Войти в почту

Искусство сегодня: кто творит, а кто вытворяет?

«Кровавый Герман» - так во всем мире называют австрийского художника . В своих работах вместо красок он использует бычью кровь, а перформансы превращает в настоящие жертвенные ритуалы. «Театр оргий и мистерий» - так художник называет действо, в ходе которого раз за разом он разделывает тушу быка и выливает на зрителей 500 литров крови. Это представление уже видели жители и . В австралийском тем временем собирают подписи против акции. Здесь встает вопрос: можно ли зрителям ограничивать художника? Ведь ради искусства некоторые авторы готовы практически на все, в том числе пролить кровь - и даже не животных, а свою собственную. Корреспондент «МИР 24» Евгений Засеев - подробнее.

Где же собака зарыта, до сих пор гадают искусствоведы всего мира. В 1990-е годы российский художник выходил на московские улицы в образе пса. Голый, на цепи - он в прямом смысле кидался на прохожих и пытался укусить.

После первого «собачьего» перформанса в газетах писали: «До чего народ довели, люди голые бегают по улицам и бросаются на прохожих!». Тогдашний мэр столицы обещал «вытравить» голых с улиц города. Потом «человека-собаку» Кулика пригласили в , где он повторил акцию и прославился на весь мир. Сегодня Олег Борисович на четвереньках по улицам не ходит - уже почти 20 лет он к этому образу не возвращается.

«Это же была идея, что ты уже одним своим видом будешь производить определенный эффект. А люди не понимали, что это произведение и наступали на меня. Единственное сейчас актуальное искусство - это акционизм, перформанс. Это попытка преодолеть искусственный театр, который нам навязывают режиссеры. В акционизме каждый сам себе режиссер», - говорит художник-акционист.

Иногда режиссером может быть даже зритель. К примеру, сербская художница в нескольких проектах исследовала отношения между публикой и творцом. В своем самом известном перформансе она разрешила зрителям делать со своим телом все, что угодно, и даже предоставила для этого различные орудия - ножницы, хлыст, пистолет с одним патроном. Вначале зрители вели себя настороженно, но уже через пару часов разрезали на художнице одежду, начали втыкать в нее шипы от роз. Кто-то даже схватился за пистолет.

«В языке современного искусства тело художника такой же инструмент, как раньше кисти и краски. Поэтому если художник говорит о боли, страдании, то он может задействовать свою телесность, это как раз нормально», - объяснила куратор архива музея «Гараж» Саша Обухова.

Нормальным это считают художники и искусствоведы. Массовый зритель таких акций не понимает, поэтому зачастую реагирует агрессивно. Даже самые миролюбивые акции вызывают подозрения.

Картина маслом

Тест: разбираетесь ли вы в живописи?

Двадцать один день московская акционистка ходила по улицам с детской кроватью за спиной. Прохожие оборачивались, спрашивали зачем. Катрин свою акцию назвала «Наказание».

«Детей в детских домах - и в региональных, и в столичных - довольно часто в качестве некоего наказания отправляют в психбольницы. И эта кровать, и нахождение в больничном пространстве - неважно сколько времени - остается неким воспоминанием и, возможно, неким грузом, багажом», - пояснила художник.

Стереть границы между искусством и реальностью - одна из основных задач художника. И акционизм приблизился к этой цели как ни одно из других направлений. Произведение создается прямо на глазах у зрителя. Он может стать его участником, творцом. Конечно, к такому представлению нужно быть готовым, иначе оно вызывает шок. Впрочем, как говорят художники, для них важна любая реакция зрителя. Главное, чтобы равнодушных не было.