Театр им. Вахтангова подает в суд на Юрия Полякова за «наглую заведомую ложь» 

Театр им. Вахтангова подает в суд на Юрия Полякова за «наглую заведомую ложь»
Фото: ИД "Собеседник"
Недавно Sobesednik.ru опубликовал интервью с писателем по поводу его конфликта с Театром им. Вахтангова, а также его заявления в , где он на 47 листах обвиняет худрука и директора в нецелевом использовании госсредств. Кирилл Крок считает ложью все объяснения Юрия Полякова, о чем он и рассказал «Собеседнику», перечислив все документы, которые подтверждают его правоту и, соответственно, будут приложены к исковому заявлению. Да, театр им. Вахтангова подает на Юрия Полякова в суд за заведомо ложный донос. Редакция проверила информацию по заявлению Юрия Полякова и установила несоответствие ее действительности, которое может повлечь вред для репутации и достоинства Театра им. Вахтангова, худрука театра Римаса Туминаса и директора Кирилла Крока. Sobesednik.ru публикует интервью с Кириллом Кроком, директором Театра им. Вахтангова, заслуженным работником культуры РФ в качестве опровержения. — Я считаю, что когда ты делаешь публичные заявления, они должны хоть как-то коррелировать с правдой. Но г-н Поляков действует по принципу «слышал звон, да не знает где он», — говорит Кирилл Крок. — Он заявил «Собеседнику», что театр Вахтангова не заплатил авторские драматургу , да еще и якобы отказав ей в грубой форме. Объясняю: у нас был заключён договор на постановку ее пьесы «Пока она умирала», спектакль назывался «Бенефис», и Надежда Михайловна по поводу авторского вознаграждения театру никаких претензий никогда не предъявляла. Более того, за 2,5 года, сколько шел спектакль, пока его мог играть , театр выплатил Надежде Михайловне 6 млн 200 тысяч авторских отчислений. Г-н Поляков мог бы и поинтересоваться этими фактами. Что касается моей фразы «слышал звон…», то в 2018 году Надежда Птушкина обратилась к нам с претензией по поводу создания телеверсии этого спектакля. Мы Надежде Михайловне предложили обратиться к нашему договору и прочитать, что мы имели право делать телеверсию, спектакля. Чтобы не встревать в судебные тяжбы и вообще снять этот конфликт, мы предложили к её 10-процентному авторскому вознаграждению за каждый показанный спектакль добавить ещё 1%. Хотя, подчеркну, у театра были все права, прописанные в договоре.
Сначала Надежда Михайловна согласилась подписать исчерпывающее ситуацию допсоглашение, а потом отказалась. И потребовала от театра за создание телеверсии еще 5 млн Естественно, мы отказались. Театром по этому поводу выиграно четыре суда. Четыре!
В том числе в конце сентября мы выиграли и в кассационной коллегии Верховного суда РФ. По пути появились еще претензии о том, что мы якобы исказили смысл её пьесы, так вот Коллегия признала и правоту по всем пунктам, и права театра, и то, что требования Птушкиной к театру совершенно необоснованны. Поэтому то, что говорит г-н Поляков, является наглой заведомой ложью и попыткой выставить театр Вахтангова и меня лично как каких-то нарушителей закона. — Будете ли вы подавать иск к Юрию Полякову? — Конечно! После вашего опровержения. Это определенная процедура, и мы все делаем по закону. — А что это за история с увольнением руководителя театра «Модерн» Светланы Враговой? И вашим якобы «глумлением» по этому поводу? — Это г-ну Полякову так хочется считать. В этом театре несколько лет назад тоже шла его пьеса. Когда сменилось руководство Театра Модерн, поляковский «шедевр» сняли с репертуара, поэтому он так яростно защищает Врагову… Во-первых, я выражал своё частное мнение. Оно основано на акте ревизии Театра «Модерн», директором которого и была мадам Врагова. В акте Главного контрольного управления от 18 октября 2016 года за номером 175/15, который есть в открытом доступе, перечислены многочисленные финансово-хозяйственные нарушения, допущенные ею как директором театра. Не как народной артисткой, подчеркиваю, а как директором.
Но вот я вижу в Facebook, как она утверждает, что никаких нарушений не было! Что ее, белую и пушистую, оболгали. Я написал: «Как вам не стыдно, у вас акт о нарушениях на 90 листах, где все чётко и ясно, в том числе и то, вы подделали отчет о выполнении государственных заданий и как вы продавали в кассе вместо билетов бесплатные пригласительные и прочее».
Все это, как и незаконно выплаченные себе зарплаты Враговой, я и прокомментировал. По результатам этой ревизии Светлану Врагову уволили из театра. Она подала в суд, но не к департаменту культуры за увольнение, а на газеты, опубликовавшие информацию с сайта департамента культуры, где было написано, что она уволена за финансово-хозяйственные нарушения. — А в чём тут несоответствие? — Когда её решили уволить за нарушения, то на сайте департамента культуры так и было написано: расторгнуть трудовой договор по 278 статье — по результатам ревизии, за нарушение финансово-хозяйственной деятельности в государственном театре. Но потом в департаменте пожалели Светлану Александровну в ее почетные 77 лет, и чтобы избежать для нее позора, в трудовой книжке написали: «Увольнение в связи с утратой доверия». И вот за этого Светлана Александровна и ее юрист зацепились. Мол, уволили её за утрату доверия, а на сайте Департамента Культуры и в газетах было опубликовано «за нарушения». У двух изданий она выиграла по 15 000 руб. И этот факт Светлана Александровна подаёт как то, что она выиграла все суды. Стало быть, и не было у неё никаких финансово-хозяйственных нарушений. Что, как вы понимаете, неправда. Именно это я в сети и прокомментировал — как же не стыдно врать? Вот акт ревизии. А запись в трудовой — ну это пожалели. Понимаете, в таких случаях, мне кажется, лучше молчать, чем устраивать публичные выступления и говорить о «глумлении» и «шельмовании». Все документы у нас, разумеется, есть. — Видимо, у Юрия Полякова есть причины выступать, и они, видимо, лежат в области сильных эмоций. Чем вы так ему насолили? — Почему господин Поляков так эволюционирует — так это давняя обида за «Козлёнка в молоке». В 2014 году к нашему театру присоединили соседний Театр .
Мы коллегиально отсмотрели весь репертуар Симоновского театра и пришли к выводу, что ни «козлёнка», ни «осленка» мы в репертуар театра взять не можем.
— Уточним, что «Козленок…» — это пьеса Полякова. — Да, и это старая театральная сатира. 25 лет назад это, наверное, было хорошо. С сегодняшней точки зрения, это как бы вообще никак — это пошлость и глупость. И господин Поляков на это очень обиделся. Он пытался на меня воздействовать через тогдашнего министра культуры Мединского, но когда я переговорил с министром, Полякову было отказано. И тут же на всех телепрограммах, где он только мог бывать, и во всех интервью он, как заговоренный, стал распространять ложь, которая ему так же привиделась: якобы в спектакле «Евгений Онегин» актриса, играющая Татьяну, произнося великий пушкинский текст, указывала пальцем на причинное место.
Значит, никто никогда не указывал никаким пальцем ни на какое причинное место, — чеканит уже вполне рассерженно Кириллл . — У нас есть все записи спектаклей, мы готовы предоставить 300 видеоплёнок, пускай он их просмотрит 300 раз и найдёт, где актриса делает то, что ему померещилось!
— Насколько я знаю, Юрий Поляков даже не был на этом спектакле. Откуда он вообще это взял? — Конечно, не был. Смешно думать, что г-н Поляков купит билет в театр Вахтангова. Он не видел спектакля, он живёт какими-то домыслами и откровенным враньем. У нас есть камеры в зале, которые пишут всё спектакли. У нас есть свидетельства тысяч зрителей и тысячи восторженных отзывов и рецензий более уважаемых людей искусства, чем господин Поляков. Никто не увидел в спектакле ничего подобного, что нарисовало Полякову его больное психическое воображение. Ну а потом Поляков перешел к тому, что театром Вахтангова руководит «иноверец с паспортом , гражданин , страны » (Римас Туминас родился в Литовской ССР. — Прим. «Собеседника»). Эту всю ересь Поляков публиковал и, как заговоренный, повторяет её везде, где может. А когда его спрашивают, что же в этом плохого, он отвечает, что в нашем театре не идёт ни одна современная российская пьеса, тайно намекая на себя любимого.
Мол, гражданину из Евросоюза (Туминасу) неинтересна судьба современной России. Он, мол, не любит эту страну и зачем тогда он здесь работает, — восклицает г-н Поляков.
Все это можно было бы оставить без комментариев, но у нас есть справки о репертуаре театра за все годы с четкими цифрами (современная драматургия представлена 13-18% от общего количества названий), которые мы сдаём в  и в Российское авторское общество. В театре Вахтангова современных российских пьес идет никак не меньше, чем где-либо еще.
Другое дело, что плохих пьес Полякова у нас нет, это правда…
Значит, и здесь заведомая ложь господина Полякова.
Видео дня. Готовившаяся к смене пола дочь Джоли не хочет быть мальчиком
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео