Ещё

Шаляпинский фестиваль в Казани открылся премьерой «Пиковой дамы» 

Шаляпинский фестиваль в Казани открылся премьерой «Пиковой дамы»
Фото: Российская Газета
В  начался 35-й Шаляпинский фестиваль. Его первым аккордом стала премьера «Пиковой дамы» в постановке . Спектакль обещает стать одним из главных претендентов на самые престижные театральные премии.
Неисчерпаемость шедевра Чайковского поразительна: премьера за премьерой «Пиковая дама» позволяет открывать все новые бездны заложенных в музыке настроений и смыслов. Юрий Александров максимально усилил звучание роковых, мистических нот, сделал их основой действия. В партитуре сокращены солнечные детские сцены первого акта с их молодцеватыми играми в солдатиков, зато мощно зазвучали мотивы страшных предчувствий и зловещих игр, в которые Судьба играет с героями.
И здесь солирует талантливая сценография . Видеоинсталляции и виртуозно разработанная световая партитура делают мрамор петербургских дворцов и «узор чугунный» оград текучими, как черные воды Невы с ее водоворотами — воронками, которые любого затянут в свои адовы пучины. Это придумано очень изысканно: в самом фундаментальном, торжественном и прочном обнаруживается нечто призрачное, зловеще мерцающее — след дьявола, от него нельзя оторвать взгляд. Доминируют малахитовые болотные, топкие тона. Колышутся черные голые ветки, «державное теченье» Невы — бурлящий котел, куда в любую минуту готов сорваться грешник; в ностальгическом французском романсе Графиня испаряет призраки прошлого в самом буквальном смысле слова. Реальность постоянно срывается в кошмарный сон, бред, безумие, границы между ними размыты и неуловимы.
Режиссер и сценограф удивительно владеют пространством: сам воздух струится и мерцает, за окном стелются черные туманы, все плывет, подчиняясь велению неких иррациональных сил безумия. И даже прозрачная пастораль «Искренность пастушки» становится тревожно призрачной. То, что обычно играется как интерлюдия, напоминание о солнце и буколических радостях, здесь — зловещий карнавал, издевательская яркость которого оттеняет неумолимую поступь играющей человеком судьбы. Этот образ спектакля — его фундамент, очень прочно выстроенный каркас, способный скрепить самые разнородные компоненты и мотивы в единой целое.
Все это важно в той особой структуре, какую являет собой Татарский театр оперы и балета имени М. Джалиля. И здесь пора сказать о принципах его работы, придуманных вместе с этим уникальным Шаляпинским фестивалем. Это состязание лучших голосов . В ТАГТОиБ нет своей труппы ведущих солистов, есть хороший оркестр, очень сильный хор и кордебалет, а исполнители главных партий приглашаются из других театров России и мира. С одной стороны, это позволяет казанским зрителям слушать лучших: кастинг бывает очень силен, как в эти два премьерных вечера. С другой, я опасался, что необходимость постоянно вводить в спектакли все новых артистов потребует режиссерских решений упрощенных, стандартных — рамок, в которые легко вставлять все новые фигурки. Спектакль Александрова снял эти опасения: напротив, солистов явно увлекал этот новый рисунок роли и новые обстоятельства, многократно умножающие драматизм действа.
Герман у  из Новой оперы невротичен, импульсивен, его одержимость бросает свой отсвет на всех персонажей, когда безумным кажется весь мир. из МАМТ крепче вокально, но актерски рассудочней, рисунок роли суше и тяжеловесней. Киевская сопрано Оксана Крамарева и  из Новой оперы уверенно, но без особых взлетов ведут партию Лизы, зато на первый план волею режиссера вышла Графиня у  из ГАБТ и Александры Саульской-Шулятьевой из Новой оперы. Она зримо и незримо сопровождает весь спектакль, едва ли не дирижируя событиями; она здесь само воплощение дьявольских соблазнов, влекущих человека к гибели. Никакой старческой немощи, и германовское «Ради бога, не пугайтесь!» захлебывается в ее мефистофельском хохотке; она легко меняет обличье и возраст, она царит, она вечна, и никакая смерть не погасит дьявольское пламя ее соблазнов. Из персонажей второго плана особенно запомнился Елецкий у  (Мариинский театр) с его редкостно красивым тембром и актерской харизмой.
Второй спектакль, по дурной театральной традиции, вышел менее напряженным, в нем было меньше нерва и драйва, который захлестывал тебя в первый вечер и создавал настоящий кинематографический саспенс. Частично виною здесь давно сотрудничающий с театром итальянский маэстро , трактующий партитуру с рассудочностью, более подходящей музыке барокко. Но это если сравнивать два насыщенных эмоциями вечера, а в целом получился спектакль прочный, концептуальный и редкостно цельный, созвучный нашему времени, тоже затягивающему нас в неведомые пучины близкой катастрофы.
Впереди еще почти три недели фестиваля, в афише названия репертуарных спектаклей ТАГТОиБ и встречи с новыми для Казани оперными звездами. Когда-то этот парад голосов был придуман, чтобы вернуть угасавшему театру публику; сегодня билеты на фестивальные вечера расходятся за пару дней, до отказа забитый зал полон энтузиазма и ожиданий.
Справка «РГ»
Шаляпинский фестиваль в Казани родился в феврале 1982 года, когда Татарский театр оперы и балета переживал глубокий кризис, — в поисках новой модели, способной вернуть в опустевший зал публику. Эту модель придумал директор театра Рауфаль Мухаметзянов: театр приглашенных солистов.
Фестиваль быстро завоевал позиции всероссийского, а потом и международного; резко вырос и уровень репертуарных спектаклей. На сцене театра пели , , , , , ,
В афише нынешнего фестиваля — "", "", «Турандот», «Севильский цирюльник», «Трубадур», «Риголетто», «Аида», «Травиата», Реквием и, под занавес, два традиционных гала-концерта с участием солистов и дирижеров из , Казани, Киева, , , , и .
Видео дня. Тарзана пригласили поработать с «элитными телками»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео