В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Театр «У Никитских ворот» сделал из рассказа Василия Шукшина трагикомедию

Премьерная постановка « И цирк» по рассказу в театре «У Никитских ворот» должна понравиться прежде всего искушенной публике.Ее оценит тот, кто соскучился по хорошей актерской игре, все чаще остающейся невидимой за технологическими наворотами современных многофункциональных подмостков.
Театр «У Никитских ворот» сделал из рассказа Василия Шукшина трагикомедию
Фото: Вечерняя МоскваВечерняя Москва
Постановка худрука театра Марка Розовского идет на старой, на полсотни зрителей, сцене, которая может похвастаться разве что камерностью, придающей происходящему на сцене черты домашнего события «для своих».
— Это спектакль-зрелище, — подчеркнул Розовский. — Здесь пересекаются театр переживаний и театр представления. Убежден, что только на этом пересечении могут осуществляться новые успехи театрального дела.
В основу премьеры режиссер положил рассказ «Чередниченко и цирк», повествующий о безуспешной попытке плановика провинциальной мебельной фабрики Чередниченко (его играет ) завоевать сердце акробатки Евы (Яна Прыжакова). Розовский написал свою пьесу, сохранив шукшинский слог бытописания советской жизни, и ввел новый, стержневой персонаж — это рассказчик, его роль исполняет . Этот композиционный трюк сделал действие более стройным, упорядочил скитания главного героя, без него зрителю было бы трудно не только следить за передвижениями героев, но и сопереживать им. Есть в постановке и интерактивность: актеры, не выходя из роли, обсуждают с наугад выбранными зрителями сценические перипетии.
А циркачка в исполнении профессиональной клоунессы и вовсе приглашает их ассистировать в фокусах. Они, кстати, здесь настоящие, равно как и акробатические трюки, чечетка, песни под гитару — таких завораживающих номеров в премьере в изобилии.
Это и есть та самая зрелищность. И если она — заслуга всех артистов, участвующих в спектакле, то торжество театра переживаний достигается благодаря проникновенной игре Владимира Давиденко. Неказистое сватовство и, в целом, простодушные, самоуверенные взгляды на жизнь его героя выдают в нем клоуна, он смешон. Однако в финале отвергнутый, но все еще полный амбиций герой пробуждает искреннюю жалость. В своей игре Давиденко проходит полный круг от комичного к трагичному, искренне веря и переживая каждый душевный порыв Чередниченко. Все выглядит очень реалистично и узнаваемо, тем самым происходящее на сцене возводится в большую драму жизни.
Весь спектакль звучат песни 1970-х годов. Так создатели хотели придать своей истории «в южном курортном городке» правдоподобности, что, в принципе, достижимо и без шлягеров Аллы Борисовны. Конечно, раннее творчество этой певицы до сих пор радует меломанов, однако вкупе с телетрансляцией на задник сцены цирковых номеров, которая имеет здесь место, выглядит простовато. Впрочем, установке на зрелищность это не противоречит.
А с театром переживаний есть одна загвоздка: герой , очень музыкального артиста, в одной из сцен перебарщивает со словом «чувак» в обращении к главному герою. У Василия Шукшина в рассказе, правда, этого слова нет, но оно вполне органично звучит из уст пижонистого героя. Проблема лишь в том, что за пять минут оно было произнесено им раз семь-восемь, а это, согласитесь, явный перебор. Остается надеяться, что после будущих репетиций премьера избавится от этого диссонанса.