Ещё

«Кира Георгиевна» или Откровенные разговоры в «Студии театрального искусства» Сергея Женовача 

«Кира Георгиевна» или Откровенные разговоры в «Студии театрального искусства» Сергея Женовача
Фото: Ревизор.ru
Прекрасный союз — режиссер Сергей Женовач, художник Александр Боровский и художник по свету Дамир Исмагилов создали спектакль по послевоенной повести Виктора Некрасова. Эта история о сорокалетней женщине-скульпторе, о её взаимоотношениях с тремя мужчинами. Кто дорог ей? Как жить, чем и с кем? Жанр сами авторы обозначили как «откровенные разговоры».
Сегодня современные режиссеры не часто берутся за пьесы и прозаические произведения, написанные в 50-60-хх годах 20-го столетия. Вроде бы эпоха ушла, темы обмельчали, героев таких уж нет, да и многие термины бытового обихода поменялись, обновились, ушли… И лишь немногие чувствуют, видят и слышат созвучие между тем временем и нашим.
Фото: Александр Иванишин
Даже в те годы автора Виктора Некрасова обвиняли в «мелкотемье». Но в XXI веке темы оказались не так уж мелки для человека, и есть о чем сказать сегодняшнему зрителю. Забытые сегодня слова «верность», «искренность», «честность», «деликатность» звучат на сцене как-то по новому, искренне и тонко.
"Есть в вас одно качество, которое я особенно ценю в людях. Сейчас оно не очень-то в ходу. Деликатность оно называется. Вы знаете, что это значит — деликатность? — Николай Иванович очень серьезно посмотрел на Юрочку. — Высшая форма уважения к человеку. Чудесное качество. Оно вовсе не исключает других, но те, другие, мне они как-то меньше нужны, а это… " (из повести «Кира Георгиевна»)
Фото: Александр Иванишин
Пять персонажей, пять людей, пять судеб. Есть некий любовный многоугольник, но без пошлости и мелодраматизма — для создателей спектакля важнее размышления о жизни. Все очень близко и знакомо. Причем и в прямом и в переносном смысле — персонажи сидят рядом со зрителями.
Кроме главной героини. Её место в центре истории и в центре сценического пространства. Но «свита королеву играет» мощно! Все мужчины восхищают, удивляют, трогают и убеждают своей значимостью в жизни Киры. Веришь каждому слову и движению. Ничего лишнего. Казалось бы, скупыми красками «пишет» Женовач картину жизни и судьбы Киры, Вадима, Юрочки, Николая Ивановича и Марии. Но, как же они богаты становятся во время действия. В этой богатой скромности есть настоящая жизнь. Зритель находится в постоянном взаимодействии с персонажами. Они с нами — мы с ними. Возможно, кто-то почувствует себя зрителем на ринге, кто-то участником жизни героев, кто-то вовлеченным в некое арт-пространство, в слияние с окружающей средой.
Фото: Александр Иванишин
В этом заслуга не только режиссуры и сценографии, но и актерских талантов Дмитрия Липинского (Вадим), Андрея Назимова (Юрочка), Сергея Качанова (Николай Иванович), Полины Пушкарук (Мария) и Марии Шашловой (Кира Георгиевна). Актерское существование переносит зрителей в те далекие годы оттепели. О как это ценно сегодня! Видя на экране телевизоров одни и те же лица актеров, которые не меняются в роли никак — просто переходят из сериала в сериал, невольно «аплодируешь стоя» артистам театра «Студия театрального искусства».
Во времена 60-х гг. зрителя «окунает» и сценография Александра Боровского: у каждой стены стоят некие предметы, которые так или иначе напоминают героям о важных событиях жизни, или уводят в другое пространство. Дополняет ощущения световое решение Дамира Исмагилова.
Фото: Александр Иванишин
"Новые формы нужны…" — говорил чеховский Костя Треплев. Наелись и объелись современные зрители новыми формами. Хочется актерской правды, искренности, режиссерского уважения, деликатности к автору и откровенности с театральных подмостков. Откровенности не в телесном смысле, а в духовном. Откровенный разговор подразумевает под собой некую интимность, честность и доверительность. Все это есть в спектакле Сергея Женовача!
"Вряд ли мы увидимся с тобой, Киля, — сказала тогда Людмила Васильевна, и Кира всю ночь видела потом эти глаза, черные, живые, умные, на старческом лице, — вряд ли мы увидимся с тобой, но на прощанье хочу тебе сказать то, что дозволено говорить только нам, старикам… Вот я умираю, мне жить осталось совсем недолго, но я умираю спокойно. Я всем могу смотреть в глаза прямо. Я прожила семьдесят девять лет, возможно, не раз ошибалась, но не сделала ничего такого, за что могла бы покраснеть.
Покраснеть… И это сказала ей старая, больная женщина, которую даже гитлеровцы не могли сломить.
Может быть, именно после этих слов Кира всю ночь тогда и не спала. А потом забыла… Или постаралась забыть. " (отрывок из повести «Кира Георгиевна»)
Я больше не могу: звезда Playboy идет в президенты страны
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео