В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Волгоградские театралы спорят о спектакле «После Чехова»

Недавняя премьера необычного спектакля «После Чехова» вызвала, мягко говоря, волнение волгоградских любителей театра. Там эпизоды из пьес «Дядя Ваня», «Три сестры», «Чайка» и «Вишневый сад» «путешествуют» по Лондону, и Парижу. Три сестры уезжают-таки в , газанув на мотоцикле. А диалог Сони и Астрова артисты неожиданно для всех поют под гитару. «Это не Чехов, а черт знает что!» – говорят одни зрители. Другие горячо защищают спектакль и его авторов: «Талантливо! Новые формы театра…» О резонансной премьере мы говорим с режиссером-постановщиком спектакля Дмитрием Матыкиным.

Волгоградские театралы спорят о спектакле «После Чехова»
Фото: Волгоградская правдаВолгоградская правда

Видео дня

– Дмитрий, я вас помню еще как актера в волгоградской «Молодежке». Почему вам захотелось в режиссеры и как удалось им стать?

– Свой творческий отсчет я веду с момента, когда со студенческой скамьи поступил в труппу Молодежного театра под руководством . Это был авторский театр, наполненный энергией, нашим мощным желанием работать в здоровой конкуренции, которая в творческом процессе обязательно должна быть! С уходом Серова началась новая история «Молодежного», которая не совпадала с моими творческими, художественными амбициями и желаниями. Для меня наступило время попыток делать то, чего мне не хватает в театре!

Еще учась на курсе народного артиста России Отара Ивановича Джангишерашвили, я получил задание сделать моноспектакль по произведению Гришковца. Выбрал пьесу «Как я съел собаку» и показал на экзамене, позже получил за нее Гран-при на областном конкурсе в номинации «Лучшая актерская и режиссерская работа». Тогда я понял, что могу заниматься этим делом, развиваться как драматический актер. Я вспомнил о той своей работе и решил сделать уже не моно-, а полноценный самостоятельный спектакль. Пригласил актрису и вместе мы придумали интересную и трогательную постановку «И жизнь, и судьба». Ее мы показывали везде, где только можно и нельзя! Многие до сих пор ее вспоминают.

– Потом вы решили, говоря словами Чехова, – в Москву, в Москву?

– Я стал задумываться о профессии режиссера. Об этом странном деле, которое при всем понимании актерского мастерства является совсем другой профессией со своими правилами, которые хотелось изучить и понять. В первый год я не прошел в театральный институт имени Щукина. Но со второй попытки поступил в ГИТИС к народному артисту России, художественному руководителю театра «Эрмитаж» , и очень счастлив, что поступил именно к нему! Началась интереснейшая жизнь: учеба в одном из лучших театральных вузов страны, знакомство с новым, неизведанным. Начались постановки моих спектаклей в разных городах России и разных российских театрах.

– Это тогда вы поставили Мак Донаха в ?

– Да, мне пришло в голову сделать по пьесе Мак Донаха «Однорукий из Спокана» спектакль… Я собрал артистов из разных тогда театров. Это были Наталия Колганова, Алексей Соколков, . Пригласил художника Алексея Перловского, с которым позже мы вместе работали над постановкой «Безымянная звезда». И вот эта группа единомышленников и энтузиастов в крохотном подвальчике, который нам безвозмездно предоставила одна замечательная девушка, репетировали по ночам наш спектакль, и он получился! Мы его играли на всех возможных площадках и сценах города Волгограда и не только. Чудесное было время…

– Жизнь в столице чему научила?

– Уже когда я окончил институт, так получилось, что вынужден был (и повезло в этом одновременно) поступить в труппу театра Джигарханяна. Это был очень полезный опыт… Жизнь всегда меня сводила с очень хорошими людьми, зачастую в самый трудный и нужный для меня момент. Теперь это мои друзья, их совсем немного, но так и должно быть, наверное. Я никогда не забуду их отношение ко мне и дружбу, я всегда буду это ценить.

Жизнь в Москве расширяет кругозор, позволяет очень много увидеть, вживую общаться с незаурядными людьми, поймать всю эту энергию, величие знаний и традиций, чувствовать тепло рукопожатия этих людей.

– Возьмем ваши проекты за последний год: что и где вы ставили?

– В этом году я поставил спектакль в Камышинском драмтеатре по пьесе Володина «С любимыми не расставайтесь» совместно с художником (). Это уже наша с ним третья работа в , до этого были «На всякого мудреца довольно простоты» Островского и детский спектакль «Рикки-Тикки-Тави».

– Вашу премьеру «После Чехова» называют странной. Там собраны несочетающиеся вещи – классические тексты и клоунада, цыганские песни, экстравагантные танцы. Одна и та же сцена – диалог Елены Андреевны с Серебряковым – повторяется раз семь, с разными интонациями. Как вы сами определяете жанр спектакля?

– Комедия. Гротесковая клоунада. Хотелось сделать именно такой спектакль, как вся наша жизнь, которая течет, не имея стройной логики, и где люди живут самыми разными чувствами и не всегда поступают рационально, от головы.

– Вы на какие реакции хотели спровоцировать зрителей?

– Я не сторонник провокаций ради провокаций… Как говорил мой мастер Михаил Захарович Левитин, в искусстве все очень давно уже сделано великими – Мейерхольдом, Таировым, Станиславским в конце концов. Все, что происходит в театре сейчас, основано на том, что делали первопроходцы, великие новаторы театра. Это наша культура, которую нужно знать. Но меняется жизнь, и театр тоже меняется, он не может оставаться одинаковым в XXI, XXII и XXIII веках. Почему-то у людей складывается убеждение, что театр – это все так чистенько, привычно и стерильно бело! Мне интересней создавать яркие моменты человеческой жизни на сцене на острие переживаний и вызвать у зрителя ответные чувства, а иначе зачем это всё…

– К Чехову как относитесь?

– Это особенный автор. Но спектакли, которые я видел, не произвели на меня впечатления. Я всегда чувствовал, что в его монотонных пьесах заложен сильнейший посыл, и этот посыл особенно пронзителен сейчас, в современном мире, в нашей реальности – после Чехова. Как мы понимаем место творчества сегодня в культуре? Может, стоит над этим подумать? Найти ту самую интонацию, юмор, которые считываются сегодня?

– Свою постановку в духе постмодерна вы осуществили на сцене Казачьего театра, которой больше привычен академичный стиль. Нормально работалось с актерами?

– Актеры в Казачьем театре очень интересные. Они не боятся пробовать. Мне нравится фраза о том, что актер должен быть полым, чтобы вбирать в себя новое, быть открытым… Вот они такие! Здесь талантливая молодежь, которая пока может чего-то не уметь, но желания и страсти в них в переизбытке, это самое главное. Огромное спасибо руководству театра и лично . Это один из судьбоносных людей в моей жизни. Он первый, кто откликнулся на мое, тогда первокурсника, предложение поставить «Безымянную звезду», и тот спектакль до сих пор идет. И, конечно, за его смелость дать мне возможность сделать такой спектакль, как «После Чехова». Это был риск, но, по-моему, оправданный риск! Театр – это ты, это мы все, какие есть… Люди будут всегда нуждаться в театре, – разном, интересном, корявом, более талантливом, менее талантливом, разном – так и должно быть!