В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

«Сей храм не будет разрушен». Никольскому собору исполнилось 130 лет

Корреспондент «» исследовал историю старейшего храма, ставшего кафедральным собором.

«Сей храм не будет разрушен». Никольскому собору исполнилось 130 лет
Фото: АиФ-ОренбургАиФ-Оренбург

Так повелось, что исстари у каждого сословия в Оренбурге была своя церковь. Но казачий храм Николая Чудотворца уничтожил огонь. Осиротелые служивцы построили себе Георгиевскую церковь. Но шли годы, Форштадт расширялся, и казаки все чаще вспоминали и лелеяли мечту о старинной церкви. После пожара в 1879 году, который уничтожил верхнюю половину предместья, погорельцам выделили новые земли. А большую площадку на пепелище очистили для основания фундамента новой церкви.

Видео дня

Подарок цесаревича

За алтарной частью Никольского кафедрального собора каменные кресты и плиты. На одной из них выбито «Р.Б. Евфимий (Кольцов) Создатель святаго храма сего». Именно он инициировал постройку нового казачьего храма и вел строительство сквозь все преграды до конца. Деньги на его возведения собирала вся станица, много жертвовали господа. Самый большой вклад сделал потомственный казак генерал-майор . В 1883 году заложили церковь. Иконостас был почти готов для храма, как в мастерской иконописца пожар повредил живопись. Московский мастер Соколов завершил все к великому посту 1885 года, и всех поразил древнегреческим рисунком. Иконостас установили, но не было колокола. Как раз в это время в духовном училище случилась незадача: в колокольню не вмещался новый большой колокол. И по мольбам казаков, купец Федор Дегтярев согласился пожертвовать им казачьему храму.

В еще недостроенную церковь в канун празднования Дня святого Николая Чудотворца пришло напрестольное Евангелие в дорогой оправе с медальонами апостолов-благовествователей по углам книги. На нем была надпись: «В церковь Святителя и Чудотворца Николая Оренбургской станицы от атамана казачьих войск наследника цесаревича Николая Александровича, 6 декабря 1883 год». Перед его приездом в Оренбург спустя 8 лет во дворе церкви специально установили часовню, куда положили памятный подарок наследника престола. В годы гонений щедрый подарок цесаревича бесследно исчез...

Однопрестольный храм построили всего за три года, и в 1886 году его торжественно освятили. А в 1910 году к нему пристроили Успенский и Пантелеимоновский приделы. В 1960-х появился придел во имя Всех Святых.

Церковь станет собором

В этом году собору исполнилось 130 лет. Как устояла Никольская церковь в страшные 30-е годы? К 1944 году в области не осталось ни одного действующего храма. Закрыли больше 50 церквей, самые крупные, старинные стерли с лица земли - Спасо-Преображенский, Введенский, Троицкий, Петропавловский, Вознесенский храмы и сердце города - кафедральный Казанско-Богородицкий собор. Оставшиеся церкви обезглавили, приспособили под амбары, сараи, клубы...

Сохранилось предание о явлении в храме самой Пресвятой Богородицы и пророчестве епископа Арсения (Воскресенского). В энциклопедии «Оренбуржье православное» приводится эта история. В начале 1930-х годов при церкви жила благочестивая чета. Когда супруги после вечернего богослужения закрывали храм, вдруг из него послышался шум. Заглянули да так и замерли: «Матерь Божия, стоявшая при Кресте, сошла со своего места и стала молиться пред Распятием. Сторожа онемели. Потом, как бы в легком тумане, Богородица поднялась и встала на Свое место». Об этом явлении сообщили владыке Арсению. Перед Крестом отслужили молебен, после которого владыка твердо произнес: «Этот храм не будет разрушен». Епископа Арсения дважды арестовывали. «При третьем аресте, когда его выводили из Никольского храма, он утешил плачущий народ пророческими словами: «Сей храм будет собором»».

Побелка через уполномоченного

В 1935 году закрыли Никольский храм. Святыни вывезли в музеи. Службы, тем не менее, не прекращались: верующие собирались в Михайловском молитвенном доме в Армейском переулке. Сначала в здании церкви устроили общежитие, а потом под святыми сводами хранили секретные архивы НКВД, эвакуированные из Москвы и Ленинграда. Но недолго заповедному месту суждено было пустовать без молитв. Как только до Чкалова в 1943 году дошел декрет «О порядке открытия церквей», верующие собрали инициативную группу и направили патриарху Сергию прошение о содействии в открытии их прихода... После нервотрепки на местах, наконец, примерно с лета 1944 года верующие вернулись в свою церковь (пока документы НКВД не вывозились, православные молились в установленном у храма сарае). Но и после вся деятельность общины была под надзором уполномоченного по делам религий. Доходило до абсурда: даже побелку стен нужно было согласовывать. Поэтому новую просфорную и другие здания возводили ночами, чтобы не вызывать лишних вопросов. Первые митрополиты и священники подвергались арестам и ссылкам.

Комсомольцы и прихожане

Пострадал и митрополит Мануил Лемешевский. На его долю пришлось восстановление церкви и жизни общины. Именно ему верующие обязаны приобретением своей главной святыни - списка Табынской иконы Божией матери, особо чтимого у казаков образа. В этой истории немало чудес. Послушник владыки, выросший в Оренбургском крае, Иоанн Снычев, будущий митрополит Санкт-Перебургский и Ладожский и большая фигура в возродившейся Русской православной церкви, написал знаменитый акафист, на устах с которым преклоняют колена пред иконою нескончаемые потоки верующих. Именно владыка Мануил поднял вопрос о возвращении подлинной иконы на Родину. А уже в 1949 году его осудили «за контререволюцию».

Терпели многое и обычные прихожане. У церкви перед службами дежурили комсомольцы и записывали имена пришедших. Это грозило большими проблемами на работе, а то и вовсе увольнением. Священники вспоминают, как эти активисты приходили на праздничные богослужения и начинали позади расталкивать народ, приводя его в смущение.

Дольше всех на Оренбургской кафедре пробыл владыка Леонтий (Бондарь) - 36 лет. Он стал поистине народным батюшкой, всеми любимым влыдыкой. Он скончался в 1999 году, его похоронили прямо в соборе, а сверху укрыли белой гробницей.

Кроме Табынской иконы в храме уже несколько лет пребывает старинная икона Богородицы из Городища - «Скоропослушница», прославившаяся в нашем крае чудесами. Как в Городище к ней собирались молитвенники не только с области, но и страны, так и здесь в соборе к ней не перестают стекаться просители, надеясь на милость Заступницы.

Старую Никольскую церковь легко узнать на фотографиях и картинках. За эти годы ее внешний вид хотя изменился, но не потерял свое лицо. Вместо прежнего купола на соборе установили огромный световой барабан, благодаря которому в храме стало светлее. После его установки стало видно, что колокольня слишком маловата, и на первом ее ярусе надстроили новую высокую колокольню.

В этом году в районе Степной Оренбурга освятили огромнейший храм во имя Казанской иконы Божией матери - копии того самого разрушенного кафедрального собора. Поговаривают, что он станет новым главным собором города. Возможно это так, но ничего, ведь главную свою функцию казачий Никольский храм выполнил: в годы гонений он был единственным форпостом веры в нашем необъятном крае и помогал не затухать ее пламени, подобно тому, как когда-то казаки держали оборону на своих рубежах.