В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Три театральные премьеры января

Январь оказался щедрым на театральные премьеры. Новые постановки появились сразу в нескольких ведущих театрах . Так, на Малой сцене Театра наций поставила спектакль «Прыг-скок, обвалился потолок» по последнему сценарию . В «Маяковке» и выпустили премьеры по , чей 200-летний юбилей будет широко праздноваться в следующем году: на основной сцене Театра Маяковского — пьеса «На всякого мудреца довольно простоты» в постановке . А в Театре имени Моссовета в честь 87-го дня рождения режиссёр обратился к «Волкам и овцам». О трёх премьерах этого месяца рассказывает театральный критик Светлана Бердичевская.

В январе репертуары московских театров пополнились несколькими премьерами. Так, режиссёр и художественный руководитель театра «Практика» Марина Брусникина показала на Малой сцене Театра наций спектакль «Прыг-скок, обвалился потолок».

Видео дня

Брусникина, по её собственному признанию, 30 лет мечтала поставить спектакль по последнему, во многом автобиографическому материалу Геннадия Шпаликова (режиссёр ушёл из жизни спустя два месяца после того, как его дописал). Текст создан в особой, свойственной Шпаликову художественной манере, выходящей за границы традиционного сценария и тяготеющей больше к литературе, чем к драматургии. Сам сценарист абсолютно точно определял его жанр как «повесть для кино». Поэтому неудивительно, что именно Марина Брусникина, которая виртуозно работает на территории литературного театра, так долго хотела перенести «Прыг-скок» на театральную сцену.

Сюжет прост. Обычная советская семья: он, она и 11-летняя дочь. Всё у них вроде бы хорошо, не хуже и не лучше, чем у других: работа, дом, девочка занимается плаванием. Но в этой семье есть ещё и немая, но при этом безусловная любовь друг к другу. Однажды жизнь делает крутой вираж, и всё в одночасье рушится.

Вернувшись с работы, жена застаёт дома довольно тихую пьянку, но в сердцах вызывает милицию. Муж в порыве ударяет милиционера и оказывается в тюрьме. И немая любовь воплем прорывается во всех героях этой истории… Часто ли мы сами, оказавшись внезапно в кругу необратимых обстоятельств, пытаемся зажмуриться, отмотать ситуацию назад и отчаянно всё изменить? Хрупкость жизни, хрупкость тихого, ничем не примечательного счастья и его абсолютная ценность — то, о чём говорит и Шпаликов, и авторы постановки.

Сценография в спектакле довольно лаконична, но изобретательна: вот гаражные боксы зелёного цвета (элемент национальной идентичности на долгие десятилетия), голубятня, многочисленные трельяжи, детские санки — классические маркеры советского времени.

Главные роли в спектакле исполняют (Анна, мать), (Ксения, дочь) и (Юра, отец). Актёры, несмотря на, казалось бы, ярко выраженный бытовой контекст этой истории, словно передают незримую рифму шпаликовского текста, существуя в своих ролях с тончайшими нюансами поэтического театра.

Первой премьерой юбилейного, 100-го сезона в театре Маяковского стала постановка «На всякого мудреца довольно простоты» по одноимённой пьесе Островского от Анатолия Шульева — ученика . Это второе обращение режиссёра к Островскому (в театре идут его «Бешеные деньги» со и в главных ролях).

И если , осенью выпустивший в Театре наций своего «Мудреца», возвращается в привычный для себя жанр театрального фарса, напичканный современными гэгами в этом материале, то Шульев ставит классическую комедию. Режиссёр считает, что актуальная повестка только сократит жизнь спектаклю, который в какой-то отрезок времени потеряет свою остроту и злободневность.

Оттолкнувшись от темы 100-летнего юбилея «Маяковки», Шульев неожиданно наделяет пьесу Островского идеями театра и находит в хрестоматийном тексте новые смыслы. Льстя и угождая каждому персонажу пьесы, Глумов не просто притворяется, желая добиться всеобщего расположения и продвижения по службе, — он словно играет разные роли. И тут сама собой возникает неожиданная аллюзия: богатое дворянское общество — это корифеи театра (Мамаев — , Крутицкий — , Мамаева — ), а Егор Дмитрич Глумов, которого очень органично, с азартом играет вчерашний выпускник актёрской мастерской Миндаугаса Карбаускиса в ГИТИСе Семён Алёшин, вдруг видится молодым, начинающим актёром, пытающимся утвердиться на новом месте.

Художник Мариус Яцовскис создаёт соответствующее пространство. Когда легендарный красный занавес «Маяковки» раздвигается, перед зрителем возникают театральные подмостки в миниатюре с занавесом-близнецом. На этих двух сценах и будут разворачиваться события. А в какой-то момент занавес-близнец распахнёт свою пламенеющую пасть и поглотит-таки — или примет к себе — новичка Глумова…

В Театре имени Моссовета прошла премьера спектакля «Волки и овцы» по одноимённой пьесе Островского, приуроченная ко дню рождения Валентины Талызиной. Режиссёр спектакля Игорь Яцко — художественный руководитель режиссёрско-актёрской лаборатории в театре «Школа драматического искусства».

Не выходившая три года на родную сцену Талызина триумфально возвратилась на театральные подмостки в роли Меропии Давыдовны Мурзавецкой. Валентина Илларионовна сама выбрала режиссёра для своего бенефиса и попросила Игоря Яцко именно об Островском.

«Мне все говорили, что он умеет делать в театре смешное, и это действительно так. На сегодняшний день это редкость в режиссуре», — считает актриса.

Перед режиссёром стояла непростая задача: яркий бенефис ко дню рождения народной артистки, который должен выстраиваться не только на роли, но и откликаться выдающимся актёрским прошлым Талызиной (в 1958 году, сразу после окончания института, она пришла служить в труппу Моссовета). Кроме того, необходимо было сложить такой актёрский ансамбль, который не просто «обслуживает» бенефициантку, а, напротив, создаёт гармоничный, существующий на одной волне единый механизм (в спектакле заняты актёры старшего и среднего поколений звёздной труппы: , , , , , Анастасия Тагина, , ).

Игорь Яцко умеет, любит и много работает именно с классическим материалом. Он чувствует и язык Островского с его экспрессивными возможностями, его неповторимым «ненарошным» юмором, и актёрский темперамент Талызиной с её драматическими эмоциями, переходящими в комические (и переплетающимися с ними), и её человеческую природу — волевую, с непревзойдённым чувством юмора.

Роль Меропии Мурзавецкой — «помещицы большого, но расстроенного имения; особы, имеющей большую силу в губернии», — объединяет в себе всё необходимое для бенефиса Талызиной. Здесь и яркие воспоминания о прошлом (и Мурзавецкой, и самой Талызиной) — в какой-то момент на заднике сцены всплывает видео- и фотохроника из личного архива актрисы, сопровождаемая романсом «Не уезжай ты, мой голубчик» в исполнении молодой Талызиной. Здесь и сама структура пьесы, которая делает Мурзавецкую пружиной всего действия. Всё вокруг бенефициантки бесконечно движется, вращается, кружится — в прямом и переносном смысле. Поворотный круг мгновенно переносит зрителя из одного места действия в другое, привозя и увозя Мурзавецкую в шикарном кресле под стать её значимой особе (художник-постановщик — Мария Рыбасова).

Фарсовые костюмы от — отдельная роскошь, буйство фактуры и цвета. В спектакле много музыки — от живого оркестра на сцене до нескольких романсов в исполнении племянника Мурзавецкой Аполлона, которого играет актёр и певец .

Но поют здесь все! А лейтмотивом ко всему спектаклю становятся слова известного романса: «Всё, что было, всё, что ныло, всё давным-давно уплыло…»