Ещё

Тройка, семерка, Санкт-Петербург 

Понтировать можно где угодно — в Монте-Карло, Лас-Вегасе, Буэнос-Айресе. Но лишь в Санкт-Петербурге, этом дьявольском городе-призраке, на карту ставится не только вполне осязаемое состояние, но и такие метафорические вещи, как любовь и Родина. Об этом и не только — новый спектакль Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко.
Режиссер Александр Титель перенес действие «Пиковой дамы» в десятые годы прошлого века и прочел последнюю оперу Чайковского как поэму конца. В грозной меди он услышал апокалиптический ужас стоящей на краю бездны страны, в экстатической лирике — мольбу о пощаде и надежду на примирение. В романсах и интермедии — ссылку на художественные штудии Серебряного века, увлеченного прекрасным прошлым более, чем опостылевшим настоящим. Ну а Петербург, в те годы Петроград, в данном случае выступил и антуражем, и судьбой.
На сцене — российская столица времен Первой мировой. Среди гражданской публики — военные во всем разнообразии чинов, раненые, сестры милосердия. Выкликая солдатские агитки, маршируют кадетики. Весть о приезде государя императора вызывает пылкий восторг. Елецкий, появившийся на балу в полевой форме (после бала — на фронт), поет про «подвиг силы беспримерной». Господа офицеры в игорном доме, развлекаясь песенкой про «девочков», демонстрируют отменное расположение духа.
Патриотический угар еще силен, но уже сгустилось в слякотном воздухе предчувствие катастрофы. Всем персонажам в этом спектакле неуютно. «Мне страшно…» — в знаменитом квинтете мог бы участвовать любой из них. Давит окружение классической колоннады, в которую втиснуто действие, подтапливает ледяная невская вода, разлитая на авансцене, и никуда не деться от высящихся в центре площадки трех разнокалиберных, притягивающих, как магнит, колонн.
Три колонны — три карты. Метафора не слишком тонкая, но действенная. Под их сенью разворачиваются события. Занавес не закрывается, декорации меняются с помощью поворотного круга, музыкальный поток льется, не прерываясь. За это постановщикам отдельная благодарность. При соответствующей доводке (дирижеру-постановщику Александру Лазареву есть над чем работать: интродукцию оркестр «урезал» в лучших традициях булгаковского варьете) у меломанов появится бесценная возможность насладиться «Пиковой дамой» в концентрированном варианте.
Пока же режиссерские достижения весомее музыкальных, хотя и в данной сфере есть чем гордиться. На своих местах опытная Елена Заремба (Графиня), молодая Ксения Дудникова (Полина) и обладатель великолепного голоса Нажмиддин Мавлянов (Германн).
В этой постановке Германн — не просто маленький человек, одолеваемый непосильными страстями. Здесь он «трагический тенор эпохи», сам себе поднимающий планку. И как законному представителю смутного времени, ему полагается свой личный манифест.
Вспыхивают светильники в зале, затемняется сцена, и вот наш герой один на один с народом. Утяжелив голос сталью, призывает ловить миг удачи и клеймит позором неудачников. Далее всё согласно либретто: «Ваша дама бита…», выстрел, предсмертное раскаяние. Так уж повелось в истории — абсолютное торжество от полного краха порой отделяет лишь миг.
«Пиковая дама» Петра Чайковского, МАМТ им. Станиславского и Немировича-Данченко, 2016. Режиссер-постановщик — Александр Титель. Дирижер-постановщик — Александр Лазарев. Художник-постановщик — Сергей Бархин. В ролях — Нажмиддин Мавлянов, Елена Гусева, Елена Заремба, Алексей Шишляев, Евгений Качуровский, Ксения Дудникова и др.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео