Войти в почту

В Ингушетии будут бороться с экстремизмом на детском уровне

Власти республики решили заняться воспитанием детей боевиков

В Ингушетии будут бороться с экстремизмом на детском уровне
© Коммерсант

Ингушские власти намерены заняться воспитанием детей-сирот, чьи родители погибли в вооруженных столкновениях на территории республики. При этом под государственную опеку попадут как дети сотрудников , так и боевиков: и те и другие будут участвовать в совместных образовательных и культурно-развлекательных мероприятиях. В администрации полагают, что такая работа приведет к примирению в обществе и искоренению экстремизма.

С инициативой организовать работу с детьми-сиротами из семей сотрудников правоохранительных органов и боевиков выступил глава республики , по поручению которого был создан специальный общественный совет. В него кроме чиновников республиканской администрации вошли известные общественные и религиозные деятели. Возглавила новую структуру известная в республике общественница — руководитель родительского комитета Назрановской городской школы №3 .

В администрации Ингушетии пояснили, что под эгидой совета будут действовать различные детские организации, в частности, патриотический клуб «Турпалхо» («Герой»). «Дети будут ходить по музеям, знакомиться с достопримечательностями региона, а также участвовать в увлекательной игре “Зарница”»,— уточнила пресс-секретарь главы Ингушетии Мадина Галаева. По ее словам, детям из семей, попавших в зону внимания новой организации, будут оказывать психологическую, правовую, консультативную и практическую помощь. «Выпускники школ могут рассчитывать на поддержку в трудоустройстве и в получении образования»,— заверила госпожа Галаева.

Уполномоченный по правам человека в Ингушетии отметил, что главная цель нового совета — это социальная адаптация детей-сирот. «Мы не собираемся ограничиваться оказанием материальной помощью детям-сиротам, мы будем заниматься их всесторонним развитием, проводя с их участием образовательные и культурные мероприятия»,— заявил господин Оздоев. При этом, отметил омбудсмен, дети погибших правоохранителей будут заниматься вместе с детьми из семей убитых в ходе спецопераций боевиков. «Мы считаем очень важной задачей избежать вражды между родственниками боевиков и ставшими их жертвами сотрудниками силовых структур и таким образом добиться примирения в обществе»,— резюмировал господин Оздоев.

Стоить отметить, что ингушские власти и раньше прибегали к довольно необычным формам перевоспитания попавших под влияние экстремистов молодых людей. Так, несколько лет назад глава республики Юнус-Бек Евкуров опубликовал номер своего мобильного телефона, предложив раскаявшимся боевикам обращаться к нему напрямую. Чиновник пообещал каждому, кто придет с миром и сдастся, «обеспечить все условия и защитить его права». В администрации Ингушетии утверждали, что предоставленной главой республики возможностью воспользовались несколько десятков человек, которые, «пройдя проверки в компетентных органах, вернулись к мирной жизни». Впрочем, телефон доверия вскоре пришлось отключить, так как на него все чаще стали звонить «по мелким бытовым случаям».

В свою очередь, руководитель независимой ингушской правозащитной организации «Машр» опасается, что «в целом хорошая идея» по адаптации детей-сирот из семей боевиков может быть не реализована. «Хотелось бы поверить в то, что наши дети независимо от того, кто были их родители, получили одинаковые возможности в развитии, но боюсь, что слова чиновников разойдутся с практикой»,— заявил “Ъ” правозащитник.

Муса Мурадов