Ещё

Чресла в огне 

Чресла в огне
Фото: Lenta.ru
В четверг, 1 декабря, в Майами-Бич открывается Art Basel — одна из крупнейших международных ярмарок искусства. Сюда съезжаются коллекционеры и кураторы со всего мира, здесь можно увидеть работы всех ведущих современных художников, фотографов, скульпторов и мастеров видеоарта. В прошлом году в выставке приняли участие 267 галерей, за пять дней ее посетили 77 тысяч человек. В этот раз на Art Basel выставят 2741 произведение как начинающих художников, так и именитых, от Франсиса Пикабиа до . Попытка во всем этом разобраться — в подборке «Ленты.ру» из 10 странных работ с ярмарки.
Питер Худжар — «Обнаженный автопортрет»
Первый снимок американского фотографа Питера Худжара из серии «Обнаженные автопортреты» 1966 года — в контексте этой работы выражение «огонь моих чресел» приобретает совершенно неожиданное значение. Худжар известен фотографиями для глянцевых журналов Harper's Bazaar и GQ; в его объективе в разное время оказывались (он, в свою очередь, снял Худжара в серии немых фильмов, посвященных людям «с звездным потенциалом»), и Кэнди Дарлинг.
 — «Модернистские огурцы V (Грюнер Вельтлинер)»
Иногда австриец Вурм использует для создания скульптур живых людей, иногда вздувает и искривляет машины или строит дома вверх ногами, но в последнее время символом его творчества стал огурец. В Зальцбурге им возведена целая аллея зеленых овощей в человеческий рост. На ярмарке, среди многих прочих, будет представлена бронзовая скульптура «Модернистские огурцы V (Грюнер Вельтлинер)» (название отсылает к нижнеавстрийскому сорту винограда, из которого делают белое вино). Три сложенные друг на друга буквой «Г» корнишона напоминают его абстракции из сосисок — Вурм любит провоцировать публику фаллическими формами.
Тала Мадани — «Синяя комната»
Американская художница иранского происхождения Тала Мадани любит изображать мужчин средних лет в невыгодном для них свете. Например, как здесь, в свете собственных задних фар. Мадани до 15 лет жила в Тегеране, и ее творчество часто ассоциируют с феминизмом, видя в ее картинах протест против сексизма и объективации женщин, а в насмешке над мужчинами — месть.
Керен Ситтер — Terrorist of Love
Самым, пожалуй, диким экспонатом кинопрограммы ярмарки следует признать снятый в этом году короткометражный фильм израильской художницы Керен Ситтер «Террорист любви» (Terrorist of Love) — музыку для клипа написали Тал Хефтер, Ямми Уислер и Наама Юриа, а Лора Хаджек и Питер Грамлич выступили в роли танцующих фриков. Абсурдность текста оттеняют веб-панк-эффекты, наложенные на видео: играющие на пианино коты, лепестки сакуры, покемоны — все как положено.
Эван Холлоуэй — «Геймеры»
Американский скульптор Эван Холлоуэй известен прежде всего разноцветными геометрическими композициями из веток деревьев, но его «Геймеры» лучше иллюстрируют придуманное им же понятие «аналоговой контрреволюции». Двухголовый джойстик с лампочками там, где должны быть носы, — это вроде и насмешка над эпохой видеоигр, и попытка придать человечность технологиям.
Цао Юй — «Фонтан»
Это еще одна вариация на тему фонтана — самой известной из работ с таким названием остается писсуар Марселя Дюшана, но видео Цао Юя, в котором из женской груди вверх устремляются струи молока, не менее интересно. Видео должно транслироваться в зале с другими его объектами из серий «Мать» и «Венера», куда входят, к примеру, холсты и куски дерева с проделанными в них отверстиями в виде вагин.
Тецуми Кудо — «Комфортная жизнь»
«Комфортная жизнь, пять деталей, тихое центральное отопление, электрический регулятор, гимнастический костюм, много солнца, маленький сад с цветочками и загрязнением, сборы, налоги, и все понятно» — название работы японского нео-дадаиста Тецуми Кудо должно, по идее, говорить само за себя и все объяснять хотя бы в силу своей развернутости. Но клетка с восковыми цветами и искусственной почвой, градусником и лампочками несколько противоречит заявленной «комфортной жизни», даже если это ирония. В жизни, которую иллюстрирует Кудо, далеко не все понятно, и даже в этой клетке, призванной символизировать замкнутость и ограниченность, слишком много простора для интерпретаций.
Мэтт Копсон — «Душещипательная история»
«Душещипательная история» (Sob Story) Мэтта Копсона — еще одна короткометражка из кинопрограммы, на этот раз анимационная. «Я просто заблудился по дороге на пилатес. И оказался на джихаде» — гласит текст, которым сопровождаются кадры поджаривания на вертеле головы то ли койота, то ли лисицы.
Николас Парис — «Класс для ошибки (квадрат)»
«Некорректное, опции, как потерпеть неудачу, возможные пути для ошибок» — так колумбиец Николас Парис описывает свою интерпретацию классной комнаты в работе 1977 года «Класс для ошибки (квадрат)». Художник советует пытаться изобрести велосипед, а не следовать распространенной поговорке. В его понимании, лучше делать ошибки, заново совершая открытия, но делать их самому, а не принимать как данность готовые рецепты.
Уильям Эглстон — Без названия
Безымянную работу середины восьмидесятых «отца цветной фотографии» Эглстона можно назвать «остатки завтрака»: недоеденный омлет, начосы в пластиковом пакетике, открывашка для консервных банок — подобную повседневную небрежность критики его первой персональной выставки восприняли негативно. Но факт остается фактом — Эглстон был одним из первых, кто представил цветные снимки в качестве объектов искусства.
Видео дня. Над Сочи пролетело привидение
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео