Ещё

На Чеховском фестивале показали простодушный комедийный дайджест «Трех сестер» 

Фото: Ведомости

Лучшее в этом спектакле — хронометраж: всего 1 час 20 минут. Драматург и сценограф Ричард Алджер вычеркнул несколько персонажей: реплики Чебутыкина раздал всем понемногу, совсем отфутболил Федотика с Родэ, а роды Софочки и Бобика отложил (логично, что при таком темпе Наташа успела лишь забеременеть). Но в целом канву сохранил и даже вписал кое-что от себя (например, сведения о Москве и ее архитектурной жемчужине — храме Василия Блаженного).

Указанный в названии перрон никак не обыгран — на сцене стол, стулья и косой холщовый задник, как будто спектакль поставлен в сельском клубе. Вершинин увешан орденскими планками, словно Брежнев. Сестры одеты в стиле Эллочки-людоедки: перья, шиньоны, мексиканский тушкан.

То есть перед нами явная комедия, пародия, водевиль — все персонажи экспрессивно жестикулируют и то и дело заряжают мюзик-холльные номера, а Андрей неудачно пробует себя в стендапе.

Понятно, что из Чехова давно можно лепить хоть пельмени, но вряд ли драматург Ричард Алджер и режиссер Тина Кронис читали Владимира Сорокина. И потому азартно строят на остаточных бродвейских мощностях собственный чеховперерабатывающий комбинат, в котором для хоть сколько-нибудь насмотренной публики нет ровным счетом ничего нового, удивительного или шокирующего. В этом смысле даже 1 час 20 минут — мучительно долго. Нам-то можно пересказывать «Три сестры», как тем гусарам, что вспоминают анекдоты по номерам. Но авторы и актеры «Мувмент базар» для этого слишком почтительны или слишком простодушны. Они, похоже, уверены, что до них с «серьезным» Чеховым никто так не шутил, и увлеченно разыгрывают репризы с такой длинной бородой, что кажется — вот-вот на нее наступят. Но заливистый смех в зале напоминает, что кто-то все-таки слышит эти анекдоты впервые.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео