Ещё

Россия оккультная: что происходит с элитами 

Фото: Газета.Ru
Об оккультных основах коммунистического режима и его наследниках — нынешней российской власти — можно рассказать очень много. Но я постараюсь сделать это максимально сжато.
Управление страной, тем более, такой огромной, как Россия, подразумевает использование технологий манипуляции массовым бессознательным. Причем речь не только о территориальной масштабности России. Речь о культурно-традиционалистской исторической общности, являющейся огромным плавильным котлом бесчисленного множества народов, смыслов, а также их интерпретаций.
На рубеже ХIХ-ХХ веков религия фактически утратила свой потенциал, свою управляющую силу. Огромному пространству от Балтийского моря до Тихого океана была навязана нелепейшая идеологическая конструкция коммунизма, в своих основах содержавшая все те же массово-бессознательные паттерны, весьма характерные для религии.
До сих пор, в ХХI веке, на главной площади страны стоит Мавзолей с мумией «вождя», изготовленный по образцам древних культовых сооружений Месопотамии. Это сейчас можно воспринимать достаточно иронично, исключительно как культурный артефакт. Но когда его строили, а именно с 1924-го по 1930 год, этому сооружению придавали огромнейшее государственное значение.
Основы государственности, заложенные тогда, были фактически оккультными, не поддающимися логическому анализу и, соответственно, рациональному осмыслению. Это совершенно логично с той точки зрения, что красный террор, развязанный большевиками, был чистейшим злом, безумием и воплощением иррационализма. Посему всякий, кто подходил к нему с критических, логических и этических позиций, рисковал либо сойти с ума, либо стать «врагом народа».
В 90-е годы прошлого века России по ряду причин не удалось встать на прогрессистские рельсы. Тогда закономерно сработал «страховочный механизм бытия», вернув смысловую составляющую на изначально-бессознательные позиции.
Глубоко распаханное поле народного безумия было щедро засеяно разнообразными легализованными фриками. От Джуны Давиташвили, принятой в партийных кругах, сперва на периферии, а потом и в центральном аппарате — до Чумака и Кашпировского, невиданных доселе мошенников, допущенных к святая святых — телевидению. Засилье метафизических наперсточников всех видов и мастей было по сути своей постмодернистским.
В 90-е в России было все. Должно было быть и это. Если меня спросят, есть ли в мире что-то необычное, чего я не видела, я отвечу: «Нет, я жила в России в 90-х. Поэтому я видела все».
Этот карнавал аферистов был задуман исключительно для «плебса», ибо подразумевался в качестве своеобразного подсластителя горькой пилюли расставания с советским прошлым.
Находясь продолжительное время в состоянии депривации чувств, тех самых, что как раз связаны с пресловутой духовностью, многочисленные адепты красного материализма бросились в пучину уже заведомо подготовленной для них заботливым руководством восточной эзотерики. Я нисколько не сомневаюсь, что «гэбисты» курировали все «тайные» метафизические кружки, секты, общества изучения восточных религий и единоборств — вплоть до безобидной йоги.
Но то, что в 90-х было практически безопасно, к 2019-му превратилось в страшную болезнь. Почему? В 90-х верхи не нуждались в метафизических костылях, ибо нащупали экономические. Более того, Россию приветствовала Госпожа Цивилизация, собственной персоной. Весь мир был благосклонен к нам. Однако годы специфической внешней политики, а именно — милитаризации, имитации «холодной войны», функционирования в режиме осажденной крепости, не могли не принести своих плодов.
Сознание управленцев намотало на маховик раскрученной ими же истерии. Не находя точки опоры в себе самом, их ум уцепился за гнилую соломинку мифологии и религии. Ценный инсайдер системы, ныне опальный, уволенный из МГИМО профессор Валерий Соловей так рассказывает об этом:
«Видите ли, в чем дело. Они там совершают очень странные обряды. По счастью, все обходится пока без кровавых жертв. Но все это напоминает субкультуры столетней давности, 20-х — 30-х годов прошлого века. У чекистов всегда был устойчивый интерес к эзотерике и оккультизму».
И далее: «Это абсолютно серьезно. Это устойчивое течение в российских спецслужбах. По крайней мере, еще с конца 80-х годов. В 90-е годы оно расцвело махровым цветом. Потом об этом перестали писать, перестали откровенничать. Но это никуда не делось. Это то, что отравило плесенью значительную часть российской элиты. Там разные оккультисты, маги, эзотерики, вся прочая восточная муть, гадательные системы, — она колоссальна.
Люди, относящиеся к российской элите, встречаются с шаманами, которых им привозят из Амазонии. Или сами летают к шаманам, их сопровождают колдуны. В России сейчас ситуация фундаментальной неопределенности. Поэтому люди стараются последний кусок срубить, схватить бабла и спрятать в заначку. Чем эта неопределенность сильнее, тем выше потребность поиска какой-то путеводной нити.
Рациональное знание этого дать не способно. Люди обращаются к колдунам, магам и эзотерикам. Это естественно. Масштабы этого явления вы себе даже не представляете».
В государстве Российская Федерация полностью отсутствует идеология, есть только ее неумелая имитация, что, безусловно, хорошо и вполне в духе времени. Но на фоне ее отсутствия продолжают использоваться все те же чекистские методики. И это даже не заготовки 60-х-70-х годов прошлого века. Это наработки 30-х, поданные в утрированном, комиксовом, трэшевом варианте, словно списанные с книг любимца всех параноиков и сторонников теорий заговора — Григория Климова.
Сам не очень-то здоровый писатель постоянно апеллировал к разнообразным «идиотам» и «дегенератам», мешающим строительству «великого красного проекта», а вся деятельность чекистской элиты в его произведениях, в сущности, сводилась к копированию действий средневековой инквизиции.
Например, не так давно «актриса российского шизотеатра» телеведущая Елена Малышева в своей программе назвала детей с интеллектуальной недостаточностью «кретинами». Это действительно упрощенные чекистские методы выбраковки и очистки населения. Но, конечно, в эпоху софт-насилия это не работает всерьез.
Мы должны понимать подобные выходки как истерические декларации-саморазоблачения. Советский и постсоветский человек, как и советская и постсоветская власть, глубоко закомплексованы и внутренне ущербны. Они чувствуют свою вторичность, даже болезненность глубоко внутри. Поэтому для них так важна социальная иерархия. От охраняемых дач и дворцов, до модных брендов и далее — вплоть до того, что они хотят зафиксировать свою якобы психическую норму. Именно для этого им нужны больные. Много больных. Желательно — вся страна.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео