Ещё

В ожидании перемен в России начали вспоминать 1993 год 

стремительно обновил правительство и инициировал поправки к Конституции. готовится к перенастройке экономической и политической систем. При этом все помнят, что страна по-прежнему зажата в кольце западных санкций. Хватит ли запаса прочности для реализации запланированных изменений? Нет ли угрозы нового развала государственности, возвращения хаоса и нищеты начала 90-х?
Стремительные изменения в российской политике — обновление и омоложение правительства, поправки в Конституцию, вызваны запросом общества на развитие и его стремлением двигаться вперед. Об этой подоплеке заявил сам президент Владимир Путин в обращении к Федеральному собранию 15 января.
Социологи еще до речи Путина заметили в обществе тренд, которого давно не было, — тягу к преобразованиям, к новизне. «Важный момент, с которого Путин начал свое послание: он сказал, что нам нужны перемены, люди их ждут», — отметил по этому поводу гендиректор в интервью «Известиям». Социолог подчеркнул: «Это полностью соответствует нашим данным: запрос на перемены большой, страх перед ними — низкий». Федоров связывает низкий уровень страха с тем, что «Путин выступает гарантом стабильности — в случае чего, всегда поправит правительство».
Но добавим, что президент Путин в своей речи сделал важный акцент — преобразования должны сопровождаться ощутимым улучшением жизни граждан. Глава ВЦИОМ со своей стороны отметил — в отсутствие такого улучшения у людей могут возникнуть сомнения.
«Сама же стабильность после пяти лет снижения реальных располагаемых доходов не кажется многим позитивной, — подчеркнул Федоров. — Легко и просто ратовать за стабильность, когда она работает на тебя, выражается в подъеме, в росте доходов, в расширении твоих возможностей. Но когда твои доходы снижаются или растут медленнее, чем расходы, ценность такой стабильности оказывается под вопросом».
Директор Центра политической конъюнктуры напоминает, что понятие «перемены» — не антоним «стабильности».
«Стабильность — не застой. Государство может сильно меняться, быстро развиваться и при этом оставаться устойчивым во всех политических и социальных конструкциях.
Потому что работают институты. Благодаря достигнутой за время президентства Путина стабильности, созданы инструменты, позволяющие эффективно и быстро провести назревшие реформы в ряде сфер», — сказал он газете ВЗГЛЯД.
Стабильность сегодня означает порядок и безопасность, которые, в свою очередь, открывают возможности для реализации интересов большинства общества и защиту интересов меньшинства, считает эксперт.
«Власть сейчас стремится найти новый баланс между двумя задачами — развитием и сохранением стабильности, — пояснил Чеснаков и напомнил тезис Путина, сформулированный много лет назад: «Стабильность мы должны обеспечить как обязательное условие развития».
«Уверенно стоять на обеих ногах, не шатаясь»
Успешные реформы в принципе невозможны без накопленного запаса прочности государства, считает немецкий политолог российского происхождения Александр Сосновский.
«За прошедшие десятилетия страна добилась политической, военно-стратегической и экономической стабильности. Последняя, правда, основана в основном на прибыли от добычи энергоносителей. Но в любом случае, стабилизация достигнута, — и не потому, что Путин так долго у власти, а потому что создана определенная система, которая позволила теперь Путину проводить реформы, — реформы, которые Россия давным-давно заслужила, — сказал он газете ВЗГЛЯД. — И страна в такой период должна уверенно стоять на обеих ногах, не шатаясь».
Пришедшая теперь в Белый дом команда , похоже, сумеет аккуратно и четко провести требуемые изменения, полагает Сосновский. Эта команда разительно отличается от советского руководства конца 80-х, которое пыталось модернизировать страну. «При всем уважении к их прежним заслугам, эти старперы из Политбюро в ходе перестройки попытались реформировать страну, используя, условно говоря, только лист бумаги и карандаш», — заметил Сосновский. Эксперт не предвидит в России нового обрушения государственности, подобного тому, что произошло в начале 1990-х. По его мнению, современные медиа позволили рядовым гражданам лучше понять, чем грозит революционный, а не эволюционный сценарий, — примеры стали нагляднее.
Сильной «прививкой», по его мнению, стал Майдан, который в итоге привел к обнищанию большинства украинцев. «Россияне увидели, как реализуется агрессивный вариант либеральной идеи, оценили его риски. Либерально-агрессивная идея теперь максимум набирает в России 1-1,5% сторонников. С другой стороны, сегодняшняя политическая система дает дорожную карту того, куда можно двигаться, как развиваться», — полагает Сосновский.
Бывший депутат , политолог , в отличие от Сосновского, считает вполне реальной угрозу новой дестабилизации России. Нельзя недооценивать силы геополитического противника, заинтересованного в том, чтобы наша страна вновь скатилась в хаос, напоминает он.
«Против нас продолжается война. Экономические санкции — важнейший элемент этой войны. Второй элемент — военное давление. Гонка вооружений, которая навязывается нам и которую очень трудно выдержать по понятным причинам. Военный бюджет США, напомню — 750 млрд долларов. Плюс бюджеты других стран », — сказал Багдасаров газете ВЗГЛЯД.
Молодежь не помнит шаткие времена
Нельзя сбрасывать со счетов и мощное пропагандистское обеспечение давления Запада, подчеркнул Багдасаров. «Есть у Запада и поддержка внутри России со стороны структур, которые хотят того же — подрыва суверенитета страны. Как ни парадоксально, зачастую их косвенно поддерживают окологосударственные круги — это и некоторые органы прессы, и отдельные столичные вузы, в стенах которых открыто проповедуется мысль о том, что выйти против власти на площадь — это святое дело. Все это недооценивать нельзя», — считает политолог.
«В конечном счете давление рассчитано на ухудшение экономического положения. Вдруг втянемся в гонку вооружений и не выдержим этого», — предупреждает Багдасаров. Плюс к тому: молодежь, которая всегда играет роль движущей силы протеста, уже не помнит событий 1991-93 годов, когда уличные бои шли в самом центре Москвы. «Так что вероятность кризисного сценария по-прежнему существует, не стоит этого отрицать», — призывает он.
Правда, в России вряд ли возможен сценарий украинского Майдана, считает эксперт. «У нас может быть другой вариант, более экстремальный. Внутри некоторых областей и республик есть целый ряд местных элит, которые лояльны федеральному центру до поры до времени, — только пока власть в Москве прочная. Как только ослабнет — мы знаем на примере Советского Союза — вся вертикаль оказывается под угрозой разрушения», — предупреждает Багдасаров.
Эксперт напомнил о событиях начала 1990-х, когда уже после распада Советского Союза «уйти от Кремля» пытались не только республики Северного Кавказа или Поволжья, но и ряд сугубо русских регионов — возник даже проект «Уральской республики», который продвигал тогдашний свердловский губернатор , кстати, старый друг Ельцина, напомнил эксперт и подытожил: «Сильная власть в Москве должна быть всегда».
Напомним, что президент в своем послании Федеральному собранию поставил задачу: «Мы должны создать систему прочную, надежную, неуязвимую и по внешнему контуру абсолютно стабильную, безусловно, гарантирующую России независимость и суверенитет». Но в то же время необходимо создать «систему внутри себя живую, гибкую, легко и своевременно, главное, меняющуюся в связи с тем, что происходит в мире, вокруг нас, а главное, в связи с развитием самого российского общества». Президент указал: «Темпы изменений должны нарастать с каждым годом, с ощутимыми для граждан результатами по достижению достойного уровня жизни. И, повторю, с их активным участием».
Комментарии 57
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео