В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Вопреки всему

Один из примеров такой гибкости – визит на фестиваль Астраханского театра оперы и балета, который первоначально планировался на конец октября, но состоялся в первый ноябрьский день на сцене "Новой оперы" им. Е. Колобова. Самый молодой оперный театр России привез на фестиваль свою прошлогоднюю экспериментальную работу – оперу "Ревизор". Это сочинение известно столичной публике по спектаклю Камерного музыкального театра (работа маститой ): он там появился еще при жизни патриарха советской режиссуры, и с успехом идет до сих пор. Однако, спектакли покровцев и астраханцев весьма отличаются – и редакцией партитуры, и наличием/отсутствием некоторых сцен и персонажей, и оркестровкой (в астраханском варианте она более оперная, фактурная и массивная) – словом, еще и поэтому привозная версия оперы известного советского композитора заслуживала пристального внимания театралов-меломанов. Сцена из оперы "Ревизор". Фото: пресс-служба фестиваля "Видеть музыку" Экспериментально в ней еще и то, что это своего рода лаборатория-копродукция: в региональном оперном стационаре ее делала молодежная команда в рамках проекта "Оперная лаборатория молодых специалистов ART PRO". Основную часть постановочной группы составили студенты и недавние выпускники ГИТИСа – худрук астраханского театра дал молодым полный карт-бланш, правда, разумно оставив музыкальное руководство за собой. И не прогадал – то, что получилось, вышло по-настоящему живым и интересным, в чем могла убедиться и московская публика и критика. К сожалению, на московском показе произошел технический конфуз с декорациями, из-за чего публике не удалось досмотреть буквально последние такты спектакля (страшного ничего, слава богу, ничего не случилось). Но, несмотря на это, впечатление получилось вполне целостное, и можно сказать, что зрители-слушатели обрели интересный материал для эмоций и размышлений. Ну, а конфузы – дело всегда на театре вероятное: ведь производство-то архисложное, тем более, в условиях гастрольного проката. Сцена из оперы "Ревизор". Фото: пресс-служба фестиваля "Видеть музыку" Хорошо известно, что современная опера – падчерица в оперных театрах. Последние предпочитают проверенную классику 19 века. Немного этот репертуарный мейнстрим в последнее время стал разбавляться операми барокко, но по-прежнему топовые позиции держат опусы от Моцарта до Пуччини. Современная опера приходит в афишу не часто: и пишут опер сейчас несравнимо меньше, и ставят их – гораздо реже, не рассчитывая на коммерческих успех новых опусов. Публика к ним остается по большей части совершенно равнодушной, и ее можно понять – в современной опере почти нельзя встретить по-настоящему красивую и захватывающую музыку, слушание современной оперы часто представляет собой тяжелое испытание. Если кто и приходит в современную оперу – то, как правило, это публика, которая в художественном отношении является весьма просвещенной, интересующейся именно современным искусством, и, как правило, приходит она в первую очередь не за музыкальными впечатлениями, а за театральными – посмотреть на новомодный перформанс, приобщиться к последним изыскам эпатажно-авангардных высказываний творцов постмодернизма. Такой публики хватает на несколько премьерных спектаклей, а потом – пустые залы: современная опера за редким исключением не способна удерживать прочный интерес. Сцена из оперы "Ревизор". Фото: пресс-служба фестиваля "Видеть музыку" Но есть среди современных композиторов такие, кто пишет не современно и плевать хотел на всякие "измы". Им все равно, что передовая, просвещенная, элитарная общественность записала мелодизм в нафталин и отправила его на выселки в легкие жанры – прежде всего в мюзиклы. Эти композиторы продолжают творить в рамках классических оперных форм, писать мелодично и гармонично, а то, что их оперы многими называемы мюзиклоподобными, или даже вовсе им отказывают в принадлежности к оперному жанру – их это совсем мало волнует. Донкихотство? – в известной мере да. Понятно, что против исторического процесса идти бессмысленно и времена Верди вернуть невозможно. Но кто сказал, что можно и нужно писать только как Булез? Вполне можно продолжать и традиции Хренникова и Теодоракиса – если есть к тому желание и мелодический дар. У Владимира Дашкевича он, безусловно, есть. Яркий мелодизм, захватывающий и узнаваемый (основные лейттемы и ударные вокальные номера в "Ревизоре" родом из его киномузыки, которая у всех на слуху), пленяет стопроцентно – а это основа любого успеха в музыкальном театре, замешанном на вокале – хоть в опере, хоть в оперетте, хоть в мюзикле. Но его "Ревизор" - это отнюдь не мозаика песенных хитов: композитор прекрасно чувствует себя в крупной форме, ему подвластно драматургическое музыкальное развитие, он владеет искусством контраста, его оркестровка, хотя и имеет налет эстрадности, в целом весьма фактурна и разнообразна. Словом, слушая его опус, погружаешься в мир оперы, каким бы он мог быть – и следующим традиции и законам жанра, и не чурающимся современности: если бы... если бы менталитет диктующих моду в академическом искусстве не был бы зашорен раз и навсегда формулами и пресловутыми "измами". Сцена из оперы "Ревизор". Фото: пресс-служба фестиваля "Видеть музыку" Астраханскому театру в целом удается донести до публики оригинальность и красоту музыкального материала. Особенно хорош оркестр с его точным и выразительным звучанием, он – основа музыкального успеха спектакля. С солистами не все так гладко. Красивому – лирическому, мягкому, грациозному – тенору Егора Журавского (Хлестаков) не хватает пробивной силы для партии, написанной, скорее для голоса иного амплуа, особенно его неважно слышно на середине диапазона – а так хочется еще и понимать колоритный текст ! Лучше всех прозвучали дамы: выразительное меццо Татьяны Чупиной оказалось блестящим в партии Анны Андреевны, а звонкое и нежное сопрано Анны Каденковой – в партии Марьи Антоновны. Из окружения Городничего, вьющегося вокруг Хлестакова, наиболее удачны Андрей Шитиков (Земляника), и Константин Скляров (комедийный дуэтный вокал Бобчинского и Добчинского), (Держиморда), а также Артур Оганисян (Осип). Сцена из оперы "Ревизор". Фото: пресс-служба фестиваля "Видеть музыку" Что касается спектакля как театрального продукта, то тут удача безоговорочная. Постановщикам (режиссер – , художник – , костюмы – Софья Зосина, свет – , хореография – Ксения Попова и Илья Саушкин) удалось создать яркое и динамичное действо, в которой всё уместно – и перекличка между эпохой Гоголя и современностью (она как раз великолепна – за двести лет в России мало, что изменилось, а сегодня, после советской эпохи, кажется, возврат к "темному прошлому" особенно очевиден своей пошлой гротескностью), и вкрапление "игорного" лейтмотива а ля "Пиковая дама" или "Игорок" (ведь Хлестаков – жертва своей картежной страсти), и игривые опереточные танцы (ведь комедия все же, хоть и злободневная!), и колоритные жанрово-бытовые зарисовки (рыночные типажи узнаваемы и умиляют, а фасад облупленного одноэтажного дома слева на сцене – аутентично российский). Все эти ингредиенты сосуществуют гармонично, работая на создание превосходной театральной иллюзии, которая затягивает и увлекает публику. Радует подробная проработка режиссером индивидуальных портретов героев, каждый из которых получился выпуклым, запоминающимся, со своим лицом. Итог – астраханский репертуар прирос оригинальной вещью, это глубокая, синтетическая работа, несмотря на кажущуюся легкость музыкального материала, опера – с большими смысловыми подложками и спектакль с качественным воплощением музыкально-драматургических задумок.
Вопреки всему
Фото: Ревизор.ruРевизор.ru