Ещё

Запретные и открытые пространства человеческого сознания в спектакле IDEM 

Запретные и открытые пространства человеческого сознания в спектакле IDEM
Фото: Sputnik Эстония
ТАЛЛИНН, 30 мар — Sputnik, . В постановке заняты группа «АудиоКинетика», эстонские и русские актеры Кристо Вийдинг, Маарья-Лийз , Татьяна Космынина, Екатерина Кордас, , Наталья Дымченко.
Sputnik встретился с Татьяной Космыниной, которая выполняет в этом проекте еще одну роль: опрашивает добровольцев, рассказывающих ей о том, как и с чем идентифицируют они себя в этом мире. Эти рассказы должны инспирировать дальнейшее творчество постановщиков, музыкантов и актеров.
— Как точно называется ваш проект?
— Называется он IDEM, люди произносят это по-разному, некоторые говорят IDEM с ударением на первую гласную, кто-то с ударением на вторую. Но правильного варианта нет, кто как хочет, тот пусть так и называет. В названии заключено слово «идентификация».
— Тема проекта была придумана не вами, а задана некими кураторами?
— Совершенно верно. Эту тему — самоидентификация, поиск, самоопределение — предложили кураторы, которые представляют Vaba Lava. Программа этого года называется In/out, и в ее рамках уже вышло несколько спектаклей. Мы выходим одними из последних, если не последними. До нас были спектакль «Я лучше станцую с тобой», в котором играет , только что получивший премию Союза театральных деятелей Эстонии как лучший исполнитель роли второго плана. Потом «Сирийские сказки», потом была постановка . А вот теперь мы.
— Как строится работа над подобными проектами? Кураторы Vaba Lava сами выбирают, кому принять в них участие или объявляется конкурс?
— Насколько я знаю, действительно существует конкурс, в котором каждый может участвовать. Но что касается кураторской программы, то тут несколько иначе. В прошлом году «АудиоКинетика» — компания творческих людей, которая сгруппировалась вокруг Александра Жеделёва, — успешно выпустила представление «Механическое пианино», и оно даже было названо театральным открытием года. Как результат — эта же компания получила предложение кураторов сделать проект на тему «идентификация».
— Значит, если можно так выразиться, лицом проекта является Александр Жеделёв, который и подобрал состав команды для его реализации?
— Я думаю, скорее, это лица: Александр Жеделёв и  — команда «АудиоКинетики». Они считаются двумя равноправными авторами этого перформанса, который мы готовим.
— Сейчас идет подготовительный период, когда к вам приходят люди, вы с ними разговариваете, задаете вопросы, записываете ответы. Кстати, о чем эти вопросы?
— Я задаю вопросы обо всем. Интервью и опросы людей — одна из составляющих подготовки к этому перформансу. Когда мы своей командой обсуждали тему идентификации, то вдруг поняли, что наши мнения чаще всего совпадают — мы люди одного возраста, примерно одного социального положения. И поэтому нам понадобились другие люди — чтобы расширить наши горизонты. А круг вопросов касается самых разных аспектов идентификации.
Это может быть идентификация профессиональная, кто-то считает, что прежде всего его характеризует его профессия. К примеру, «я актер» или «я врач». И именно это определение ведет его по жизни. Мы не можем обойти и территориальную тему, например «я живу в Эстонии» или «я живу в Каламая», ведь это практически «национальность» — жители этого района Таллинна даже проводят свои праздники. Есть идентификация «я нарвитянин», и это тоже как отдельная «национальность». Со мной поделился один наш известный журналист, что он какое-то время не определял себя ни как русского, ни как эстонца, а именно так — русский житель . Ведь это своя определенная субкультура. Также мы интересуемся идентификацией гендерной, сейчас это тоже активно обсуждается. К примеру, если вы себя идентифицируете как мужчина, то что это значит в вашем случае? Какие обязанности на вас лежат?
— Уже только из этих нескольких вопросов становится понятно, что у вас накапливается огромный объем материала. Что вы с ним будете делать?
— Он станет источником вдохновения и осмысления.
— То есть вы не в прямом смысле этого слова театр.doc*?
— Нет, это точно не театр.doc. Потому что мы эти интервью на сцену не выносим. Эти интервью для нас исследование. Мы уже отслушали более пятидесяти человек. У нас, как я уже говорила, есть профессиональная, территориальная, гендерная идентификация, есть идентификация религиозная. Сочиняя вопросы, я думала, что религиозная тема, тема верований станет самой болезненной, самой интимной.
Готовясь перейти в разговоре к теме религии, я ожидала, что люди будут ставить заслон и говорить: «Нет, я не хочу разговаривать на эту тему!» А что оказалось? Что тема религии сейчас самая открытая и люди спокойно рассуждают о Боге, рассказывают, как они молятся. Какая самая тема больная, вы знаете? Политика! Если спросить о политических предпочтениях — люди начинают закрываться, спрашивать: «А что такое? В чем дело? Почему вы спрашиваете? А зачем я должен отвечать?» И начинают вести себя так, как будто я стала интересоваться их интимной жизнью. Я спрашиваю: «Вы верите в Бога?» — и они отвечают легко. А когда я спрашиваю, за какую партию они голосуют, отказываются отвечать. Мне кажется, что у нас вообще сбились понятия о добре и зле. Это не нормально. Как мы этот вывод отрефлексируем, в какой художественной форме — я не знаю.
— Кто создает художественный текст постановки?
— У нас нет художественного текста. Я составила некое текстовое либретто, хотя в данном случае либретто не совсем точное слово. Этот текст, который может стать для нас источником вдохновения, — набор штампов, представлений о том, что такое идентификация, какие типы идентификации существуют… Но текста впрямую нет — это все-таки перформанс, а не драматический спектакль с сюжетом, диалогами и ролями.
— Насколько во время представления для вас будет важно взаимодействие со зрителями и их непосредственная реакция?
— Мы хотим, чтобы у нас с ними был постоянный диалог.
— То есть само представление будет продолжать ранее начатое исследование?
— Я думаю, что да. Правда, сейчас я не могу точно сказать, как это будет выглядеть. Во что это сформируется, я пока не знаю. Но нам очень хочется, чтобы зрители, которые к нам придут, стали также и соучастниками. Была идея (и сейчас она находится в разработке) создать мобильное приложение, которое можно будет использовать во время спектакля. Может, мы будем использовать людей, чтобы они своим мнением влияли на ход нашего спектакля.
— То есть финал каждого представления не может быть определен заранее и зависит от реакции зрительного зала?
— Это точно, ведь у нас исследование. А полученную информацию мы будем преобразовывать в творчество.
— Когда назначен день премьеры?
— На 12 мая. Играем также 13 и 14 мая, и если наш спектакль состоится, если все получится, то мы сыграем его еще несколько раз.
*Справка Театр.doc — это документальный театр, основанный на подлинных текстах, интервью и судьбах реальных людей, является особым жанром, существующим на стыке искусства и злободневного социального анализа. Творческие группы создают спектакли на основе встреч с реальными людьми на самые актуальные и своевременные темы окружающей действительности. Используются свидетельства реальных людей, техника verbatim, «глубокая импровизация», театральные игры и тренинги.
Видео дня. Кормившую грудью ребенка женщину выгнали из Третьяковки
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео