Войти в почту

Праздник, который подкрадывается незаметно, чтобы задержаться надолго

В на сцене «Под крышей» премьера — спектакль «День рождения» в постановке по ранней пьесе нобелевского лауреата .

Праздник, который подкрадывается незаметно, чтобы задержаться надолго
© Вечерняя Москва

Однажды, не то чтобы так уж давно, «женщина лет шестидесяти» Мег () готовила хлопья на завтрак мужу Пити (), вернувшемуся с прогулки со свежей газетой. Их постоялец, мужчина лет тридцати пяти, Стэнли () еще не проснулся.

Двое новых, схожего возраста с вышеупомянутыми людьми, Гольдберг () и Макканн (), еще не заселились. А 20-летняя Лулу (Дарья Таран) не заглянула на огонек. Это было еще впереди...

Дело в том, что британец Гарольд Пинтер был актером, режиссером, драматургом и писал в стиле, которому потом дадут определение «пинтеризм». Все события, что он описывает, максимально достоверны и реалистичны. При этом их переплетения и связи настолько уму невообразимы, что абсолютно абсурдны. Кстати, комедию «День рождения» специалисты относят к серии «комедий угроз».

История, которая начинается как семейная драма про небогатую пару в возрасте и то ли их сына, то ли тайного возлюбленного жены, превращается в остросюжетный детектив, когда на пороге дома появляется пара незнакомцев. Затем на нее набрасывается флер пикантной мелодрамы. Чем дальше, тем больше в ней появляется магического реализма и философского шлейфа, который тянется за спектаклем даже после финала.

С первой до последней минуты у зрителя копятся вопросы. Как можно забыть про свой день рождения? Кто эти люди? Что они задумали? А чего хочет женщина? Почему закрывает глаза на происходящее ее муж? Они концентрируются и связываются в плотный клубок. В итоге не получая ответов, но формируя развязку, которая подводит историю к некой точке.

Пространство небольшой сцены «Под крышей» позволяет разместить зрителей максимально близко к сцене, не вознося артистов на отдельный пьедестал. Они играют на том же полу, которого касаются ноги зрителей с первого ряда, на расстоянии вытянутой руки. За счет этого возникает иллюзия, словно ты тоже один из тех, кто приглашен на вечеринку по поводу спонтанного праздника. Игра же с приглушенным освещением, которое периодически сводится лишь до точечного света фонарика, создает интимную атмо сферу.

Ткань спектакля, кажется, сплетена из разных по текстуре и по цвету нитей. Из желтой нейлоновой — улыбчивой и немного суетливой, убеждающей себя в иллюзиях хозяйки Мег. Из серой шерстяной — спокойного и рассудительного, непритязательного мужа Пити. Из болотной льняной — загадочного и опытного господина Гольдберга. Из зеленой шелковой — юной и наивной, легкомысленной Лулу. Из красной кожаной бечевки — задиристого и исполнительного Макканна. Из белой хлопковой — молчаливого и опустошенного Стэнли. Выходит странно, но красиво.

В спектакле много контрастов. Вот зрителя призывают быть серьезным и пытаться разгадать смысл очередного поворота действия, но скоро его уже заставляют смеяться над неожиданными поступками персонажей или любоваться деталями: рвущейся бумагой, шарфом на глазах, блеском мисок.

В нем много слов. На спектакль стоит идти, будучи готовым к смысловым экспериментам, с настроем на разношерстное драмеди.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Александр Кудин, режиссер-постановщик:

— Героиня «Дня рождения» живет в придуманном мире, памятью и воображением, принимая желаемое за действительное. Ее любовь оживает в этих фантазиях, которые она безуспешно пытается воплотить в реальности. Наш спектакль — о безысходности любви женщины и ее одиночестве.