Ещё

Зачем ехать в Коктебель? 

Фото: Журнал ОК!

Два часа пути от Симферополя по долинам Крыма кем-то читаются как поэтический вояж между отпечатанными на склонах холмов тенями облаков, кем-то — как возвращение в эпоху раннего капитализма 90-х с пестрящими вывесками «В гостях у Наримана» и придорожными складами стройматериалов. Споры слаженно затихают при виде моря в очередной складке пейзажа и взметнувшегося к небу базальтового костра Кара-Дага.

Поселок на три тысячи жителей, Коктебель появился в конце позапрошлого века благодаря профессору-офтальмологу Эдуарду Юнге. Выйдя в отставку, он устроил здесь свое имение и посадил виноградники. В советское время из их винограда стали делать коньяк, да такой, что Коктебель назвали «страной коньяков». На коньячный завод можно прийти на экскурсию, чтобы вдохнуть рассеянную в воздухе «долю ангелов». Здесь делают ошеломляюще-живой, с цветочными нотами 25-летний «Кутузов», прекрасный ванильно-шоколадный коньяк 17-летней выдержки, даже ординарные коньяки по своему вкусу и аромату дают фору растиражированным напиткам и способны вдохновить на вирши в честь Коктебеля.

Главная достопримечательность поселка — дом-музей поэта и художника Максимилиана Волошина. На самом берегу моря (до линии прибоя от крыльца едва ли двадцать метров) в середине 1920-х символист, пацифист и тонкий политик, успешно защищавший красных от белых, а белых — от красных, устроил бесплатную дачу для писателей, художников, артистов. Здесь Цветаева познакомилась с Эфроном, Булгаков читал «Собачье сердце», Белый и Брюсов писали стихи. За лето через это пристанище для соратников по искусству проходило до шестисот человек! Волошин сравнивал свой дом с многочисленными палубами-террасами с кораблем, развернутым напоминающей апсиду храма мастерской хозяина на восток.

Помимо Волошина в Коктебеле всегда жило много артистов, писателей, художников. Художник Сергей Цигаль, крестник вдовы Волошина, сохранившей наследие поэта и сделавшей возможным создание дома-музея, помнит и счастливые жаркие крымские ночи на террасе дома под аккомпанемент гитары и стихов, и горькие минуты прощания с Марией Степановной. Ее похоронили у могилы мужа на горе Кучук-Енишар, с которой открывается вид на Коктебельский залив и Кара-Даг, одним из своих отрогов удивительно напоминающий профиль Волошина.

Работы Диего Риверы, Петрова-Водкина, Одилона Редона, Хокусая, Билибина, Лансере, Лентулова, Остроумовой-Лебедевой, самого Волошина, тысячи автографов, писем, рукописей, книг — это все живая память Серебряного века, сохранившаяся на крымском берегу.

Сергей Цигаль

Вокруг этой раковины — флер скандалов, связанных с недвижимостью, которая должна была входить в комплекс музея, но была отдана в частные руки, и планы создания туристического кластера «Коктебель-парк». Предполагается через три года построить очистные и канализацию (их нет в поселке с момента его основания), реконструировать набережную и расширить галечные пляжи, обустроить дорожные развязки. Отдельный пункт — возвращение первоначальной целостности парка волошинского дома и создание в нем культурного анклава с вернисажем, открытым кинотеатром и другими развлекательными площадками.

Волошин — не просто история Коктебеля. Это его настоящее.

Полеты на планерах (говорят, это поэт обнаружил стабильные воздушные потоки на плоской и длинной горе вблизи Коктебеля), купание нагишом (резиденция натуристов до сих пор есть в одной из бухт поселка), джазовый фестиваль в разгар бархатного сезона («обормоты», как называли себя волошинские гости, обожали устраивать концерты), пешие походы в окрестностях (известно, что Волошин ходил в соседнюю Феодосию за двадцать километров) и прогулки в море, чтобы посмотреть на знаменитые Золотые ворота, скалу, ставшую символом Крыма — в Коктебеле есть, чем себя занять.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео