Большой представил публике оперу-шутку 

29 января Большой театр впервые представил оперу Джоаккино Россини «Путешествие в Реймс», выбрав для премьеры концертный формат представления. Инициатором постановки стал музыкальный руководитель Большого . Он и собирал интернациональную команду исполнителей, и занял место дирижера.
«Путешествие в Реймс» — опера, что славится своим нелепым сюжетом. Шутник Россини писал ее для особого случая — коронации короля Карла Х. По сюжету герои собираются поехать на эту церемонию. Место встречи — гостиница «Золотая Лилия», где все застревают из-за нехватки лошадей и экипажей. В итоге никто никуда не едет. Опера, которая после премьеры в 1825 году была забыта почти на полтора века.
И сегодня — она не хит мировых афиш, так как из 17 сольных партий минимум на 10 из них требуются певцы, обладающие не только прекрасными голосами, но и умопомрачительной вокальной техникой, отменным чувством юмора. Театры, если решаются на исполнение «Путешествия», то превращают его в абсолютно звездный дивертисмент или трогательную лабораторию совсем юных талантов, как это делается каждый год на родине композитора в Пезаро. Большой театр пошел своим путем. Концертное исполнение украсил «чемоданным» реквизитом и разбавил легкой суетой солистов от режиссера , явно не претендующего на оригинальность.
И основное — домашний состав исполнителей театр лишь незначительно раскрасил несколькими европейскими именами.
Роль главной звезды была отведена итальянке , которая лет десять назад блистала в самом виртуозном россиниевском репертуаре. Но в Большом театре ее маркиза Мелибея звучала «тяжеловесно», едва добираясь до кульминационных нот, правда, комиковала она очень обаятельно. Иные приглашенные смотрелись еще скромнее: англичанин (граф Либенскофф) и испанец (лорд ) спотыкались едва ли не в каждом пассаже, и только итальянский бас  (дон Профондо) справился с партией без особых изъятий.
Тут без всякого квасного патриотизма нельзя не заметить, что наши — солист Большого театра баритон (дон Альваро) и солист столичной «Новой оперы» тенор (Шевалье Бельфьоре) — были лучшими в премьерный вечер. Их голоса звучали красиво, без какого-либо напряжения и истеричности. А вот дамы-сопрано до россиниевских высот не добрались.
Особенно неточна была солистка Мариинского театра . Солистка другого петербургского театра — Михайловского — просто пела громче всех. А по сути, главная героиня спектакля Каринна в исполнении солистки Большого блеснула на сцене театра модельной красотой, запоминающимся по тембру голосом, но пока недостаточной для музыки Россини выучкой. Это все при том, что исполнение оперы было лишено привычных для Россини эскапад виртуозных колоратур и головокружительных каденций. Туган Сохиев выбрал самую «скромную» из всех возможных музыкальных редакций «Путешествия в Реймс».
Маэстро явно был сосредоточен на том, чтобы один из самых знаменитых номеров оперы «Большая концертная пьеса для четырнадцати голосов» прозвучал безупречно. И это ему практически удалось.
Хотя очевидно, что маэстро Сохиев в Большом театре все еще движется по музыкантским дорожкам, давно проторенным им в  под руководством . А ведь до окончания его контракта с Большим театром остался всего лишь год. И очень хочется больших художественных открытий и настоящих потрясений.
СПРАВКА
В этом году мир отметит 225-летие великого итальянца Джоаккино Антонио Россини, автора знаменитых опер «Севильский цирюльник», «Золушка», «Моисей в » и других. Россини был еще и непревзойденным шутником: «Дайте мне счет из прачечной, и я положу его на музыку». В 39 лет он перестал писать музыку, сосредоточившись на поварском искусстве.
Видео дня. Российские чиновники избирательно подключают газ в Париже
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео