В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Британия и Франция готовили удар по СССР в конце 1930-х годов

и в 1939-1940 годах планировали совместно нанести удар по СССР и уничтожить бакинские нефтепромыслы, следует из документов, впервые представленных в на выставке «Накануне Великой Отечественной. 1 сентября 1939 – 22 июня 1941».

Удар по СССР: Новые данные о Второй мировой войне
Фото: ТАССТАСС

Экспозиция открылась в среду в Москве в Выставочном зале федеральных архивов. На ней демонстрируется широкий круг исторических документов, находящихся на хранении в российских федеральных архивах, в госархивах , а также в ведомственных архивах , , Службы внешней разведки . Экспозиция насчитывает более 300 исторических источников, многие из них впервые вводятся в научный оборот. Проект реализован при поддержке Фонда президентских грантов, передает РИА «Новости».

Видео дня

Англия и Франция после подписания в августе 1939 года советско-германского договора о ненападении («пакта Молотова-Риббентропа»), опасаясь усиления Третьего рейха за счет поставок из СССР, прежде всего нефти, спланировали военные действия против Советского Союза. Предполагалось разбомбить бакинские нефтепромыслы, а также советские порты на Черном море Туапсе и . Для противодействия советско-германскому союзу также рассматривалась возможность дестабилизации ситуации на Кавказе посредством активизации национал-сепаратистских и религиозных движений, а в крайнем случае – военное вторжение в регион французской и британской армий.

Предполагаемая операция против советских нефтедобывающих районов получила название Pike («Копье»). В конце марта 1940 года англо-французский высший военный совет принял решение спланировать удар по Закавказью. Но спустя месяц премьер-министр Великобритании заявил, что СССР меняет политический курс в отношении Германии, и операцию Pike отменили.

Согласно обнародованным архивам, 4 ноября 1939 года народный комиссар внутренних дел Советского Союза со ссылкой на сведения, полученные парижской резидентурой советской внешней разведки, сообщил наркому обороны о секретных отправках англо-французских войск на Восток. В Персидском заливе, по его сведениям, грузились войска, которые отправлялись в сирийские порты, а в самой Сирии сосредоточили около 300 тыс. солдат под командованием французского генерала Максима Вейгана. Французские спецслужбы собирали подробные сведения о топографии местности, состоянии дорог и естественных преград в Грузии, Армении и Азербайджане, отмечал Берия в другом докладе Ворошилову в середине декабря 1939 года.

Советская военная разведка также докладывала о планах Лондона и Парижа. В начале февраля 1940 года начальник Пятого управления РККА Иван Проскуров направил на имя замнаркома обороны СССР Григория Кулика разведывательную сводку «по событиям на Западе».

«По данным, исходящим из масонских кругов Бельгии, англо-французский стратегический план операций союзнических войск Ближнего Востока под командованием генерала Вейгана против Советского Закавказья базируется на убеждении в недостаточности транспортных возможностей СССР для своевременного подвоза войск и снабжения из внутренних районов Советского Союза», – писал Проскуров.

Советское руководство приняло надлежащие меры. Четвертого мая 1940 года Комитет обороны при Совнаркоме СССР издал постановление «Об обеспечении перевозок частей и грузов Народного комиссариата обороны в Закавказский и Северо-Кавказский военные округа», направленное на усиление сил и средств Красной Армии в Закавказье. Этот документ для выставки предоставил Государственный архив России.

Французы и британцы для достижения своих целей в Закавказье рассматривали возможность диверсий на советской территории. Российским государственным военным архивом представлен подлинник сообщения Берии Ворошилову о сотрудничестве эмигрантов из числа видных горцев с военной разведкой Франции. В документе, датированном 22 марта 1940 года, нарком НКВД приводил агентурные данные, полученные советской внешней разведкой в этой стране.

«Представители горской эмиграции Хакандоков, Клыч-Гирей и Чермоев были приглашены в , где им было прямо заявлено, что если они хотят рассчитывать на поддержку правительства, то должны выполнить ряд заданий Второго бюро», – писал Берия.

«Вторым бюро Генерального штаба» в те годы назывался орган французской военной разведки.

Из Генштаба троих эмигрантов тут же направили во «Второе бюро», где им предложили назвать «абсолютно надежных людей» и передать их в полное распоряжение французской военной разведки.

«Ими были названы семь человек. Эти люди предназначены для диверсионной работы в Закавказье», – сообщал нарком НКВД.

В Генштабе Хакандоков, Клыч-Гирей и Чермоев, по словам Берии, заявляли, что руководство горской эмиграции всегда было против русской монархии и «в силу национального и исторического родства стоит за присоединение Дагестана и Азербайджана к Турции».