Ещё

«Играть приходилось через мучения». Актёр Петр Зайченко о роли митрополита 

«Играть приходилось через мучения». Актёр Петр Зайченко о роли митрополита
Фото: АиФ Волгоград
Для волгоградского актёра со всероссийской известностью ушедший 2016 год, Год российского кино, оказался плодотворным. В многосерийном историческом сериале «София» он перевоплотился в одну из ключевых фигур картины — мирополита Филиппа. В интервью «АиФ-Волгоград» Пётр Зайченко рассказал, каково было вживаться в эту роль, какой еще образ он хотел бы примерить и в каком состоянии, на его взгляд, пребывает отечественное кино.
Трудно быть пастырем
«АиФ-Нижнее Поволжье», : Пётр Петрович, в сериале «София» вам досталась роль духовного лидера Московского государства при Иване III — митрополита Филиппа. Легко ли было вжиться в образ?
— Мне повезло с консультантом — меня в будущую роль митрополита ввёл отец Вячеслав, настоятель Казанского кафедрального собора. Мы с ним провели долгие часы в беседах о том времени, об особенностях эпохи, роли в ней. Учился у него буквально всему: как держаться на молитвенных, светских церемониях, как беседовать. Ведь тогда многое было по-иному в церковной жизни. Крестились тогда двуперстием. И патриархов-то не было — в каждом княжестве ещё не полностью объединённой Руси были свои митрополиты. Московское княжество только начинало своё возвышение, собирательство русских земель в единое государство.
— А какие сцены были для вас сложными?
— Особо трудна была одна сцена. Я хожу медленно, с палочкой. А тут: митрополит благословляет перед военным походом огромный строй воинов святой иконой. Держит её двумя руками над собой, идёт в кадре несколько минут вдоль строя. В других сценах свою болезнь ещё как-то скрывал с помощью посоха митрополита — он ему положен по сану, а здесь… В общем, пришлось играть на каком-то нечеловеческом усилии, пределе, «втором-третьем дыхании», как говорят спортсмены. Боль, мучения претерпел, и без опоры прошёл в сцене. Как говорится, «сан обязывает».
Вообще, историческая фигура митрополита Филиппа сложная, но интересная. Он даже улыбается в фильме редко, да и говорит, как и истинный деятель, исключительно по делу, сжато, ёмко. Владеет собой даже в самые драматичные моменты, например, когда ложится сам на плаху, прикрывая собой приговорённого, остановив ненужную казнь государевых слуг. Для меня такая роль во всём интересна.
Кстати, мы с моим партнёром  — он играет в сериале великого князя московского Ивана III — спонтанно придумали сцену, которой изначально не было. Когда самодержец потерял сына-наследника, впал в такое помутнение рассудка на время — не мог больше ни о чем думать. И тут митрополит Филипп, поняв, что словами делу не помочь, от души даёт ему «в лоб». Мы эту сцену показали режиссёру, он с изумлением сказал: «Именно то, что надо, тут и диалогов не нужно».
Груз бороды
— Говорят, съёмочная судьба у сериала непростая: над ним работали два разных режиссёра…
— Начинал сериал снимать режиссёр Вячеслав Росс, мой давний хороший давний знакомый ещё по фильму «Сибирь Монамур». Но, отсняв немного материала, Росс решил с продюсерами фильма расстаться. Скандала не было. Скорее недопонимание с финансистами, продюсерами картины. Полностью снял сериал уже другой режиссёр — . В современном кино фигура режиссера уже не главная. Часто теперь режиссёр — вовсе не бог и царь на съёмочной площадке, как было раньше, но лицо, зависимое от кинопродюсера, — именно тот решает как быстро, в каком графике, на какой бюджет и в каком составе картину снимать. Не каждому режиссёру такое понравится. Слава Росс вот, как видно, с таким диктатом не согласился.
— На многие исторические и «возрастные» роли вам нередко приходилось специально растить бороду. Здесь без «бороды по случаю» тоже не обошлось?
— Именно так. Когда решался вопрос с ролью митрополита, Росс предупредил заранее: «Петрович, дорогой, на эту роль тебя возьмём без всяких проб. На тебе пробы ставить негде. Только настоятельная просьба — бороду для съёмок отпусти настоящую. Не хотелось бы тебя снимать с накладной, искусственной». Что ж, пришлось длинную седую бороду отрастить. Правда, с этой бородой потерял два проекта. За минувший год меня трижды звали ещё, но условие выдвигали противоположное — там должен быть безбородым. Приходилось отказывать…
— С партнёрами по съёмке было взаимопонимание, легко было работать?
— А то нет! Какие со мной профессионалы играли — Евгений Цыганов чего только стоит. Роль матушки будущего великого князя сыграла замечательная актриса . Вообще, я из всей съёмочного актёрского состава оказался в сериале единственным не столичным, периферийным актёром. Ну, коль меня на такую роль аж из  вытащили, за тысячу километров на съёмки призвали, значит, всё хорошо, профессионально я пока востребован.
— А была ли в недавно вышедших российских фильых роль, которую ну очень хотелось бы примерить на себя?
— А что тут примерять — вон в «Тихом Доне» роль отца семейства Мелиховых Пантелея Прокофьевича сыграл . Но режиссёру всегда виднее, кого брать на роли для своей картины.
В круге истории
— 2016 год был Годом российского кино. Стал он стимулом для развития отечественного кинопроизводства?
— Может, в масштабах страны и стал, не мне судить. А вот наш Волгоград оказался впереди планеты всей… с конца. Местные чиновники от культуры умудрились именно в Год кино окончательно ликвидировать облкиновидеоцентр на улице Советской, выставив само здание на продажу. Даже фонды этого уникального учреждения уничтожили — все плёнки сожгли, выкинули на свалку. Это ли не издевка? Киноредакцию на нашем телевидении закрыли еще раньше. Для меня это больно вдвойне, ведь именно там я много и успешно работал.
— Почему подобное возможно?
— Помните один из литературных героев , машинист Пухов, сказал в сердцах: «Ситуацию в стране понял: комиссаров много, а паровозов нет». У нас и теперь, спустя почти сотню лет после описанных Платоновым событий, не хватает людей-двигателей. Все кругом «комиссарят» — пытаются «командовать», руководить киноискусством, да чем угодно. А вот людей, что готовы впрячься и делать профессионально свою работу, — таких не хватает катастрофически.
— Вы часто сетуете, что местные власти вашего вклада в региональную культуру не ценят и не замечают?
— А разве не так? Может, когда наша власть станет больше о людях думать, тогда у нас и жизнь наладится. А не так как сейчас — показухи много, помимо реальных дел. Вот перед моим домом всегда была небольшая зелёная зона перед входом в Казанский кафедральный собор. Правда, подзапущена она была малость. Этой осенью власти вроде доброе дело затеяли — пешеходные дорожки плиткой выложили, новые удобные лавочки повсюду расставили, фонари, газоны… Но что плохо — все прежние тенистые деревья в скверике перед храмом уничтожили, пустили под пилу. Посадили какие-то «хлыстики», совсем маленькие хилые саженцы — от земли три вершка. Они, конечно, вырастут, но доживу ли я? Теперь люди здесь будут годами мучиться, изнывать от жары на открытом пространстве. Так многое у нас и делается. Вроде и для людей, но от этого по факту ещё хуже. И пока власть и народ разделены пропастью, так и будем ходить по историческому кругу.
Раньше церкви в клубы превращали, а теперь — клубы в церкви. Вот и вся разница. Раньше «белые» были плохие, «красные» — хорошие. Теперь — наоборот. Выход всегда есть. Но озвучивать его — это уже не моего актёрского разумения дело. Наше дело — быть востребованным в своём ремесле. Помните, знаменитые строки из Маяковского: «Я хочу быть понят родной страной, а не буду понят — что ж? По родной стране пройду стороной, как проходит косой дождь».
— Пётр Петрович, ещё не окончена пора новогодних празднеств — старый Новый Год не за горами. Какой тост «от Зайченко» за наше российское кино вы произнесли бы за новогодним столом?
— Ну, знаете… Я вообще считаю, что наше кинопроизводство сегодня в незавидном положении. Главное — чтобы не пришлось пить за него в будущем, что называется, не чокаясь, как за покойного. Остальное — приложится.
Видео дня. Блогерша забеременела от пасынка и вышла за него замуж
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео