревожит многих. Спектакль буквально "зазвенел", каждое слово в нем откликается по-новому, особенно, и мы чувствуем этот отклик в зале очень остро. Специально разработанный способ дыхания Терзополуса помогает пробудить звук, войти в нужное состояние. Именно этой практике и были посвящены мои мастер-классы в Казани, — поделился Николай Белин.

Спектакль стал лауреатом премии "Звезда Театрала" в номинации "Лучший спектакль, поставленный иностранным режиссером в России", однако часть казанских зрителей, валом валивших на гастроли именитого театра, в этот вечер покидали зал, не дождавшись финала — слишком бОльная и больнАя тема поднималась. Однако в конце вновь, как и в первый вечер, звучали овации. Зрители вставали, аплодируя, чтобы поблагодарить питерских артистов.

Сотрудничество двух театров Казани и Санкт-Петербурга продолжится на форуме "Науруз", который пройдет с 6 по 12 апреля. Совместный проект "Летняя школа драматурга" будет посвящена теме национальных театров.

1/36 Максим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим Платонов