Далее:

Здравствуй, славный Гуниб, Дагестана живая краса

Здравствуй, славный Гуниб, Дагестана живая краса
Фото:
Предыдущий очерк — https://www.moya-planeta.ru/reports/view/krasavec_dagestan_sulakskij_kanon_32829/
***
Вот я снова стою
На знакомой кремнистой вершине.
Здравствуй, славный Гуниб,
Дагестана живая краса!
Подо мною аул,
Где всегда на зелёной равнине,
Словно солнечный свет,
Мне цветы обжигают глаза.
Я дышу высотой.
Облака мне ложатся на плечи.
Слышу вздохи Койсу —
Ледяной своенравной реки.
И, как верных друзей,
Тополя обнимаю при встрече
И приветствую горы
Торжественным взмахом руки.
Расул Гамзатов
Канун праздника 9 Мая. Дагестан, как истинная республика России, пребывала в подготовке к этой дате. Мало того, что на улицах Махачкалы наводили порядок, так ещё была замечена людская предпраздничная суета. Люди покупали подарки и разные вкусные вещи к застолью, а у нас с подругой праздник вдвойне! Мы путешествовали по Дагестану и пребывали в счастливой эйфории от красот этой республики. Только что мы приехали с умопомрачительного Сулакского каньона, красотой которого просто не насытиться, а уж люди нас радовали здесь каждый день.
Автовокзал Махачкалы было не миновать, ведь мы собрались посмотреть на Гунибское плато, а для этого требовалось ехать в высокогорное село Гуниб. Этот великолепный климатический курорт находится на высоте 1500 метров, а вокруг него самобытные горные селения карабкаются по склонам. Какие-то аулы уже брошены людьми и прекратили своё существование, постепенно осыпаясь вниз, а в каких-то ещё теплится жизнь и там старики доживают свои дни.
Наша маршрутка должна была отправиться с Северного автовокзала, именно туда нас привезли из посёлка Дубки. Мы, привыкшие к разного рода везению, даже не сомневались, что выедем из Махачкалы без задержки. Но! Маршрутка отправляться не собиралась, а женщины в длинных чёрных одеждах всё несли большие пакеты с продуктами, трамбовали их под сиденья и снова уходили за покупками. Гуниб — аварское село и этим объяснялся чёрный женский наряд абсолютно у всех пассажирок нашего микроавтобуса. К тому же аварки казались более замкнутыми и менее дружелюбными. Мы сначала то притихли, не зная, как вести себя с этими женщинами. Уже в дороге завязался контакт и разговор пошёл своим чередом. Были и такие среди них, которые плохо говорили на русском языке, но мы всё равно извлекли для себя пользу из диалога.
Женщины выходили по пути, а мы охотно подавали им пакеты с продуктами. Оказалось, что многие везли просто вчерашний хлеб с пекарни, потому что сегодня он уже в продажу не шёл. А женщинам из сёл хлеб отдавали то ли по пять рублей, то ли по три, но это уже неважно. Ещё неделю их многодетные семьи смогут вполне себе есть этот хлеб и радоваться. А пока то да сё, за окном мелькали волнующие пейзажи, тоннели, водохранилища и гидроэлектростанции.
Самый длинный автодорожный тоннель на территории России расположен в Дагестане. Длина его 4303 метра! По нему едешь и едешь, а конца нет! Там отличное освещение, вентиляция и телефонная связь с внешним миром. Находится он на глубине 830 метров от поверхности своего горного хребта. Красиво! Летишь по нему, что только в ушах шум стоит, вроде ты на самолёте. Кроме этого супер длинного тоннеля были ещё более короткие, но тоже очаровательные. В общем, всякая тут красота: то тебе горы, то тебе тоннели, а то вдруг реки каменистые по дну ущелий бегут. Ещё одна достопримечательность запомнилась — Гунибская ГЭС и огромное нескончаемое водохранилище. Это гидротехническое сооружение, имеется в виду сама ГЭС, не велико, но является важным объектом для республики. Водохранилище вызвало у меня восторг и я поставила «галочку» на ум, что при обратном возвращении тут необходимо сделать остановку.
Высоко впереди, как-будто на вершине горы, я увидела село и наш микроавтобус надрывно пошёл вверх. Знаете, здесь в Дагестане, куда бы ты не поехал повсюду пронизывающая красота. Она поражает самое сердце, и томит его, и проникает в каждую клеточку вашей души, и пронзает её насквозь. Тут хочется кричать, смеяться и плакать. Хочется слиться воедино с природой, а ещё лучше взвиться над ней и лететь без устали над красотой. Ах, как жаль, что мы бессильны в своих желаниях! Лишь только малую завесу открывает нам природа. Наверное, для того, чтобы мы вечно жаждали её прелестей.
Мы остановились на главной площади посёлка Гуниб и нам не дали расслабиться, а сразу предложили такси к отелю. Всё происходило очень быстро, но я успела заметить, что вокруг поселения сплошные пропасти и своенравная река Койсу на дне искрится. Гуниб стоит обособленно на срезанной вершине горы, иначе сказать на плато. Умопомрачительные горы вокруг высились, ошеломительные высоты завораживали, а среди их зелёных склонов каким-то чудом приютилось яркое село.
Прежде, чем ехать на гору, где находится дача заслуженного лётчика-испытателя М. О. Толбоева и во время его отсутствия семья лётчика принимает постояльцев, мы заехали в магазин за продуктами, потому как с горы в ресторан не набегаешься. А вот потом по серпантину вверх отправились. Чем выше поднимались, тем удивительнее становились окрестности.
Красивая дача в два этажа расположена в красивом месте высоко на горе над самим селом Гуниб. Пока мы ждали доверенное лицо семьи Толбоевых, наш таксист вместе с нами обошёл все вокруг и посоветовал вдоль крепостной стены подняться на вершину горы, чтобы посмотреть на другую сторону склона и удивиться ещё больше. Наверное, сейчас вы подумали, о какой ещё крепостной стене идёт речь? Именно так. Наша дача, где мы с подругой нашли приют на одну ночь, притулилась у древней каменной стены.
Ещё в 18-ом веке аул Гуниб стал последним оплотом имама Шамиля. Почти полвека шла Кавказская война с Россией. Это были самые длительные военные действия за всю историю существования России. Война имела затяжной характер и для обывателя была совсем непонятной. Расширение территории и присоединение Кавказа к Русскому государству породило освободительное движение среди кавказцев во главе с лидером имамом Шамилём. Так вот. К чему это я? Именно в Гунибе был подписан мирный договор с Шамилём и после подписания мира война наконец-то закончилась. До сих пор сохранились памятники того времени: Ворота Шамиля, мимо них мы уже успели проехать, крепостные стены и руины самих крепостей, а аул Гуниб превратился в большой посёлок среди живописных гор.
В Гунибе было прохладно и даже слегка поёживало, но лучше высокогорная прохлада, чем махачкалинская жара. Небо заволокло тучами и они нет-нет, да и сбрасывали редкие капли дождя. А тут к нашей радости приехал обаятельный молодой человек, только вот имя забыла, и открыл нам дачу.
Сразу при входе сменили обувь, чтобы ковры не испачкать, и молодой человек — назову его «хозяин» — показал нам все два этажа дома. Мы выбрали себе по комнате, оставили там вещи, заплатили по 500 рублей каждая, а потом пошли исследовать старинную стену, горы и леса.
Подниматься вверх вдоль стены оказалось столь проблематично, что мы едва спустились с середины пути, так и не заглянув за гору, зато я с радостью обнаружила на каменистом грунте ещё пока зелёные с едва распускающимися сиреневыми цветками ровненькие «кочки» горного чабреца.
В Гунибе заметно прохладнее, чем на Сулакском каньоне, а потому чабрец здесь зацветает поздно. Это душистое растение разрослось по всем горам Дагестана!
Потом мы быстро и весело прошлись до ворот Шамиля вниз по дороге, пока не начался дождь.
Обратно поднимались трудно и грустно по безлюдному серпантину, а когда вошли на нашу дачу, то там уже был горячий чай и добрый хозяин. На большой кухне наскоро приготовили ужин, попили чай со скромным парнем, что не свойственно горцам, но очень приятно, потом искупались под горячим душем и легли спать. Всю ночь шёл дождь. Тоскливо ныло сердце, что до завтра он не кончится. Мягкая, почти пушистая постель, лёгкое, как облако и тёплое одеяло сделали своё дело. Незримая волна Морфея унесла меня в глубокий сон. А утром я проснулась и, выйдя на террасу, обрадовалась слегка пробивавшимся сквозь клочкастые тучи солнечным лучам.
День обещал быть приятным. Мы неспешно справились со своими делами, позавтракали, распрощались с хозяином, закинули на спину лёгкие рюкзаки и пошли вниз по серпантину. У нас на сегодня было ещё желание попасть хотя бы в одно из запланированных мест, а прежде того хотелось пройти пешком весь спуск с горы в несколько километров.
Бог мой! Какие там были пейзажи! Головокружительные, обворожительные и просто фантастические картины мы видели повсеместно.
Вот он — праздник души! Прошли Ворота Шамиля, не преминув проскользнуть за них, потом по совету нашего хозяина свернули на едва просматриваемую дорожку вправо. А там метров через 300 я просто ахнула и встала, как вкопанная. Маленький, но гордый Гунибский водопад падал в свою чашу. Он разбивался на мелкие искрящиеся брызги, ударяясь о стены своей штольни. Многоводным он не бывает, чаще бывает сухим, но сейчас сезон весенних дождей и его лёгкие струи неизменно точат каменную гору.
Всё пространство вокруг водопада тоже напоминало гигантскую чашу, передавая эхо от стены к стене. Я подошла совсем близко к нему и взглянула ввысь. Невозможно было представить, что его едва заметные воды пробили себе в камне красивый путь, похожий на маленькое ущелье. Я люблю такие места. Здесь же паслись чужие козы и посматривали на нас блестящими, как будто влажными, глазами.
Потом снова дорога побежала нам под ноги, с отвесных скалистых стен стекала крупными каплями вода и ручьями уходила в водостоки. Воды было много. Ручьи текли вдоль дороги и бурлили где-то под асфальтом, звуки капающей и льющейся воды сопровождали нас до самого Гуниба.
В посёлке есть красивый парк «Победа» и нам надо было зайти туда, чтобы увидеть городской монумент с белыми журавлями в память о песне военных лет «Журавли», написанной дагестанским поэтом Расулом Гамзатовым. В парке полным ходом шла подготовка к 9 Мая, люди красили бордюры, белили деревья, мели тротуары. В общем, и парк «Победа», и праздник Победы, и монумент на тему солдатской песни — всё это сошлось в одном месте и времени, а потому тронуло душу.
Скажу честно, что я не ожидала увидеть в Дагестане такой душевный отклик на нашу общую Победу. Я считала, что там об этом забыли и не вспоминают, но мне стыдно за свои мысли, ведь абсолютно во всех местах, где мы были, народ искренне готовился к празднику Победы, а монументы с журавлями видели ещё не раз.
Мы присели в парке, раскрыли записи в телефоне и по совету одного рабочего выбрали единственно правильное место для дальнейшего посещения. Этим местом стала Салтинская теснина! Да и то ненадёжно. А всему виной дожди. В горные аулы сейчас было не подняться. В Карадахскую теснину не попасть из-за водного потока. Оставалась только Салтинская теснина, но под большим вопросом о возможности её посещения. Мы вышли на главную площадь, где группа таксистов держала совет — кто согласится отвезти нас за 2000 рублей в теснину, а потом в Махачкалу? Таким желающим стал Мурад, ему всё равно надо было к вечеру быть в столице, хоть с пассажирами, хоть одному. Поэтому наши рюкзаки отправились в багажник, а мы с фотоаппаратами уселись в машину и покатили вниз с горы по крутым виражам в Салтинское ущелье с надеждой, что дождь сегодня не пойдёт и мы сможем войти внутрь него.
Так оно и получилось.
Оставить комментарий