В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

"Алтын Казан": компьютерные драконы и танцующий Кагиров

завоевал оперный театр

"Алтын Казан": компьютерные драконы и танцующий Кагиров
Фото: Реальное времяРеальное время

В театре оперы и балета им. Джалиля прошла премьера мюзикла "Алтын Казан" молодого и успешного композитора Эльмира Низамова. Станет ли "рок-опера" на либретто Рената Хариса в постановке визитной карточкой оперного, разбирался корреспондент .

Видео дня

Казан 3.0

Переехавший из в ради обучения в местной консерватории Эльмир Низамов, еще будучи студентом, стремительно пробивал себе дорогу наверх, теперь превратившись в самого востребованного композитора республики. То он сочиняет фанк-композицию для Камаловского театра, то экспериментирует с материалом для Государственного симфонического оркестра РТ. "Алтын Казан" впервые поставили в оперной студии Казанской консерватории. Уже тогда в ней пели и Айдар Сулейманов, их слава также была впереди.

В 2014-м мюзикл, который тогда больше называли рок-оперой, показали на день суверенитета. На сцену у "Чаши" поднялись Филюс Кагиров (тогда очень неожиданный выбор, хотя сейчас эстрадная звезда поет партию Шах-Али в "Сююмбике") ов, тогда еще не ставший солистом оперного. Режиссером стал опытный в казанских постановках Михаил Панджавидзе.

5—6 декабря мюзикл впервые показали в оперном

С тех пор разговоры о том, чтобы что-то еще сделать с мюзиклом, вели долго, пока у директора театра имени Мусы Джалиля Рауфаля Мухаметзянова не возникла идея поставить его в качестве пятого фестиваля "Үзгәреш җиле". Мероприятие, в котором старые песни пели на новый лад, побывалокверке, собрало немало положительных и отрицательных отзывов. Основная претензия — татарские "классические" песни сильно сопротивляются, когда их пытаешься вписать в рамки джаза, фанка или хип-хопа. В результате взялись за материал, который изначально к этим жанрам тяготел. Репетиции третьей версии "Алтын Казана" начались в начале лета. 5—6 декабря мюзикл впервые показали в оперном.

Выход дракона

В оркестровой яме — небольшой состав классических инструментов, во второй ее половине — джазовый состав трубача Вадима Эйленкрига (в частности, тут даже есть синтезатор), которые периодически заполняют зал атмосферными звуками. Сам заслуженный артист РТ — единственный, получивший право играть соло (он даже начинает вторую часть мюзикла, играя на набережной в свете прожектора).

Мюзикл начинается с полета дракона над современной Казанью и продолжается сценой на Кремлевской набережной, где одинокого рассказчика едва не сбивает с ног толпа молодежи неформального толка, в которой солируют Артур Исламов, Айдар Сулейманов и Эльмира Калимуллина. Ощущение, что они прибежали откуда-то из парка "Урам". Первые впечатления — это спектакль — туристическая приманка, показывающая вроде бы Казань, но в удобной для заезжих гостей форме. Множество факторов приводит к тому, что "Алтын Казан" не становится татарским, но татароязычным мюзиклом с сильным влиянием американской культуры и имперским взглядом на сам город.

Ощущение, что они прибежали откуда-то из парка "Урам"

Самые большие вопросы вызывает дракон. Вроде бы он положительный персонаж. Но в компьютерной графике от московской компании Q Stage Production сазаган выглядит как персонаж компьютерной игры (и хочется с ходу достать бластер и начать с ним бороться). За сценическое оформление и костюмы отвечал художник Гарри Гу Германии, и ощущение, что он черпал вдохновение из фильмов, а не исторических книг. Скажем, ханские одеяния все как один напоминают костюмы животных — львов, пантер, гиен. Вид ханского дворца скорее напоминает о миниатюрах к "Шахнаме" (а также о диснеевских сказках об Аладдине), но отнюдь не, скажем, булгарскую эпоху.

То же касается и хореографии. Танцуют артисты московского балета Street jazz, при участии хора и солистов. Ставил танцы также столичный хореограф Сергей Мандрик. Когда танцоры выдают понятные (и многократно увиденные в других мюзиклах) движения в обычных костюмах, выглядит это вполне нормально. Но когда то же самое происходит с тюбетейками и камзолами — начинается уже смущенный постмодернизм.

Казан — татарский, а Казань?

Сюжет, ом Харисом, достаточно прост (отметим, что это не версия 2011 года, а значительно расширенная — и по тексту, и по музыке). Умирает старый хан, его надо спасти, так что он отправляет сына Ханзаде (Артур Исламов), его приспешника Нукера (Айдар Сулейманов) найти кузнеца Битимера (Филюс Кагиров) с матерью Сихатбану (Алина Шарипжанова). Он, значит, может выковать казан, который кипит без огня, а вода в нем живая. Казан сделан, но он не кипит, потому что воду в него должен налить человек со светлой душой...

Но в итоге суть ее роли — влюбиться в Битимера, петь с ним дуэт и бояться

С точки зрения драматургии самая удачная роль — у Сулейманова. Он отчаянно пресмыкается перед господином, юлит, когда ему грозит наказание, так что в паре с величавым Исламовым получается интересный дуэт.

Играть позитивного мастера Кагирову тоже легко — вряд ли есть более "правильная" звезда татарской эстрады, чем он. В его сольных номерах находится место и распевности, и свету, от чего арии Битимера остаются в памяти. Правда, в одной из них, особенно чувственной, со словами "Казаныма ышанам", полностью сменился текст, что сбивает с толку.

Один раз Кагиров демонстрирует умение танцевать (а вот плавание в лодке ему дается с трудом). Шарипжанова в мюзикле, построенном на референсах на бродвейскую школу, вообще чувствует себя как рыба в воде, здесь все ее фирменные фиоритуры и высокие ноты очень уместны.

Больше всего не повезло Эльмире Калимуллиной. Она дочь хана Аксылу. Действие спектакля несколько раз переносится из прошлого в настоящее, и поначалу кажется, что боевая Калимуллина, раскидывающая ребят на сцене, покажет себя в процессе. Но в итоге суть ее роли — влюбиться в Битимера, петь с ним дуэт и бояться. Лишь в самом конце, когда звучит песня "Мин ышанам сиңа, серле Казан" (многие арии и дуэты из мюзикла давно уже стали хитовыми номерами исполнителей), ее талант полностью раскрывается. Почему бы авторам не стоило в "ковидный" период расширить эту роль до чего-то более серьезного?

Большой вопрос, однако, сможет ли теперь оперный выдерживать планку — "одна татарская постановка в год", хотя материала у местных композиторов достаточно

С песней Калимуллиной связан и один неловкий момент: пока она поет, на заднем плане начинают показывать архивные фото города. И это сплошь церкви, включая снесенные. Также есть башня Сююмбике, университет. Когда, наконец, появляется Сеннобазарная мечеть, становится спокойней, но задумка видеографа непонятна — вы рассказываете древнюю легенду, возможно, у вас заказ на паритет и многоконфессиональность, окей, так пусть она будет настоящей.

На что еще обращаешь внимание — когда на сцене "добрые герои", в музыке преобладает пасторальные мотивы, в духе самых душевных киноэксперимвского. Но если зазвучали ернические мелодии в духе Эндрю Ллойда Уэббера, то, скорее всего, началась "часть злодеев и подхалимов".

Отметим, что любопытно было посмотреть на большой сцене другую крупную работу Низамова — "Кара пулат". В ней он, как кажется, более приблизился к понятию "национальная опера", с пронзительными мелодиями и трагической историей (хотя, что скрывать, в "Алтын Казане" немало "пробивного" материала).

Большой вопрос, однако, сможет ли теперь оперный выдерживать планку — "одна татарская постановка в год", хотя материала у местных композиторов достаточно, убежден, они все готовы работать и на заказ. Тут все зависит еще и от того, насколько успешной станет эта постановка, которая намеренно делается как коммерческая. Учитывая, что главные участники (начиная с композитора, заканчивая солистами) получили в общей сложности более 18 миллионов, а сама постановка требует участия московских исполнителей, трудно загадывать, к чему это приведет. Возможно, к идее, что оперу или мюзикл в Казани на татарском языке можно сотворить и собственными силами.

1/37 Максим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим Платонов