В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Директор «Ленкома»: Захарова хотела стать худруком театра вместо отца

Последние два года после смерти , который был художественным руководителем «Ленкома» 46 лет, вокруг театра то и дело возникают громкие скандалы. Многолетнего руководителя театра Марка Варшавера, совмещающего должности директора и худрука, только за последний месяц успели обвинить в желании уволить из труппы дочь Марка Захарова — актрису , намерении организовать покушение на (так утверждает сама вдова ) и едва ли не развале «Ленкома».

Видео дня

В интервью NEWS.ru Марк Варшавер прокомментировал многочисленные нападки. Он рассказал, какую зарплату до сих пор получает в театре Людмила Поргина, зачем снял со стены кабинета Марка Захарова фотографию его дочери, и объяснил, кому и почему выгодно распускать слухи о скором «развале» театра.

— В чём вы видите причину многочисленных скандалов вокруг «Ленкома»? Театр находится в плохом состоянии?

— Наоборот, театр ожил. 20 месяцев прошло с того момента, как я остался без художественного руководителя нашего театра Марка Захарова. С 15 марта по 1 августа 2020 года мы не работали, коллектив театра был на удалёнке. За это время поставлено шесть спектаклей. Раньше 80% творческого состава театра не работали и были обижены. На сегодняшний день я сделал 93 ввода на роли в текущий репертуар театра. Это работа, которая позволила обеспечить занятость актёров.

И это не дает покоя Поргиной, которая всегда раздражена, всегда ищет конфликт. Вы же видите, как она ведёт себя в телепередачах...

— Может, Людмила Андреевна тоже хотела бы играть сейчас в «Ленкоме», а вы не даете ей роли?

— Дело в другом. Почти 16 лет Николай Караченцов блестяще играл роль графа Резанова в рок-опере «Юнона и Авось». И до самой его смерти театр платил ему 200 тысяч рублей в месяц. Сейчас Поргина жалуется, что ничего не получает, хотя она и сегодня, после ухода из жизни Караченцова, получает в театре зарплату. Но приходит в театр крайне редко, потому что зарплату теперь перечисляют на банковскую карту.

50 тысяч рублей в месяц, которые получает Поргина, — это хорошая зарплата. Многие народные артисты РФ в других театрах столько не получают, сколько получает у нас Поргина.

— А зачем вы платите Поргиной, если она, как вы говорите, почти не приходит в театр?

— Я не могу этого не делать, потому что она находится в штате театра. Да даже если бы это было не так, я бы с удовольствием платил зарплату Поргиной только во имя памяти Николая Караченцова. Точно так же у нас до сих пор работаета, вдовао. Это была наша традиция с Марком Анатольевичем Захаровым — мы поддерживали всех жён ушедших великих артистов. Мы помогали до последнего дня её жизни и вдовеа Ванде...

Что касается Поргиной, то она большая придумщица, равных ей нет. Сказать, что если она попадёт под машину, то виноват будет Варшавер... Это же додуматься надо было! Мне больше делать нечего, как продумывать заказное убийство! Смешно. Люди на самом деле понимают, кто есть кто, и видят, что она творит.

Она в своё время и про Марка Захарова писала страшные вещи: якобы Захаров загубил Караченцова, и если бы не Караченцов, то такого выдающегося театра бы не было. Если бы Николай Петрович был в нормальном состоянии, он бы, наверное, как-то повлиял на свою распущенную жену, которая так ведёт себя по отношению к режиссёру, практически сделавшему Николая Караченцова тем, кем он был. Конечно, это была заслуга Захарова, давшего Караченцову сыграть и «Тиля», и «Юнону», и «Звезду и смерть».

Николай Петрович был удивительный артист и человек, в отличие от его супруги. Я помню её, когда она была ещё разумная, делала верные оценки и понимала, где она служит. Сегодня она восхваляет Марка Захарова, буквально за два года переменила своё мнение.

Сейчас Поргина говорит в интервью: «Я 50 лет работаю в театре». Не работаете вы, Людмила Андреевна, а числитесь. Это разные вещи!

— Но не у одной Поргиной есть претензии к вам. Друзья Александры Захаровой, например, подозревают, что вы хотите её ухода из «Ленкома»: нашли ей дублёршу у), даже вынесли её фотографию из кабинета отца, которая всегда была там при жизни Марка Анатольевича.

— А на каком основании её портрет должен быть в мемориальном (подчеркиваю, мемориальном) кабинете Марка Захарова? Мы проводим в нём только творческий совет директора театра.

Давайте честно: Захарова хотела быть художественным руководителем «Ленкома». Но не произошло...

— Однако на роль, которую в спектакле «Вишнёвый сад» играет Александра Захарова, Анну Большову вы действительно ввели.

— Я всегда был за вторые составы, но меня не понимали. Теперь я отвечаю за всё, что происходит в театре, и принял решение о вторых составах. Зачем я это делаю? Чтобы зрители, которые пришли на спектакль, не увидели объявление о его отмене. Та же Александра Захарова могла уехать на 15–20 дней вю лечить папу, что безусловно было нужно делать. Но нам приходилось отменять спектакли с её участием. А были бы вторые составы, и театр продолжал бы жить. Люди могут заболеть, тем более сегодня ковидное время, уехать на съёмки, но всё это не должно вредить театру, зрителям.

Нравится это или нет, но вторые составы в спектаклях «Ленкома» будут, невзирая на лица. У нас есть большой, великий артиств, который сразу понял меня и сказал, что вторые составы — это правильное решение, это необходимость. И мы вводим в «Ва-банк» наряду со Збруевым другого большого артиста —а.

Я многое сделал для семьи Захаровых и не жалею об этом, всегда искренне относился к Марку Анатольевичу, старался делать всё, чтобы ему было комфортно ставить чудесные спектакли. Александре Марковне я не давал ролей — их давал Марк Анатольевич. Она играла в семи спектаклях главные роли и будет продолжать их играть. Не я давал ей эти роли, не мне её с них снимать. Но и в спектаклях с участием Захаровой будут вторые составы. Чтобы театр не закрывался, чтобы не переносили спектакли и не дурили зрителя.

Я не хочу дурить зрителя. Не хочу, чтобы за свои деньги зритель приходил и получал вместо «Вишнёвого сада» «Юнону и Авось», как бывало неоднократно. Неправильно это.

Да, «Юнона и Авось» — прекрасный спектакль. Но те люди, которые приходят на Чехова, хотят видеть артистов ве, а не в других спектаклях.

Никто Александру Захарову не преследует, у нее шесть главных ролей. И пусть она работает! В будущем году мы отметим юбилей Александры Марковны, ей исполнится 60 лет. Я не назначал её в «Ва-банк» на девочку 18 лет — так решил Марк Анатольевич, ему виднее. Что поделать, значит, так и будет, чтобы она играла в своём возрасте те спектакли, которые она сегодня играет.

У нас великолепная труппа. Как играюто ик в спектакле «Под одной крышей»! Это же хрестоматия актёрской игры! Мы пригласили внукаа,а,а. У нас совершенно по-новому смотрится «Юнона и Авось». А началось с того, что ко мне в кабинет вошёл прекрасный актёрв. Я посмотрел на него и сказал: «Граф Резанов!» «Вы что, предлагаете мне роль?» — спросил Игорь. Я кивнул. «Давно мечтал это сделать!» — воскликнул он. Нисколько не жалею об этом решении, Миркурбанов по энергетике очень близок к Караченцову.

— То есть вы считаете, что развал «Ленкому», как это случилось в свое время с МХАТом, не грозит?

— Я считаю, что «Ленком» находится на новом витке развития. Все актёры играют, выпущены четыре новых и два великих спектакля «Поминальная молитва» и «Доходное место». Молодые актёры приходят, благодарят меня, говорят: «Мы наконец ожили! Мы играем! А раньше были в массовке или сидели на скамье запасных». Вот их надо спрашивать, а не кликуш.