В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

«Мыло» времен Наполеона

«Мастерская Петра Фоменко» впервые в поставила «Испанцев в », одну из пьес «Театра Клары Гасуль» Проспера Мериме. Спектакль предназначается любителям неторопливых костюмных драм. Сторонникам динамичных сюжетов лучше выбрать другой досуг.

«Мыло» времен Наполеона
Фото: ИзвестияИзвестия

1808 год. Наполеон, одержавший победу при Аустерлице, еще владеет половиной Европы. На затерянном в северных широтах острове Фюн томятся испанские офицеры и французский резидент со свитой. Офицеры стремятся в родную , где в это время разворачивается борьба за независимость, и вступают в сговор с англичанами.

Видео дня

Об этом резиденту () доносит очаровательная соотечественница мадам де Куланж (), прибывшая на остров вместе со своей не менее очаровательной матушкой — мадам де Турвиль (), тоже мастерицей шпионского ремесла. Однако на пути дочки неожиданно возникает пылкий испанский полковник (), а мама столь же неожиданно встречает потерянного сына ()...

Режиссер назвал своей спектакль фатальной мешаниной. Звучит увлекательно, но отчасти дезориентирует доверившегося режиссерским определениям зрителя. «Мешанина» действительно имеется — тут и шиллеровская романтика, и горячность испанской комедии плаща и шпаги, и намеки на французский классицизм, и водевиль, и балет. Мелодрама соседствует с детективом, фарс — с трагедией. Исторические персонажи (например, национальный герой Испании маркиз де Романо и постоянно упоминаемый ставленник Наполеона принц Понтекорво) успешно смешиваются с вымышленными.

А вот фатализма, увы, не наблюдается. Никакой рок над героями не довлеет. Всё в их руках. Как от имени Клары Гасуль и завещал Мериме, создавший остроумную пародию на популярное в первой четверти позапрошлого столетия театральное «мыло».

Уважение к литературному источнику, проявившееся в нежелании основательно его укоротить, — достоинство спектакля и одновременно его главный недостаток. Три часа действия, в котором ход и исход событий понятны практически сразу («мыло», сэр!), — нелегкое испытание даже для любителей театральных изысков, а их — отдадим должное постановочной команде и актерам — в спектакле достаточно.

Хороша, например, дощатая декорация, имитирующая в зависимости от обстоятельств дом, двор, кабинет, палубу корабля (художник-постановщик Максим Обрезков). В безукоризненном стиле выдержаны реквизит и аксессуары. Границы между сценой и зрительным залом в старом здании «Мастерской» практически нет, так что столы, кушетки, саквояжи, медальоны и прочие рукотворные предметы быта можно рассмотреть во всех нюансах.

Исторические костюмы (художник — ) подаются с шиком и видимым удовольствием: редкий случай в современном театре. Мундиры, сюртуки, туники а-ля антик, ботфорты и туфельки с лентами актеры носят как вторую кожу, будто ничего другого в их гардеробе не было. Кроме того, все исполнители хорошо двигаются и без проблем соответствуют заданному темпоритму, который режиссер то замедляет до прострации, то убыстряет до вихря.

Разнообразное интонирование пространных бесед и со вкусом подобранное музыкальное сопровождение (Сен-Санс, Равель, Сарасате, Сибелиус) тоже можно записать в актив спектакля. Хотя, повторюсь, при избыточном объеме сценической информации никакие режиссерские и актерские ухищрения не спасают от зевоты...