В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

"Театр — это портал в татарскую культуру": главные тезисы стратегической сессии о миссии Тинчуринского театра

Тинчуринский, драматический и комедийный — но современный ли?

"Театр — это портал в татарскую культуру": главные тезисы стратегической сессии о миссии Тинчуринского театра
Фото: Реальное времяРеальное время

Корреспондент Радиф Кашапов побывал на стратегической сессии, посвященной миссии театра драмы и комедии имени . Каждый из присутствующих высказался на тему того, что такое татарский национальный театр и какие задачи он должен выполнять. В своей колонке он собирает услышанное в тезисы.

Видео дня

Исходные данные

1 сентября бывший главный режиссер ТЮЗа и куратор MON был назначен главрежем Тинчуринского. К этому времени он уже поставил здесь два спектакля — традиционную комедию "Полиционер" Ильгиза Зайниева и пластическо-декламационный перформанс "Әгъләм. Галәм" по стихам Мударриса Аглямова. Заведующим литературной частью стала Энже Дусаева, этим летом поставившая променад "Юл" по Адмиралтейской слободе. Она — кандидат культурологии, училась в аспирантуре РГГУ и Институте европейских культур, исследовала культурную память , работала в университете, организовала курсы итальянского языка.

Источники

С коллегами, социологом Марьей Леонтьевой и историком Гузелией Гиматдиновой, Дусаева собрала в темноватом кабинете режиссера около 15 человек — директора Казанского театрального училища Руфину Тазетдинову, директора Фешинского училища Ольгу Гильмутдинову, главного научного сотрудника Государственного музея изобразительных искусств РТ Дину Ахметову, руководителя Музея исламской культуры Ильнура Низамиева, блогера Лейлу Лерон, главу издательства "Юлбасма" Гузель Хасанову.

Кто-то работает в районе, в котором расположен театр, кто-то в него регулярно ходит. Словом, истории разные, и это важно, поскольку театр Тинчурина сейчас выглядит устоявшимся культурным институтом, в который ходит определенная аудитория, но не превращающимся в точку сбора сообществ, в бренд новой . Несмотря на то, что в нем ставятся порой очень любопытные спектакли, общий его фон — всегда второе, даже третье место после Камаловского и Кариевского.

Тезисы

Как выяснилось, татарский театр при этом многие связывают с традицией. Однако он может стать чем-то большим, оставаясь татароязычным. Примером разных подходов стал, к примеру, спектакль "Сүнгән йолдызлар". В Камаловском это реалистичная история с нотками прочтения прошлого, в Кариевском — костюмированный оммаж дореволюционной эпохе. Написанная в 1922 году Каримом Тинчуриным пьеса, получается, может говорить со зрителем о чем-то большем либо служить инструментом ностальгии. Театр может привлекать художников, актеров, драматургов, музыкантов, уехавших из Казани, но не потерявших связи с родиной.Театр может стать катализатором развития детской и подростковой литературы, если разговаривать со школьниками на их языке о том, что интересно им. А вдобавок — показать, что татарская культура не ограничивается пятью именами. Дети могут общаться с родителями на татарском, но между собой они переходят на русский, потому что темы, которые они выбирают в таких беседах, "не проговорены" на татарском. Театр мог бы стать таким хранителем нового языка, транслятором среды.Можно говорить, что город — это не авыл, а можно иронизировать, создавая в ответ Авиньону "Авылйон". Или модернизировать театральный Сабантуй, объединяя служителей искусства со всей республики в одном большом проекте.Театр не может оставаться только театром. Это место, где могут переплетаться различные виды искусства, образовательные проекты, художественные галереи, издательства. Город меняется, и театру нужно найти свое место в общегородском контексте. Благо, Тинчуринский до середины 80-х был передвижным, он всегда был рядом со зрителем, приезжал к нему, а не как сейчас — пытался заманить к себе.Театр — это портал в культуру, который поддерживается государством, при этом зачастую у него получаются интересные проекты.Театр — это среда. Это спокойное место, где люди стремятся говорить по-татарски, одеваться, выбирать местную кухню, учитывать особенности менталитета.Театр слишком завязан на почитании традиций, хотя должен быть завязан на почитании языка. Надеть на человека тюбетейку гораздо проще, чем заставить его посидеть несколько месяцев над учебниками.Театр теряет зрителей. Многие уже сидят в наушниках. Поколение нынешних 20-летних, возможно, последнее, кто может серьезно говорить на татарском. Но при этом даже для них почти нет спектаклей. Татарский театр должен лавировать между традиционным и новизной, но понимать, что традиционного, созданного в советскую эпоху, уже достаточно.Пример выхода театра в город — ислам: мечети превращаются в общественные центры, шакирды медресе и университетов активно работают в IT, филологии, истории, принципы его внедряются во многие сферы жизни. Современный мусульманин — это активный житель мегаполиса.У театров есть огромный потенциал среди рабочей молодежи, жителей окраин. Не секрет, что условная шпана — это будущие звезды КВН и театральных кружков.Туристам интересна татарская культура, но они не ходят за ней в театры, которые не работают с туристическими бюро и агентствами. В результате самым известным спектаклем становится фольклорное шоу KAZAN в "Туган авылым", созданное по инициативе туристско-информационного центра Казани, потому что есть спрос, но нет грамотно оформленных предложений.Театр Тинчурина — это мощное энергетическое место, которое может связать вместе театральное училище, музеи Баки Урманче, , , Галерею современного искусства и усадьбу Сандецкого, дом Василя Аксенова, Лядской сад, консерваторию.А с утра здесь должно работать кафе для голодных студентов.Театр должен приблизиться к глобальной культуре, тогда он не потеряет свою идентичность.

Итог

Туфан Имамутдинов: "Две недели назад я ходил в театральное училище, где я осматриваю и артистов из русской группы, в которой до 70 процентов — татары. Некоторые из них не знают татарский язык. Мастер группы сообщил, что они хотят со мной поговорить. Русские ребята спросили, сколько у нас времени, чтобы мы выучили язык и вы нас взяли к себе?"