Ещё

Советская школа: чемпион Испании по высшему пилотажу летает на Су-31 

Фото: РИА Новости

Кастор Фантоба, один из самых известных в мире пилотов спортивных самолетов, в сентябре на последнем чемпионате мира в ЮАР получил три бронзовые медали, а в ноябре в седьмой раз стал чемпионом Испании. В общей сложности он завоевал для своей страны более 40 медалей, в том числе стал абсолютным чемпионом Европы по высшему пилотажу в 2014 году. Все эти титулы он завоевал на российских Су. Корреспондент РИА Новости поговорила с Кастором Фантоба о том, как становятся летчиками, какие спортивные самолеты лучшие в мире, где пределы человеческих возможностей и надо ли бороться с собственными страхами.

Советская школа

Аэродром, где тренируется испанская команда по высшему пилотажу, находится в нескольких километрах от небольшого городка Касаррубиос-дель-Монте, провинция Толедо, в сорока минутах езды от Мадрида. Часто его используют пилоты других сборных — сейчас приехали российские спортсмены, в том числе самый титулованный летчик, трехкратный абсолютный чемпион мира по высшему пилотажу Михаил Мамистов.

"Вот Миша, гениальный пилот, лучший", — показывает Кастор на небо, где самолет выполняет сложнейшие фигуры. Только при взгляде на то, что творит Мамистов в небе, начинает кружиться голова. "У нас прекрасные отношения с русскими, отличные ребята. Да и у меня самого советская школа, а сейчас — русский тренер, русский механик, российский самолет. Пилот, правда, испанец, ну так это случайность", — смеется Кастор.

Первым тренером Фантоба, который пришел в испанскую команду в 1994 году, был литовец Витас Лапенас, абсолютный чемпион Советского Союза 1985 года, призер чемпионата Европы 1989 года. Лапенас — легендарный летчик. Во время показательных выступлений на Як-55 в результате аварии он потерял ногу, кисть левой руки, получил множественные ожоги, но с авиацией не расстался — начал тренировать испанских пилотов.

В 2008 году Лапенас погиб во время тренировочного полета на автожире (летательный аппарат с вертикальным и горизонтальным винтом). После этого испанскую команду около двух лет готовила абсолютная чемпионка мира по высшему пилотажу Халидэ Макагонова, а в 2012 году тренером стал Николай Никитюк, трехкратный чемпион Европы, который работает с испанцами и сегодня.

Су может все

"Витас всегда летал на Су и на Як. Он говорил, что моим самолетом должен быть Су. Но тогда, в середине 1990-х, я не мог себе этого позволить — Су-26 стоил около 150 тысяч долларов, у меня таких денег не было", — вспоминает Фантоба.

Начинал летать Кастор на "базовой машине, на треть американской", которая стоила на порядок дешевле.

О спонсорах в то время можно было только мечтать. "В этом спорте нет денег. Найти спонсора можно только если ты уже достиг определенного уровня", — говорит Кастор. Компании не спешат вкладывать средства в этот спорт.

"Они не хотят ассоциироваться со спортивной авиацией, поскольку она всегда оказывается в новостях из-за аварий. Видео пылающего хвоста летящего вниз самолета, на котором твой логотип, не слишком привлекательно", — объясняет Фантоба.

В результате "с деньгами помогла жена", смеется Кастор. Кстати, учиться летать она, жена пилота и дочь американца, летавшего в армии на истребителях, начнет только сейчас. "Надо же когда-то начинать", — говорит Фантоба.

В 1997 году Кастор продал старый самолет и вместе с четырьмя друзьями купил двухместный спортивно-пилотажный Су-29. Эта машина, неоднократно переделенная и доработанная, до сих пор в команде. "Вот он, первый Су", — показывает Кастор самолет, стоящий в ангаре.

Рядом — одноместный Су-31, который приобрели в 2000 году. С этим самолетом Фантоба с 2005-го — в первой десятке лучших летчиков Европы.

Су-31 Кастор называет "лучшим в истории аэробатики". "Его произвели в 1992 году, в 2014-м я выиграл на нем чемпионат Европы и могу снова выиграть. Жаль, что сняли с производства. Производить истребители выгоднее, чем спортивные самолеты. Это бизнес", — объясняет он. Испанская команда — одна из немногих, кто продолжает летать на Су. Даже российская команда больше не летает на них. Мамистов выиграл последний чемпионат мира на немецком Экстра-330С.

Су, равно как и американский MX, Кастор называет "одними из лучших на сегодняшний день в мире". Но сам предпочитает Су. "Им управлять сложнее, чем другими самолетами. Но если он у тебя есть, ты можешь делать в воздухе все", — говорит летчик.

Лучше летать

Кастор Фантоба родился в Памплоне, в Наварре, на севере Испании, и с самого детства мечтал летать. В восемь лет оборудовал в комнате "пилотный тренажер" с помощью "гвоздей и веревок". "У меня всегда был менталитет конструктора. Не очень хорошего, надо признать, но все-таки конструктора", — говорит Кастор. "Менталитет конструктора" привел его в Мадрид, где он поступил в Политехнический университет по специальности авиаинженер. Сейчас Кастор говорит о тех годах как о "потере времени". "Ничего интересного, лучше летать", — считает он. Здесь же, в Мадриде, Кастор впервые задумался о том, чтобы сделать полеты профессией.

"Мой друг собирался пойти в армию, стать военным летчиком. Я решил, что тоже хочу, но меня не взяли. Три года спустя другой мой друг, летчик на частных самолетах, посоветовал идти учиться на пилота. И я пошел", — рассказывает Фантоба. Отучившись два года, получил право на управление Boeing 737, 757, 767, самолетами-амфибиями. К 28 годам Кастор был уже профессиональным летчиком и в первые годы занялся тушением пожаров. "Аэробатика очень помогла — мне не составляло труда управлять самолетом в сложных условиях", — говорит он.

Еще через два года Фантоба стал сотрудником крупной чартерной кампании Futura International Airways и проработал там до ее закрытия в 2008-м. Переход в коммерческую авиацию означал гибкий график и давал больше возможностей для тренировок. "Кто-то ищет работу ради денег, кто-то — чтобы проводить дома больше времени, а я — чтобы была возможность тренироваться", — говорит он. В течение пяти лет — в годы экономического кризиса — Кастор работал в Италии, затем вернулся. Сейчас летает на коммерческих рейсах — управляет грузовыми самолетами, а также тренирует пилотов.

"Деньги я зарабатываю как пилот коммерческих рейсов. Но высший пилотаж — не просто хобби. Думаю, это и есть моя основная профессия. Это постоянная борьба с самим собой, с собственными страхами, попытка понять, что я реально могу, где пределы моих сил. Пытаться стать лучшим в мире и посвящать этому все. Нам кажется, что мы можем сделать c самолетом все что угодно. Но так ли это? Как говорил Витас, может, ты станешь лучшим, а может, никогда этого не добьешься. Я хочу быть лучшим", — говорит он.

Кастор признает, что некоторые люди не понимают тех, кто решил посвятить себя авиационному спорту. "Нас многие считают странными. Думают, что это большой риск, но это не так, потому что мы много тренируемся. Конечно, машина может не сработать — так ушли многие наши друзья. Всегда надо помнить об опыте тех, кого больше нет", — добавляет пилот.

В обычной жизни Кастор не любит рисковать. Признается, что за рулем время от времени превышает скорость ("как и все"), но рискует он и при выполнении коммерческих рейсов ("только минимум, который необходим").

Сейчас пилоту 51 год. Он планирует выступать, "пока будут позволять физические силы". "Конечно, организм уже не такой, как раньше, ты так быстро не можешь восстановиться. Зато технический уровень сейчас у меня выше, чем когда-либо. Я летаю лучше, красивее, жестче. Когда физические и технические возможности начнут снижаться, когда ограниченные физические возможности уже нельзя будет компенсировать техникой, надо будет думать о том, чтобы, возможно, понижать категорию", — считает Кастор.

По его словам, сейчас сложность высшего пилотажа стала ниже, чем раньше. Причина — в заботе Международной авиационной федерации (FAI) о безопасности летчиков.

"Все, что мы сейчас делаем, делали и раньше, и даже больше, причем на менее подготовленных самолетах. Российская команда в свое время выступала на Як-50, возникало много технических проблем, гибли пилоты. Программы 30 лет назад были разнообразнее, допускали выполнение более сложных фигур. Сейчас мы не расширяем количество фигур, а сокращаем их. Ты предлагаешь федерации фигуры, но получаешь в ответ очень много протестов под тем предлогом, что они слишком рискованные. Так они небезопасны, если пилот не готов", — возмущается Кастор.

Фантоба отправляется за канистрой, чтобы заправить самолет перед полетом. Так быстрее, чем ехать на заправку. "На коньках катаешься? Ну вот, ботинки знаешь, как затягивать? Здесь примерно так же. Дышать можешь?", — спрашивает Кастор, помогая мне надеть парашют и пристегивая в кресле. "Смотри туда, куда я буду говорить, — на горизонт, на крыло, тогда все будет нормально. Вот педали — ты на них, главное, не нажимай во время полета" (смеется). Бочка, мертвая петля, поворот на вертикали… Высший пилотаж — это действительно борьба с собственными страхами.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео