Ещё

Аристократы Осетии: как закалялась знать 

Фото: Sputnik Южная Осетия

Анна Кабисова

Прошло сто лет со дня революции, которая изменила ход истории и стала для своих современников вехой, перевернувшей все с ног на голову. Чистая идея построить светлое будущее и сделать угнетенный царским режимом народ счастливее, как показала история, не удалась. Слишком большая цена была заплачена за светлые идеалы.

Что думают о революции потомки «белых» мы узнали у пяти представителей знатных осетинских фамилий. Портреты героев сняты на дореволюционную деревянную камеру, которая как нельзя лучше передает атмосферу начала века. Как выглядит съемка на эту камеру сегодня, смотрите на фотографиях с бэкстейджа.

Юрий Абисалов, залуженный художник РФ  Князь Юрий

Я всегда знал, что происхожу из очень знатной фамилии, меня в детстве постоянно называли «князь». Мой отец один из тех, кто очень много знал про нашу фамилию. Я сейчас очень жалею, что многое не записал, потому что по-молодости не думаешь об этом. Несколько старших из нашей фамилии, к сожалению, уже ушли на покой и остались те, кто намного меньше знает.

Вообще, с нашей фамилией связано много романтических историй, это и по воспоминаниям Махарбека Туганова и других старших. Согласно источникам, общий предок трех знатных фамилий Дигорского общества — Абисаловых, Тугановых и Кубадиевых был Бадил, который происходил из венгерских алан.

Когда мы делали выставку в Венгрии, я директору галереи сказал, что моя фамилия происходит от выходца из этого места, она, конечно, была очень удивлена.

Первый выстрел как гром среди ясного неба

Когда Бадил пришел сюда, у него было огнестрельное оружие. Представляете, что это было в 16 веке — прийти в горы с огнестрельным оружием?! Первый его выстрел был как гром среди ясного неба. Тогда равнину занимала Кабарда и постоянно притесняла осетин Дигорского ущелья, и вот он решил их выручить. Ну, и выручил так, что его попросили руководить обществом и помогать отбиваться от тех, кто приходил за нашими женщинами и податью.

У Бадила было три сына — Абисал, Туган и Кубади, которые стали родоначальниками фамилий. И впоследствии сформировали феодальную знать, а наличие феодальной знати, это уже зачатки государственного строя. В царское время в свите царя был известный всем Елкан Абисалов, комендант Петербурга.

Юрий Абисалов

Абисаловы еще до революции спустились из Махческа на равнину в селение Чикола. Мы с братьями пытались найти в архивах информацию о том времени. Помню, что уже на равнине перед Абисаловыми постоянно стоял вопрос о том, чтобы узаконить эти земли, на которых работало около 40 душ и они не всегда платили. И я понял, что в начале века уже был полнейший беспорядок, не в 1917 году все началось, а когда отменили крепостное право и народ уже не знал кому платить подати.

Мебель из австрийского дуба

Мне отец рассказывал, что Абисаловы всегда хорошо относились к народу и за счет этого они не очень пострадали после революции. Еще до революции у моего деда был в Австрии свой магазин и когда началась первая мировая война, то он вернулся сюда и в Чиколе открыл магазин, который просуществовал до революции. Рассказывают, что из Австрии, он привез мебель из дуба и вся Чикола приходила к нему любоваться необычной красотой резьбы. Уже в советское время мой дед стал депутатом, его очень уважали, он многим помогал и до сих пор ко мне подходят старики и рассказывают, что кого-то дед вылечил от туберкулеза в горах, эльхотовские рассказывают, как он им кукурузу привозил.

Как закалялась знать

Революция, конечно, вырезала не только знать, а весь культурный слой со своей конституцией поведения. Ведь знать воспитывала и обучала, получив образование, женщины возвращались в села и обучали сельских детей, брали их себе на воспитание. В лихие революционные года кто-то что-то выиграл, но культурный слой был стерт. Россия мне напоминает Францию — тоже любит революции, перевороты, не могут спокойно жить, такая кровь…

Сослан Мамсуров, заместитель директора медиа-центра СОГУ, экс-замминистра культуры республики

Самому бы не оплошать

Что говорить, Мамсуровы — фамилия, безусловно, известная. Хотелось бы самому не оплошать. С детства я воспитывался в атмосфере того, что надо гордиться своей фамилией. И мой дед и отец и родственники часто рассказывали мне фамильные предания и легенды. На самом деле, мне есть чем гордиться — сколько военных офицеров, политиков, врачей, писателей вышло из фамилии, представители которой всегда были нацелены на образование и это многим дало шанс реализоваться в жизни.

Трагедия Мамсуровых и не только их, случилась не в революцию, а раньше, когда произошли известные события в Тагаурском обществе — восстание тагаурцев и куртатинцев против царского режима. Тогда многих представителей фамилии лишили земель и титулов, многих сослали в Сибирь, многие погибли. А когда началось переселение осетин в Турцию, случился первый раскол и внутри фамилии, и внутри рода — большое число представителей Мамсуровых уехало в Турцию с генералом Кундуховым, в том числе и Темирболат Мамсуров — один из первых осетинских профессиональных поэтов. Что касается революции, то и здесь фамилия разделилась — часть осталась верна присяге, которую давала царю и участвовала в гражданской войне на стороне белогвардейцев, другая часть на стороне красной армии. В целом, революцию фамилия пережила достойно, потому что и в советские времена многие представители нашей фамилии защищали интересы государства на разных уровнях и в политике, и в армии, и других областях. Конечно, попадали под репрессии. Многие мои родственники были сосланы, многие расстреляны, в том числе первый председатель горской республики — Саханджери Мамсуров, он был расстрелян в 1938 году. Он был родным дядей Хаджи-Умара Мамсурова — легендарного военачальника.

Сослан Мамсуров

Легендарный военачальник Хаджи-Умар Мамсуров в романе Хемингуэя «По ком звонит колокол»

Хаджи-Умар Мамсуров — брат моего деда. Историю с романом Хемингуэя преподносят немножко неправильно. Хаджи-Умар Мамсуров был не прототипом, он послужил примером для создания образа главного героя романа Хемингуэя «По ком звонит колокол». В силу своей профессии он не мог рассказывать что-то подробное о себе. Хемингуэй толком не знал, кто он такой, он знал, что он воюет, руководит диверсионными группами в Испании, но ничего конкретного он о нем не знал, кроме того, что он македонский доброволец из интер-бригад. А мы немного идеализируем эту историю. Об этом говорил сам Хаджи-Умар в интервью нашей радиокомпании еще при жизни, кстати, запись сохранилась.

Как закалялась знать

Взахлеб читал все, что под руки попадалось

Счастливое детство, которое прошло в атмосфере творчества, это, конечно, прежде всего заслуга моих родителей. Отец для меня всегда был эталоном настоящего мужчины, интеллигента. У нас дома была огромная библиотека, я взахлеб читал все, что попадалось под руки, благо, отец всегда уделял этому внимание и покупал не только книги, но и музыкальные пластинки. С детства я был окружен творческой атмосферой, в нашем доме частыми гостями были друзья отца — великие наши актеры и певцы — это Ким Суанов, Бимболат Ватаев, Долорес Биланова, Константин Бирагов, Булат Газданов и многие другие. Заслуга мамы в том, что, помимо непосредственно воспитания, она меня отдавала и в музыкальную, и в художественную школы, требовала вытаскивать из себя творчество в литературе и поэзии. За все это я им безмерно благодарен. Из того, что родители в меня вложили, я сейчас из себя представляю то, что я есть.

Если бы работа учителя приносила финансовое обеспечение, я бы только этим и занимался

Первая моя работа после окончания университета — работа учителем в 11-й школе в начальных классах. Потом в Петербурге учился и работал, после вернулся и работал на кафедре СОГУ. Если бы работа учителя и преподавателя приносила финансовое обеспечение, я бы только этим и занимался, потому что я очень люблю работать с детьми и студентами. Для меня это легко и мне это нравится, у меня свой нестандартный подход к преподаванию.

Современная молодежь другая, не такая какими были мы и даже вы. Каждые два-три года меняется образ мысли, поведение, у них другая направленность мышления. Психология поменялась, потому что организм пытается успеть за изменениями вокруг, часто не успевает и из-за этого возникают внутренние конфликты, проблемы в психологическом плане и вообще в жизни.

Мадина Шанаева, директор бюро переводов «Полиглот-М»

"О, Шанаты, уаздан мыггаг"

Я услышала о том, что моя фамилия необычная еще в раннем детстве, мне было около трех лет, когда моя мама уехала учиться в аспирантуру, я очень скучала, стресс же всегда обостряет восприятие, поэтому я очень четко помню все, что тогда происходило. Каждый раз, когда я выходила куда-нибудь с тетей, то ее спрашивали про меня, а осетины, как спрашивают: «а кто она по фамилии?» И когда тетя отвечала, что я Шанаева, то они говорили «О, Шанаты, уаздан мыггаг!» Каждый раз я удивлялась и не понимала, почему они так говорят. Мадина Шанаева

В советское время, по известным всем причинам, не было же принято говорить о знатных фамилиях. И потом я поняла что «уаздан мыггаг» — это привилегированная, благородная фамилия. Все детство меня это сопровождало, а когда началась перестройка, то ушло. У меня появился круг общения, мы не делали различия, кто из какой фамилии. А когда я выходила замуж, этот вопрос вновь возник. Одним из факторов того, что мой муж захотел на мне жениться, как он потом мне говорил, была фамилия, помимо всего прочего. Я шутила: «видишь, какой ты расчетливый. Ботаевы решили за счет нас свою кровь улучшить?». Но на самом деле я сама отношусь к этому спокойно, не воспринимаю себя аристократкой.

Как закалялась знать

Главный кукурузовод республики

Старшая ветвь фамилии Шанаевых была истреблена, когда Дзанхот Шанаев со своими сыновьями восстал против царя и их всех сослали, а кого-то убили. И тогда элитная часть Шанаевых «приказала долго жить». Мой дед, Хаджи-Мурза Иванович Шанаев, рос сиротой — его отца завалило лавиной в горах, мать еще раньше умерла. И на момент прихода советской власти, деду было 16 лет и он был простым батраком. Лично для нашей семьи революция открыла много возможностей. Из простого сельского парня он вырос до председателя колхоза в селе Брут, был награжден правительственными наградами, стал выдающимся кукурузоводом, о нем писали в газетах. В одной из статей, которая кстати, у меня есть, описывается, как дед с инициативной группой селян решили поднять село, поехали за пределы республики, чтобы перенять передовой опыт выращивания кукурузы и самое главное — привезти семена кукурузы в родной колхоз. У него все получилось! Могу даже сказать, что осетины были у истоков того, что потом «замутил» Хрущев.

Подвиг простых людей

Хаджи-Мурза Иванович Шанаев был участником Великой отечественной войны в чине замполита батальона. В 1943 году его тяжело ранили, была раздроблена кость плеча и ему чуть не ампутировали руку, но он не согласился. Кости срослись, рука осталась целой, хотя и не сгибалась больше, но это не помешало ему стать ведущим земледельцем.

Женился дед на Фатиме Каллаговой из Карджина, которая была из зажиточной семьи и ее родители, конечно, были против того, чтобы она выходила замуж за сироту Шанаева, но они так сильно полюбили друг друга, что им удалось убедить родителей дать добро на брак. Они прожили очень счастливую, достойную жизнь, были уважаемыми людьми. Подарили жизнь, воспитали, дали образование всем семерым детям. Сами обрабатывали свои два гектара земли. Я считаю, что это подвиг простых людей. Я видела это каждый день, но осознавать стала только сейчас. Даже слезы наворачиваются.

Мне нравится то, что было во время Советского союза, потому что власть давала возможность каждому почувствовать свою сопричастность великому, дала возможность тем, кто не имел никаких перспектив при царской России, выбиться в достойных представителей своего общества, которые принесли благо своей родине. Мне очень жаль тех, кто пострадал от революции. Вообще, любая революция, это ужасное горе, поэтому нужно эволюционировать так, чтобы не было таких социальных катастроф, чтобы реформы вовремя вводили, чтобы не было возмущения народа, который переворачивает все с ног на голову, все рушит, потом заново отстраивает.

Предрасположенность к изучению языков

Когда в 4-м классе у нас в расписании появился английский, то моя тетя, которая преподавала в Сельхозинституте на кафедре языков, увидела, что у меня есть предрасположенность к изучению языков и настояла, чтобы меня перевели в школу с углубленным изучением английского языка. Потом она же настояла на том, чтобы я поступала на «иняз», за что я ей очень благодарна. Я поступила и училась все пять лет на сплошные пятерки, мне было очень интересно. И это не аристократизм, а добросовестность. Мой отец всегда говорил мне: «или делай, или не делай. Если ты что-то делаешь, сделай хорошо, а если не хочешь, то лучше вообще не берись».

После защиты диплома меня пригласили работать на кафедре и я заслужила репутацию очень требовательного, строгого педагога, но зато мои студенты реально знали язык. Потом мне стало скучно, у меня появились амбиции закончить аспирантуру, что я благополучно и сделала.

Потом 7 лет работала в ООН, а в 2007 году мы с мужем решили открыть свою фирму. В этом году бюро переводов «Полиглот-М» отметило юбилей — 10 лет.

Валериан Туганов, главный редактор портала «Gradus.pro»

Туганов-младший вышел

Какие-то подозрения по поводу «особенной» фамилии возникали еще в глубоком детстве, когда домой приходили гости и в шутку говорили: «о, вот Туганов-младший вышел», чуть ли не наследник престола. Как-то я спросил отца, почему о нашей фамилии говорят с особым почтением, которое иногда граничило с неким сарказмом, и тогда отец объяснил, что фамилия является княжеской, рассказал о происхождении. Мама моя — носительница простой фамилии Туаевых, и она, кстати, тоже часто шутила, что является представительницей обычного рода в отличие от «князей Тугановых».

Валериан Туганов

Шлейф аристократического происхождения

Я считаю, что бравировать фамилией или происхождением — не совсем правильно. Важен человек и его отношение к окружающим, к жизни, ощущения себя в мире и мира в себе. Возможно, в давние времена, фамилия была какой-то отличительной особенностью, показателем благосостояния, которая в одном случае является трамплином, открывала возможности, а в другом, наоборот, потолком, который невозможно перескочить. Сейчас разве что остался шлейф аристократического происхождения, виртуальный престиж, как у королевы Англии, которая правит, но реальной власти не имеет. Не буду лукавить, бывает немножко приятно, когда говорят, что Тугановы — особенная фамилия. Однако это больше мотивирует, чем вызывает искусственную, необоснованную гордость за принадлежность к знатной фамилии, в чем, в общем-то, лично моей заслуги никакой нет.

Как закалялась знать

Известно, что Тугановы были крупнейшими землевладельцами в Осетии. Революция, естественно, породила репрессии, раскулачивания. Дед рассказывал, что в поисках лучшей жизни его отец отправился в Турцию, где и сейчас, кстати, много Тугановых, но решил остановиться в Грузии. В Грузии вообще сформировалось много осетинских сел, которые по известным причинам в 1991-1992 годы осетины вынуждены были массово покинуть.

Джентельменский набор

Если процитировать классическую литературу, то можно сказать «он был из знатного, но обедневшего рода». В элитном клубе не состою, дорогих сигар и виски не употребляю, у меня обычная жизнь человека, который просто помнит и уважает свою родословную и по мере возможностей старается ей соответствовать. Естественно, не хожу по улицам и не думаю ежеминутно, что являюсь великим князем. Не мусорю, стараюсь не употреблять ненормативную лексику, не смущаю окружающих смачными плевками. Но разве это исключительно признаки аристократизма? В принципе это адекватные, общепринятые нормы поведения, которые должны быть присущи любому человеку. В нашем стремительно меняющемся мире, подверженном деформациям и искажениям, простой «джентельменский набор» добродетелей и этикета превращается в явление исчезающее. Готов называть аристократами всех, кто соблюдает стандартные правила приличия, с уважением относится к обществу, родному городу, республике, не отказывает бабушке в просьбе перевести через дорогу, раз в месяц открывает книгу (согласен даже на Донцову) и не путает Австрию с Австралией.

Дзера Тамаева, поэт

О своей фамилии я многого не знаю. У нас есть генеалогическое древо, я его недавно разворачивала, оно очень большое. По одной из версий, фамилия произошла от двух братьев, которые жили в селении Лок. Один из них стал кровником и они ушли в Дигорское ущелье, в селение Вакац. Потом один из братьев женился и ушел в селение Кумбулта. Одна из ветвей Тамаевых пошла из Вакаца, а остальные из Мизура, где есть фамильная башня Тамаевых.

Дзера Тамаева

Я чувствую себя Пьером Безуховым

Я не чувствую себя аристократкой, это было бы нечестно. Аристократическая фамилия еще не делает тебя аристократом. Аристократом может быть любой человек, который может назвать себя благородным и порядочным. С другой стороны, все определения — это некая условность, которая не несет в себе большого смысла.

Революции и войны — это двигатель прогресса, как бы это цинично не звучало. Люди сплачиваются, их объединяет единая цель. Но, по сути, это одно большое убийство, одни люди достигают своих целей посредством уничтожения других людей. И думая об этом, я чувствую себя Пьером Безуховым, который ходит по пепелищу и пытается понять, что происходит.

Как закалялась знать

Чаще всего все эти красивые и прекрасные мысли остаются на бумаге

Если бы в реальности все происходило так же красиво, как в книгах… Просто беда в том, что что-то не так в самих людях, если они не могут достигнуть своих целей мирным путем и чаще всего все эти красивые и прекрасные мысли остаются на бумаге. Человек не живет так, как пишет в книгах, за редким исключением, вроде Ганди, например.

Лекции по зарубежной литературе

Впервые я что-то написала, когда мне было лет 14. Совпали погода и чувство одиночества. Но писать осознанно я начала в 21 год. А полюбила читать, когда поступила в Институт цивилизации и стала слушать лекции по зарубежной литературе Залины Акимовны Мардановой. Она дала нам толчок думать самим. И каждое новое произведение становилось для меня открытием — все это на меня вдруг свалилось, я будто в параллельный мир попала.

Когда у меня набрался определенный объем текстов, я решила что-то с этим сделать, так вышли два моих сборника. Парадокс весь в том, что я вообще не публичный человек, считаю, что любое творчество очень интимно, но мне надо было как-то бороться со своей стеснительностью, это стало терапией. Поэтому периодически я читаю свои стихотворения в поэтическом клубе в Научной библиотеке.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео