Далее:

Голос предков. Малые народы живут в районах с экстремальным климатом

Голос предков. Малые народы живут в районах с экстремальным климатом
Фото:
Коренные народы на территории Красноярского края живут более 500 лет. У каждого есть свои обычаи и традиции. Почему исчезают целые народы, а уникальные культуры растворяются в общей массе, корреспондент «АиФ-Красноярск» узнавал у культуролога Натальи Копцевой.
Право на поддержку
Мария Захарова, корреспондент «АиФ-Красноярск»: Наталья Петровна, мы общаемся с вами накануне Международного дня коренных народов, который отмечают во всём мире 9 августа. Давайте для начала разберёмся, сколько же их осталось на территории многонационального Красноярского края?
Наталья Копцева: Существует чёткое определение Организации Объединённых Наций, кого можно отнести к этой категории, — народ, который проживает на данной территории более 500 лет. В Красноярском крае таких народов 11. Из них 8 — малочис­ленные. Те, чья численность составляет менее 50 тыс. человек: кеты, селькупы, энцы, ненцы, эвенки, нганасаны, долганы и чулымцы. Из них больше всего ненцев, самый малочисленный народ — чулымцы. Нганасаны и энцы уникальны ещё и тем, что проживают только на территории нашего региона. Больше их нет нигде. Численность хакасов, бурят и тувинцев превышает 50 тыс.
— А где на планете есть их ближайшие родственники?
— Чулымцы проживают в маленьком посёлке Пасечное Тюхтетского района. Это небольшая часть чулымцев, которые проживают в Томской области. Река Томь разделяет их. Эвенки есть практически везде, где обитают северные олени. Есть эвенки байкальские, забайкальские, якутские. Представители этого народа живут в Китае и Монголии. Причём наши и китайские эвенки при встрече понимают друг друга, потому что сохранился язык. Селькупы проживают в деревне Фарково Туруханского района. Перекочевали они к нам тоже из Томской области. Но пришли сюда не по добру, там были какие-то внутриклановые войны. Мало того, в начале XX века произошла какая-то битва между кланами. На её месте был найден один из артефактов — селькупский меч. С тех пор наши селькупы отделяют себя от томских.
— Как считаете, почему исчезают целые народы, а уникальные культуры растворяются в общей массе?
— Ничего подобного. Согласно последним данным Всероссийской переписи 2010 г., чис­ленность коренных народов стабильна, а количество ненцев и долганов даже растёт. Это связано прежде всего с тем, что по отношению к этим народам на разных уровнях власти предполагаются очень большие меры поддержки. Люди, у которых отец или мать иной национальности, при своём определении пишут «коренной народ». Это даёт им внутреннее самоуважение и позволяет иметь право на поддержку.
— И всё же поддержка нужна?
— Коренные народы, как правило, проживают в локальных посёлках с экстремальным климатом и очень сложным ландшафтом. Например, ненцы или нганасаны сконцентрированы в самых северных территориях в условиях тундры и лесотундры, в посёлках Караул, Носок. Они веками формировались для проживания в этом климате. Никто другой постоянно жить там не может. Эти народы позволяют в нашем государстве населять территорию, где, кроме них, никто не живёт.
Олень, кумалан и дом для предков
— Уникальными этих людей делает не только территория проживания, но и особая культура, традиции, сохранившиеся от предков до наших дней. Какие из них лично вам кажутся наиболее удивительными и интересными?
— Мы не можем утверждать, что до наших дней сохранились те же самые традиции, какие были 400 лет назад. И в этом нет ничего особенного. Учёные пришли к выводу, что народы делают себя сами, сами создают себе культурные традиции. Самосоздание народа питает его самосознание.
Сегодня обращает на себя внимание беспрецедентное отношение к оленям у эвенков. Это единственный народ в мире, который оседлал это животное. Оно для них — целая вселенная: одежда, питание, религиозные обряды, материальный достаток, социальный статус, особое экологическое мышление и т. д.
Обязательной принадлежностью эвенкийского дома является кумалан. В русском языке нет аналога этому слову. Что-то вроде удивительного ковра. Вещь, которая шьётся из шкуры ног и головы оленя. Когда к вам приходят гости и видят ваш кумалан, понимают, какой достаток в вашем хозяйстве. Девушка, которая живёт в этом доме, умеет с ним обращаться, знает традиции и т. д. Если всё будет сделано правильно, будет соответствующая оценка девушке — она хорошая хозяйка. А бытовое назначение кумалана вторично — это может быть подстилка вместо седла.
Ритуал захоронения на севере края отличается от привычного нам. Но надо понимать, что здесь большую роль играет ландшафт. Невозможно в тундре, в условиях вечной мерзлоты, вырыть могилу и похоронить человека. Для этого делается деревянный ящик, и тело человека оставляют над землёй. Обязательно здесь же оставляют какой-то атрибут умершего, например, нарты, которыми он пользовался, оружие или одежду.
В посёлке Ессей обособилась и сохранила свои обычаи группа якутов. И сегодня идёт речь о том, чтобы выделить их в отдельный малочисленный народ. По их поверьям, нельзя уничтожать дом, в котором жили родители, бабушки и дедушки. Такие дома ветшают, выглядят неприглядно на фоне современных построек, но их сохраняют, потому что считается, что бывшие хозяева дома продолжают обитать в нём, только в другой форме.
Конфликт прогресса и традиций
— Как примирить этот традиционный образ жизни с развитием промышленности, которая с каждым годом идёт всё дальше на север?
— Северные земли занимают 70% территории нашей страны. С одной стороны, здесь тяжёлый климат, богатые полезными ископаемыми земли. В то же время именно здесь проживают коренные народы. Это не вахтовики, они здесь не случайно. Они здесь рождаются, создают семьи и умирают. Вечный конфликт между недропользователями и людьми, которым эта земля принадлежит по праву их рода. Конфликты такие в разных странах разрешаются по-разному.
В Канаде, где такие народы называют первой нацией, существуют такие договорённости: весь обслуживающий персонал этих предприятий нужно набирать из числа местных жителей, чтобы таким образом обеспечить их рабочими местами, коренные также входят в состав держателей акций этих предприятий. Мы к этому ещё только идём.
У нас планируется создать территории традиционного природопользования (ТТП), где будут чётко определены права коренных народов. Федеральный закон ещё дорабатывается. В то же время в крае уже всё готово для того, чтобы принять региональный закон, и в истории коренных народов начнётся новый этап. Законодательно будут прописаны границы этой территории и правила пользования ею.
— Но если человек будет инженером, он уже не сможет пасти оленей…
— И сегодня далеко не все представители коренных народов ведут традиционный образ жизни. Среди них много образованных людей, которые работают. Большинство из них научились существовать в этом современном мире. Ассимиляция идёт большими темпами. Традиционная одежда, кухня, образ жизни постепенно обновляются. Но вместе с тем у представителей этих народов есть невероятная воля к жизни. Каждый из них обладает чувством собственной значимости, они используют все механизмы, которые только существуют, чтобы заявить о себе. Создают общественные организации, проводят конференции, люди с активной жизненной позицией отстаивают своё право на коренное образование и образ жизни. В нашем крае голос 16 тыс. коренных жителей звучит гораздо громче, чем многих других этнических групп, которые более многочисленны, но не так активны.
— А может, пора смириться с глобализацией мира, мы ведь всё равно единый народ?
— Это от нас не зависит. Решают сами народы, а они хотят сохранить свою культуру, быть особенными внутри большого общества. Впрочем, если мы посмотрим на наше общество, то увидим, что сегодня это не однородная социальная субстанция. Все мы являемся представителями каких-то малых групп. Это разноцветие, многообразие, признание права малой группы на громкий голос — признак нашего времени. Черта третьего тысячелетия — большой мир, где у каждого может быть своя улица. И только от нас зависит, хотим мы её построить и зафиксировать себя на ней или нет.
Оставить комментарий