Войти в почту

Олеся Фокина представила в "РГ" новый фильм

1 февраля в медиацентре состоялся показ неигрового фильма "Дорога жизни Валерия Панюшкина". На просмотр собралась вся семья главного героя - все вместе с главой семейства видели этот фильм впервые, отчасти, как и режиссер Олеся Фокина. "Создаешь какую-то сказку, в которую сам веришь, потом, бывает, происходят какие-то разочарования, потом понимаешь, что разочарования - это меньше того, что существует вне твоей души по отношению к герою, к событиям, - рассказала документалист. - Находишься под током высокого напряжения. Много вещей, где можно поскользнуться".

называют флагманом благотворительной журналистики в нашей стране. Двадцать лет он пишет о тяжелобольных детях, ищет и находит деньги на их лечение. Он помогает калеке и безумцу, ВИЧ-инфицированному наркоману, безнадежному больному, доживающему последние дни. Одно из действий фильма происходит в центре "Пространство общения", где психологи работают с детьми с тяжелейшими ментальными нарушениями. О таких детях пишет Валерий Панюшкин. "Когда мы начинали делать этот фильм, то оператор получил одну главную установку - в каждом ребенке увидеть, во-первых, человека. Я старалась показать этих детей, что это все красивые люди, ничуть не хуже остальных детей. И у меня их много. Но вообще не показать, о чем идет речь, невозможно", - рассказала Олеся Фокина.

Блестящие публикации Валерия Панюшкина в самых уважаемых российских изданиях сделали благотворительность престижной и неотъемлемой частью жизни Человека. Панюшкин (Главный редактор интернет-портала "Такие дела", член Попечительского совета фонда "Подари жизнь"), из тех журналистов, благодаря которым газеты почитывают и те, кто обычно их не читает. За постоянную рубрику в он получил премию "Золотое перо России". Валерий Панюшкин называет себя "экспертом по отчаянию" и избегает слова "писатель", хотя является автором десяти книг. Его последний роман - "История зачатия в блокадном " им еще не дописан.

В картине Валерий Панюшкин рассказывает, почему он ушел из политической журналистики и luxury. "Да я в гробу видал эту вашу благотворительность. За luxury платят во много раз больше. Но, если бы я согласился, мне бы уже не нужны были деньги, на мыло и веревку хватило бы. Скучно. Вскрыться можно", - говорит Панюшкин.

В "Российской газете" он пояснил, что писать про то, что не имеет отношения к жизни, нет смысла: "У меня есть ощущение, что все сошли с ума, один я нет. Но мне кажется, что истории, про которые мы рассказываем, они действительно являются жизнью. А писать про последние инициативы не является жизнью, или, по крайней мере, нашей жизнью. Но я вижу в журналистском сообществе людей, которые также как я, не верят в то, что повестка дня, про которую все разговаривают, действительно является важной".