В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Смертельное оружие Геннадия Хазанова. В Москве прошла премьера спектакля «Спасатель»

На сцене Московского Театра Эстрады премьера «Спасатель» с двумя лучшими комедиантами отечественной сцены: и . впервые поставил в новую пьесу Норма Фостера «Спасатель».Канадский режиссер – один из самых плодовитых драматургов Европы, и будто бы историю про дантиста Барри, у которого не получилось совершить подвиг, а именно спасти своего друга Джони, Фостер написал специально для Геннадия Викторовича. В эту версию легко поверить, если увидеть бомонд на премьере. Представители большой политики, российской адвокатуры, и даже аппарата президента наблюдали за позором героя Хазанова, который ничего не смог сделать.
Смертельное оружие Геннадия Хазанова. В Москве прошла премьера спектакля «Спасатель»
Фото: Вечерняя МоскваВечерняя Москва
А ведь Барри назвали его не просто так. Барри – разновидность спасателей сенбернаров. Хотя Хазанов мастерски наделяет своего героя собачьими чертами и повадками, причем доходя до внешнего сходства, и он так комичен каждую секунду, но никаких поступков зритель от него так и не дождался. Барри – такая собака, которая вроде и начеку, но всего боится. Между прочим, спектакль репетировали как «Ничего не бойся, Барри». Боится герой Хазанова еще раз совершить ошибку, которая станет для него роковой. Однажды он изменил своей жене, и стал одиноким псом. Барри боится холодной погоды, воды, сплетен, женщин, даже собственной тени, хотя до грехопадения был крутым парнем.
Зато его друг, приехавший к нему в санаторий развеяться, - Джони (Федор Добронравов) живет на полную катушку. Герой Федора Добронравова словно слетел с тормозов, и гуляет по санаторию как мартовский кот. Даже заводит роман с дочкой Барри, которая и ему годится в дочки. И с другой женщиной, которая опередила Барри по спасению Джони из бассейна. А Барри все сидит на полянке, и как бы ждет у моря погоды. Шторм уже случился, а что будет дальше, - дантисту на пенсии малоинтересно. Остались еще нерешенные вопросы, один из которых, - способ захоронения, да, и то он готов довериться судьбе.
При этих обстоятельствах как гром среди ясного неба заявление друга юности Джони о том, что он смертельно болен. Поскольку жанр спектакля «смертельная комедия», у публики после этой новости не остается сомнений в том, что без трупа не обойтись. Джони доживает последние дни в этом курортном местечке, среди красивых женщин в белых халатиках, разыгрывает из себя бабника, паяца, циника только потому, чтобы не было скучно. Ведь скоро – комедия будет окончена а он так много всего может, хочет, делает .Не то что Барри, который все скулит и скулит, будто попал под машину, хотя на самом деле почти богатырь.
Барри и Джони как лед и пламень, как волна и камень, как собака и кошка, как ботаник и хулиган. Старуха с косой забирает веселого, решительного, свободного Джони, а у трусливого и скучного Барри еще есть шанс на появление второго дыхания.
Блестящий мужской дуэт Хазанова и Добронравова можно сравнить разве только с киношным союзом и Депардье в «Невезучих». Режиссер постановки Леонид Трушкин сам перевел юмор канадца Фостера под эту мужскую пару У Хазанова гораздо меньше слов хотя бы потому, что он не успевает за своим шустрым другом. Но существует на сцене он в два раза дольше. Разумеется, дисбаланса нет. Смотреть, как Хазанов перевоплощается в человека-сенбернара, потерявшего навыки спасателя, - любопытно. Классная игра, острый юмор (герой Добронравова говорит герою Хазанова: «Да, у нас юмор проклюнулся»), и правильный посыл – не бояться жизни и чувств. Живи пока живой, - как говорят в России.