Войти в почту

Монотонное разнообразие

Стартовало «Евровидение-2017» В киевском Международном выставочном центре прошел первый полуфинал 62-го конкурса песни «Евровидение», первого за долгие годы, в котором не принимает участия Россия. В финал прошли: Молдавия, Бельгия, Армения, Португалия, Кипр, Швеция, Австралия, Азербайджан, Греция и Польша. О том, как они там без нас, рассказывает Борис Барабанов. Киевское «Евровидение» проходит под девизом «Celebrating Diversity» — «Празднуя разнообразие». Лозунг вполне вписывался в образ Украины, стремящейся влиться в пеструю, разноязыкую и толерантную Европу. Однако нельзя сказать, что в протокольной части мероприятия разнообразие бросалось в глаза. Ведущими вечера были трое молодых людей — все как на подбор статные красавчики славянской внешности с неплохим английским языком. Открывающим номером конкурса стал прошлогодний хит Дмитрия Монатика «Кружит», переведенный по такому случаю с русского языка на английский. При большом желании сценический костюм певца — халат и шапочку — можно было, конечно, принять за повседневный наряд беженца с Ближнего Востока, обосновавшегося где-нибудь в Германии. Если совсем дать волю фантазии, то это была воплощенная мечта данного беженца: окружали его на сцене танцовщицы в шортах, по степени раскрепощенности вполне соответствующие европейским эстрадным стандартам. Сценографию на нынешнем «Евровидении» и подавно не назовешь разнообразной. В этом смысле по большому счету отличилась только певица из Азербайджана Диана Гаджиева, выстроив на сцене странную декорацию из грифельных досок, из-за которых выглядывал мужчина с головой лошади. Но вот беда: песню ее совершенно невозможно было запомнить, несмотря на привычное для «Евровидения» присутствие шведских специалистов в авторской бригаде. В остальном функцию главного визуального эффекта выполнял круглый пол с видеопроекцией. Когда камера брала артистов сверху, казалось, что они, например, летят в космическом пространстве или шагают по потокам вулканической лавы. И, наконец, конкурсные песни, прозвучавшие в этом полуфинале, были практически все на одно лицо. Считается, что в мировой популярной музыке сейчас в чести средний темп. К тому же на «Евровидении» традиционно любят пафосные баллады, конструкции, в которых есть где развернуться вокалу. И в итоге единственной песней, под которую хотелось танцевать, была «Hey, Mamma!» молдавской группы SunStroke Project, в которую входят уроженцы Приднестровья Сергей Яловицкий, Антон Рагоза и Сергей Степанов. Это был далеко не шедевр, но на общем фоне бравые молдаване выглядели очень выигрышно, оттого, вероятно, и прошли в финал. Все остальные песни представляли собой помпезные, но унылые опусы, в большинстве которых певцы словно думали об одном: как правильно взять ту главную ноту, которая должна покорить телеаудиторию. И совсем не заботились о том, чтобы до этой ноты зрители не задремали. Чуть более творчески подошла к вопросу представительница Армении Арцвик Арутюнян, участница российского шоу «Голос», с пяти лет и до самого недавнего времени проживавшая в Москве. Во-первых, она, в отличие от большинства конкурентов, спела чисто. Во-вторых, очень грамотно и тонко использовала фольклорные мотивы. Этот фактор для победы на «Евровидении» уже давно не является решающим, но в финал Арцвик тоже попала. Лучшим номером данного этапа конкурса стала песня португальца Салвадора Собрала «Amar Pelos Dois». Собрал обошелся вообще без каких-либо сценических красивостей — просто пел посреди зала песню, которую сочинил и спродюсировал один-единственный человек — его сестра. К тому же Собрал пел на родном языке: он был единственный за весь вечер, кто решился на это. В его выступлении были какое-то очень правильное лукавое актерство и при этом чистота и искренность, которых так не хватает абсолютному большинству конкурсантов, шлифующих до блеска танцы и стремящихся синхронизироваться с видео. Аплодировали ему больше других. К тому же Салвадор Собрал очень смешно вел себя уже после выступлений в ожидании результатов голосования телезрителей, когда камера брала его крупный план в «зеленой комнате». Пока прочие изо всех сил демонстрировали позитив и махали флагами в камеру, португалец и его сестра сидели с каменными физиономиями, словно вообще не понимали, что происходит. И потому запомнились и прошли в финал.

Коммерсант: главные новости